Погодки: Новый год

|
Может быть, у кого-то праздники проходят тихо и спокойно, но только не в тех семьях, где есть любящие находить приключения маленькие дети. О новых похождениях Веры и Нади – новогодний рассказ Валерия Панюшкина.

К новогодним праздникам Вера и Надя, разумеется, начали готовиться заранее. Вера написала Деду Морозу длинное письмо, состоявшее из каракулей:

– На, папа, почитай…

И тут я почувствовал себя Емельяном Пугачевым из «Капитанской дочки» – вертел письмо так и эдак, приближал к глазам, отдалял от глаз и, наконец, заявил, что написано неразборчиво, так что почитай мне, Верочка, сама.

Оказывается, целая исписанная каракулями страница расшифровывалась просто. Вера просила у Деда Мороза детскую железную дорогу с паровозиком и, раз уж такое дело – всё, буквально всё, что показывают в рекламе между мультиками на телеканале «Карусель». Даже уточнять не стала. Всё!

Мне оставалось только порадоваться, что в психическом развитии своем девочка дошла до серьезных обобщений.

Надя не писала никаких писем. Надя предполагала в предстоящих праздниках какой-то подвох. И не ошиблась.

На детской площадке возле московского дома устраивали праздник для окрестных детей. Мои девочки пошли туда с няней. Вернувшись, Вера рассказывала, что Дед Мороз был очень страшный, но Вера все же взяла себя в руки и подошла к нему на тот случай, если подарки дают только детям, засвидетельствовавшим свое почтение лично.

Однако же, к Снегурочке подойти не смогла, очень уж Снегурочка была ужасная, ну, просто совсем жуткая. Вера скривилась и затряслась крупной дрожью. А Надя зажмурилась и уткнулась няне в колени. И я понял, что там, на детской площадке у дома, действительно происходил какой-то хичкоковский хоррор.

Отвлечь девочек удалось только поездкой на дачу и обещанием новых платьев. Им подарили новые праздничные платья. Едва приехав на дачу, девочки в них облачились.

Но Вера сказала, что вечернее платье никуда не годится, и потребовала одеть ее в летнее. Наде же вечернее платье очень понравилось, она побежала в платье на второй этаж, наступила себе на юбку, упала, просчитала животом несколько ступенек и, поплакав, отказалась от одежды вообще.

Весь вечер 31-го декабря ходила голой. Только к самому Новому году удалось уговорить Надю надеть хотя бы майку.

А Вера волновалась. Мы нарочно положили их спать днем попозже, чтобы дободрствовали до полуночи. И после сна мама опрометчиво начала для Веры обратный отсчет. Осталось шесть часов, три часа, час, сорок минут, тридцать…

– Ой, мама, я что-то уже очень волнуюсь, – сказала Вера.

Мне и старшему брату Васе удалось ненадолго развлечь Веру дефилированием в дурацких шапках. Но за несколько минут до полуночи Веру стало трясти от волнения. Она сказала:

– Я что-то так волнуюсь, что даже трясусь. Отойдите от телевизора, мне не видно дядю с курантами, а он говорит молча.

Дядя с курантами действительно говорил молча и вообще был включен для дедушки. Но дедушка, оказывается, успел внедрить в сознание внучки тот предрассудок, что таинственный часовщик в телевизоре – непременный атрибут праздника.

Хлопнула пробка, Вера бросилась ко всем с поздравлениями и поцелуями, и видно было, что ее сразу отпустило, как будто она вела корабль в бурю вкруг мыса Горн и вот, наконец, успешно справилась с задачей. Пришла пора беззаботно веселиться.

Вера счастливо разбирала подарки. Потом быстро оделась, чего обыкновенно с нею не случается, и вышла со мной в сад, смотреть, какие фейерверки приготовил старший брат Вася. Фейерверки были прекрасны. Вера прыгала от восторга и кричала «Ух ты!»

Вы спросите, где же была Надя? Надя пряталась. Вцепилась в маму, как обезьяна, да так и провисела у мамы на груди до той поры, пока все, наконец, ушли в сад. Фейерверк Надя смотреть не пожелала, разве что из окна. Стояла на стуле и смотрела на огни.

А мы с Верой махали ей снаружи бенгальскими огнями. И под конец Надя спросила:

– Мама, а на следующий год можно я тоже пойду на улицу ночью?

Фото: Ольга Ларенкова

Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.
Похожие статьи
Погодки: детский сад

Что это? Что это было? Нам подменили детей?

Погодки: разлука

Никто не прищемлял дверью. Никто не сбивал с ног. Никто не бил головой о зеркало. Это…

Погодки: форс-мажор

– А-а-а! – заорала Вера гиппопотамом. И с этими словами девочки мои нырнули в холодную лужу

Дорогие друзья!

Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!