Погодки: разлука

|
Кто такой агапеф, и почему встреча с ним одну девочку лишила дара речи, а другая в это время едва не пришла в отчаяние – об этом новый рассказ Валерия Панюшкина о погодках Вере и Наде.

Для детского сада Наде почему-то еще не нужна справка от логопеда, а Вере – уже нужна. Мы записали Веру к логопеду и решили, что Вера пойдет на прием с папой, а Надя останется дома с мамой.

Казалось бы, ничего страшного. Вера говорила, что запросто посетит доктора, легко поговорит с доктором о чем угодно и очень быстро вернется.

Однако же, одеться для этого похода Вера почему-то решила по-особенному. От обычной красной куртки или обычного полосатого комбинезона Вера отказалась, потребовала синюю куртку, которую почти не носит. От обычных теплых штанов отказалась тоже, потребовала идти в легких штанах.

Отказалась и от своей шапки, выискала где-то в шкафу мою шерстяную тибетскую шапку с завязочками и характерным орнаментом.

На каком-то этапе я понял, что девочка одевается как в военный поход или как в разведку – в нечто необычное, специфическое, смахивающее то ли на камуфляж, то ли на доспехи.

И мы пошли.

Всю дорогу Вера рассказывала мне, что логопед – это не страшный доктор. Что, может быть, у логопеда даже и халата нет, так что бояться нечего. Что логопед не делает уколов, не смотрит горло при помощи палочки, не нацепляет на грудь присосок, не стучит по ногам молоточком – совершенно ничего страшного. Просто поговорить и все.

Когда мы пришли в клинику, Вера разговорилась с гардеробщицей. Женщина слушала умиленно, что красавица-девочка-блондинка с косичками пришла к логопеду, что логопед не страшный, что надо с ним просто поговорить, а бояться не надо, поскольку даже и халата у логопеда может не быть.

Примерно такую же тираду выслушала от Веры и девушка в регистратуре. Кроме обычных сведений о безобидности логопеда Вера сообщила рецепционистке, что ей, Вере, очень понравился аквариум в клинической приемной, особенно понравилась белая рыбка, хотя и красная рыбка тоже красивая.

Что, придя домой, Вера обязательно попросит маму купить аквариум и для Веры с Надей тоже, потому что у Веры ведь есть маленькая сестренка Надя, так что аквариум будет не только Верин, но и Надин…

На этих Вериных словах мы дошли до логопедического кабинета. Вера зашла в кабинет и онемела.

– Здравствуй, – сказала милая логопед. – Как тебя зовут?

Вера молчала.

– Расскажи мне, где ты живешь?

Вера жестами попросилась ко мне на руки, прижалась и сохраняла молчание.

– А ты одна живешь с мамой и с папой или у тебя есть сестренка? Или братишка?

– … – молчала Вера.

– А ты поможешь мне собрать матрешку?

– …

– А расскажи, что ты видишь на этой картинке? Чайник, сковородку, что еще?

Вера молчала. Двадцать минут. Как партизан. Ни слова. Ни звука. Пришлось выйти из кабинета.

И как только мы вышли, Вера немедленно заявила, что логопед – совершенно не страшный доктор, и даже без халата, так что бояться нечего, а всего-то и надо было – поговорить.

И еще про аквариум. Про белую рыбку и красную. Про прекрасный мягкий мяч, который тут в клинике есть, а у нас дома нету, и надо купить…

Логопед пряталась за полуприкрытой дверью, слушала и отмечала в своей справке, что речь у девочки развита по возрасту и по возрасту неправильно произносятся буквы «р», «ж» и «ш».

Надя же тем временем дома наслаждалась покоем. Разложила игрушки, принялась тихо играть, играла минут десять, но никто игрушек не отнимал, и Надя спросила:

– А где Вера?

И стала рисовать. Рисовала четверть часа. Но никто не отнимал карандашей. И Надя спросила:

– Когда же Вера придет?

И пошла слоняться по комнатам. Никто не бросался в нее никакими предметами. Никто не поджидал и не выпрыгивал из-за угла с дикими криками. Никто не прищемлял дверью. Никто не сбивал с ног. Никто не бил головой о зеркало.

Это было в конце концов невыносимо. С отчаянием в голосе Надя сказала:

– Мама, ну где же Вера? Ну что же они с папой так долго ходят к агапефу?

Фото: Ольга Лавренкова

Поскольку вы здесь…

… у нас есть небольшая просьба. Все больше людей читают портал "Православие и мир", но средств для работы редакции очень мало. В отличие от многих СМИ, мы не делаем платную подписку. Мы убеждены в том, что проповедовать Христа за деньги нельзя.

Но. Правмир — это ежедневные статьи, собственная новостная служба, это еженедельная стенгазета для храмов, это лекторий, собственные фото и видео, это редакторы, корректоры, хостинг и серверы, это ЧЕТЫРЕ издания Pravmir.ru, Neinvalid.ru, Matrony.ru, Pravmir.com. Так что вы можете понять, почему мы просим вашей помощи.

Например, 50 рублей в месяц – это много или мало? Чашка кофе? Для семейного бюджета – немного. Для Правмира – много.

Если каждый, кто читает Правмир, подпишется на 50 руб. в месяц, то сделает огромный вклад в возможность нести слово о Христе, о православии, о смысле и жизни, о семье и обществе.

Похожие статьи
Погодки: Катюша

Вера схватила Надю за ногу, завалила на пол, села на Надю попой и заорала: «Висит на…

Погодки: метаморфозы

Вера приходила в велосипедном шлеме. Надя приходила одетая в продуктовый пакет

Погодки: детский сад

Что это? Что это было? Нам подменили детей?

Дорогие друзья!

Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: