Погодки: милиционер

|
Было время ужина. Девочки мои без особенных протестов оставили игру в комнате, пришли на кухню и без больших разрушений сели за стол. Разве что Вера споткнулась на пороге, рухнула под стул, слегка ушибла коленку и слегка оцарапала палец. Но никакой революции не намечалось.

Надя, видимо, была очень голодная, поэтому сразу взяла ложку и сразу принялась есть. А Вера все же была в каком-то патетическом настроении, просто есть она не хотела, а хотела есть, размахивая соленым огурцом. Она протянула руку, взяла соленый огурец из вазочки, но на пальце-то, напоминаю, была свежая царапина, и соленый огуречный сок попал в царапину и стал слегка пощипывать.

– А-а-а! Щипет! – заголосила Вера так, словно щипал ее тот самый орел, что выклевывал печень Прометею. – Щипет! Помогите!

А Надя продолжала ужинать. Невозмутимо отправляла в рот ложку за ложкой.

Мама взяла Веру на руки, отнесла в ванную, поставила на табуреточку у раковины и объяснила, что вот сейчас мы помоем палец от огуречного соленого сока, и жжение пройдет.

– Не-е-е! – заорала Вера. – Будет еще хуже! Давай помажем чем-нибудь! Помоги-и-ите!

– Давай помажем йодом, – предложила мама.

– Не-е-ет! Йодом щипет! Давай помажем кремом!

Мама невозмутимо протянула Вере первый попавшийся крем.

– Дай мне-э-э-э-э-э! – голосила Вера. – Я постою тут и подумаю, как бы помазать так, чтобы не щипа-а-ало.

Она продолжала стоять на табуретке, вздымая к небу оцарапанный палец, держа в руке тюбик с кремом и голося. Из крана текла вода, а Вера не прикасалась к воде, но и не позволяла воду закрыть:

– А-а-а! Больно! Крем! Щипет! Помазать! Вода! Будет еще больнее! А-а-а!

Мама пожала плечами и вернулась на кухню. Надя доела свою порцию, перебралась со своего стула к маме на колени и принялась невозмутимо есть мамину порцию. Мама все равно не ела, прислушивалась к Вериным крикам из ванной, хотя, дабы расслышать, что Вера там орет, следовало бы не прислушиваться, а заткнуть уши.

– Вот придет сейчас какая-нибудь ювенальная юстиция, – сказала мама. – Как объяснить, что у нас ребенок стоит в ванной на табуретке и орет?

Поддерживать диалог было трудно. Приходилось перекрикивать Веру. Но я все же сказал маме:

– Ты путаешь ювенальную юстицию с органами опеки и попечительства.

А Надя невозмутимо доела мамину порцию и полезла на комод, где по Надиным сведениям спрятан был шоколад.

Я подошел к Вере и спросил тихо:

– Чего ты так орешь?

– А-а-а! – отвечала Вера, наглядно демонстрируя, как именно она орет, но не поясняя почему.

– Если сейчас придет милиционер, – продолжал я, – мне никак не удастся объяснить ему, почему ты так орешь.

При слове «милиционер» Вера мгновенно замолкла, как ни в чем ни бывало отправилась на кухню и села за стол.

– Нельзя пугать ребенка милиционером, – сказала мама.

– Но ведь это именно то, чего ты боялась, – парировал я. – Я просто сообщил Вере о твоих чувствах.

– Надо было объяснить, что мы родители, мы ее старшие и ни за что не отдадим ее никакому милиционеру.

– Но ведь ты действительно боишься, что не смогла бы объяснить представителям власти, почему у тебя ребенок стоит в ванной на табуретке и орет как резаный.

– Я бы постаралась объяснить, что у девочки царапина на пальце, и в царапину попал сок от соленого огурца.

Объяснение звучало неубедительно. Мама загрустила от этого и замолчала. А я молча налил себе вина, потому что всегда так делаю в безвыходных ситуациях. А Надя невозмутимо уплетала шоколад. А Вера спокойно приступила к еде. Она наколола соленый огурец на вилку и размахивала им над головой.

Ей все-таки очень хотелось ужинать, размахивая огурцом.

Фото: Ольга Лавренкова

Поскольку вы здесь…

… у нас есть небольшая просьба. Все больше людей читают портал "Православие и мир", но средств для работы редакции очень мало. В отличие от многих СМИ, мы не делаем платную подписку. Мы убеждены в том, что проповедовать Христа за деньги нельзя.

Но. Правмир — это ежедневные статьи, собственная новостная служба, это еженедельная стенгазета для храмов, это лекторий, собственные фото и видео, это редакторы, корректоры, хостинг и серверы, это ЧЕТЫРЕ издания Pravmir.ru, Neinvalid.ru, Matrony.ru, Pravmir.com. Так что вы можете понять, почему мы просим вашей помощи.

Например, 50 рублей в месяц – это много или мало? Чашка кофе? Для семейного бюджета – немного. Для Правмира – много.

Если каждый, кто читает Правмир, подпишется на 50 руб. в месяц, то сделает огромный вклад в возможность нести слово о Христе, о православии, о смысле и жизни, о семье и обществе.

Похожие статьи
Погодки: бокс

Довольно быстро выяснилось, что девочка трех с половиной лет значительно толковее, дисциплинированнее и физически скоординированнее четырехлетних…

Погодки: терапевтичные

Мои дочки сказали, что эти дети здоровые. По-моему, они понимают про инвалидность лучше многих взрослых

Погодки: дуплет

Вера, закутанная в плед, мрачно сидела на заднем сидении и только иногда спрашивала, будем ли мы…

Дорогие друзья!

Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: