“Похвальное слово русским преподобным” — творение Соловецкого инока Сергия (Шелонина)

Опубликовано в альманахе "Альфа и Омега", № 27, 2000
|
“Похвальное слово русским преподобным” — творение Соловецкого инока Сергия (Шелонина)

(Из археографических разысканий)**

Соловецкий монастырь всегда славился своими подвижниками, среди которых было немало общерусских святых: основатели монастыря преподобные Зосима, Савватий и Герман Соловецкие, митрополит Филипп (Колычев), игумен Иринарх, строитель Анзерской пустыни Елеазар и многие другие.

Один из наиболее ярких периодов в истории Соловецкого монастыря — вторая треть XVII в., время, на которое приходится деятельность учеников игумена Иринарха, среди которых особое внимание привлекает известный соловецкий писатель-инок Сергий (Шелонин)1. В Соловецком монастыре он прожил длинную (с 1619 по 1665 гг.) и чрезвычайно деятельную жизнь.

Будучи личностью яркой и многогранной, Сергий (Шелонин) оставил заметный след в духовной жизни Соловецкого монастыря, и особенно — в сфере соловецкой книжности. При его участии и под его руководством в соловецком скриптории были созданы новые редакции сочинений отцов Церкви: аввы Дорофея, преподобного Иоанна Лествичника, святителя Иоанна Златоуста, преподобного Иоанна Дамаскина, преподобного Григория Синаита и святителя Григория Паламы. Собственная литературная деятельность Сергия (Шелонина) также отличалась поразительной плодотворностью: им были написаны службы, жития и похвальные слова многим севернорусским святым2.

В 40-е годы XVII в. Сергий (Шелонин) принял активное участие в деятельности Московского Печатного двора. По просьбе патриарха Иосифа им было подготовлено к печати первое в России издание “Лествицы” преподобного Иоанна Синайского, вышедшее в свет в 1647 г.3.

В 1647 г. Сергий (Шелонин) был поставлен патриархом Иосифом в сан архимандрита Костромского Ипатьевского монастыря. Однако пробыл он в Ипатьевском монастыре недолго — всего несколько лет, и в начале 50-х гг. XVII в. возвратился в Соловецкий монастырь, где продолжил свою книжную деятельность4.

С самого начала своей литературной деятельности Сергий (Шелонин) проявил особый интерес к древним патерикам — Египетскому, Синайскому, Скитскому, Азбучно-Иерусалим­ско­му. На протяжении 40-х гг. XVII в. им были составлены новые редакции этих памятников и на их основе была создана соловецкая редакция Алфавитного патерика5.

Работа над древними патериками вдохновила Сергия (Шело­нина) на создание его собственного сочинения, посвященного русским преподобным, — “Похвального слова отцем преподобным, иже в Росии в посте просиявшим”6, полный текст которого до недавнего времени оставался неизвестным.

В 60-е гг. XIX в. знаменитый собиратель русских былин в Онежском крае П. Н. Рыбников нашел небольшой фрагмент этого сочинения, сохранившийся в тетради из 6 листов, датируемых по бумаге 40-ми гг. XVII в.7. Из всего текста Похвального слова в этом списке сохранились лишь его заглавие и вступительная часть (представляющая собой компиляцию из вступления к “Житию Иоанна Дамаскина” и 40-й главы “Богосло­вия” преподобного Иоанна Дамаскина). В 1863 г. этот дефектный список Похвального слова был передан П. Н. Рыбниковым в рукописную коллекцию Русского Археологического общества (находящуюся сейчас в Российской Национальной Библиотеке в Петербурге)8.

Несколько лет назад нами был обнаружен еще один список этого произведения, в котором текст Похвального слова русским преподобным сохранился в значительно более полном виде9. Этот список находится в Архиве Синода в Петербурге — в рукописном сборнике XVII в. (РГИА, ф. 834, оп. 2, № 1319)10.

Сборник из Архива Синода № 1319 является конволютом: под одним переплетом в нем собраны 7 рукописей различного содержания. Среди них находятся: Похвальное слово русским преподобным Сергия (Шелонина), “Книга о Троице” Ермолая-Ераз­ма, повести “О церкви Софии Премудрости Божии в Новгороде” и “О видении Спасова образа царю Мануилу”, выписки из Исторической Палеи, сборник статей о “вере”, повесть о чуде во время пожара в Москве в 1632 г., Сказание Авраамия Палицына, Шестоднев Георгия Писиды и т. д. Во всех рукописях, входящих в состав этого сборника, отсутствуют начальные или конечные листы, а тетради некоторых из них закреплены при переплете в случайном порядке, что свидетельствует о том, что данный сборник был создан специально для того, чтобы сохранить под одним переплетом несколько “обветшавших” рукописей одинакового формата11. Кратко охарактеризуем первую из них, в которой сохранилось Похвальное слово русским преподобным.

Первая рукопись сборника из Архива Синода (л. 1–45) является “беловым”12 списком Похвального слова Сергия (Шелони­на), дошедшим до нас с небольшими утратами. От первоначального объема этого списка (составлявшего 49 листов) в нем сохранилось 45 листов13. Среди 4-х утраченных листов находился и первый лист этой рукописи, вместе с которым были утеряны заглавие Похвального слова и имя его автора14.

Время создания “белового” списка Похвального слова русским преподобным относится к 40 м гг. XVII в.15. В его написании принимали участие два писца, одним из которых был сам Сергий (Шелонин), а вторым — его неизвестный помощник16. Одновременно с созданием этого списка Сергий (Шелонин) про­ставил на его полях множество разнообразных помет (ука­заний дней памяти святых, ссылок на литературные источники его Слова и т. д.), которые были сделаны им теми же чернилами, что и основной текст17.

Итак, как показывает палеографический анализ обоих дошедших до нас списков Похвального слова русским преподобным (“черновика” и его “беловой” рукописи), оба они были написаны в 40 е гг. XVII в.18. По-видимому, и время работы Сергия (Шелонина) над этим произведением следует датировать 40-ми гг. XVII в.

Однако замысел написать Похвалу преподобным отцам, просиявшим в его родной земле, по-видимому, возник у Сергия (Шелонина) еще раньше — в конце 1630-х гг., когда он занимался редактированием древних патериков (Египетского, Скитского, Синайского и др.)19 и собственноручно переписал слова волоколамского писателя XVI в. Досифея Топоркова о том, что и в русской земле есть немало преподобных отцов, “иже не хуждьше здå писанных”20.

Впоследствии эта мысль (о равном достоинстве русских святых с великими подвижниками древности) нашла воплощение в созданном Сергием (Шелониным) Похвальном слове русским преподобным. Согласно замыслу его создателя, это сочинение должно было стать одним из уставных чтений в субботу “сыр­ную” (когда Церковь празднует память всех преподобных отцов), и тем самым дополнить ряд похвальных слов, посвященных древним преподобным отцам21, новым торжественным словом, написанным в честь русских преподобных.

Впрочем, идея равного достоинства русских святых с великими подвижниками древности характеризует не только Похвальное слово Сергия (Шелонина), но и в целом общественное настроение 40-х годов XVII в.22. Одним из проявлений этого умонастроения стало внесение русских житий во 2 е издание печатного Пролога (1642–1643 гг.), в который по повелению царя Михаила Федоровича было включено более 40 “памятей” русских святых (в том числе — многих русских преподобных)23.

Еще одной характерной чертой Похвального слова русским преподобным стало включение в него лика киево-печерских святых, представленного в Слове с максимально возможной полнотой24 (ограниченной, впрочем, тем, что Сергий (Шелонин) опирался на данные одного только Киево-Печерского патерика). Стремление автора Слова представить “собор” киево-печер­ских святых с исчерпывающей полнотой привело к тому, что первая часть его сочинения, посвященная печерским чудотворцам, оказалась непропорционально большой, заняв около половины объема всего текста (более 20 листов форматом в “чет­верку”)25.

Одной из наиболее характерных черт Похвального слова Сергия (Шелонина) является его ярко выраженная антилатинская направленность. Приведем в качестве примера фрагмент одной из филиппик автора Слова, направленных против латинского “зло­верия”: “Да не потопит нас буря латынъские прелести, ниже пожрет нас глубина итталииския ереси, ниже сведет о нас ровенник уст своих римъского зловерия!”. Подобные обличения “предстателеи римской ереси” проходят лейтмотивом через весь текст Похвального слова Сергия (Шелонина).

Антилатинские и антилютеранские настроения особенно были сильны в среде московских книжников в середине 40-х гг. XVII в. (как раз в то время, когда создавалось Похвальное слово русским преподобным)26. В 1644–1645 гг. в Москве состоялись известные “прения о вере”, причиной которых послужило сватовство датского королевича Вальдемара (лютеранина по вероисповеданию) к царевне Ирине, дочери царя Михаила Федоровича. В этих прениях принимали участие: с одной стороны — справщики Московского Печатного Двора (Иван Наседка, Михаил Рогов и др.), а с другой стороны — лютеранский пастор Матвей Фельгабер и сам царевич Вальдемар27.

Как полагают исследователи28, Сергий (Шелонин) в это время также находился в Москве и занимался “книжной справой” на государевом Печатном Дворе. Весьма вероятно, что он также был вовлечен в события, связанные с межконфессиональной полемикой московских книжников с лютеранскими богословами в 1644–1645 гг.29. Впечатления от этих “прений”, конечно же, повлияли на Сергия (Шелонина) и наложили полемический отпечаток на его сочинение, посвященное русским преподобным, над которым он работал примерно в это же время.

Таким образом, Похвальное слово русским преподобным, созданное в середине 40-х гг. XVII в., отразило в себе основные культурные тенденции своего времени, выразившиеся, в частности, в утверждении идеи равного достоинства русских святых с великими подвижниками древности, во включении в “чин” русских преподобных собора киево-печерских отцов, а также в традиционной для этой эпохи антилатинской направленности всего сочинения.

* * *

Кратко охарактеризуем содержание Похвального слова Сергия (Шелонина), представляющего собой своего рода “словес­ную икону” собора русских преподобных, художественное пространство которой охватывает пределы всей Русской земли: от Киева на юге до Белого моря на севере, от Новгородско-Псковской земли на западе до Казани на востоке.

Обозревая это пространство мысленным взором, автор Слова движется по нему с юга на север, проходя через основные центры русского монашества: Киево-Печерский монастырь, Новгород, обитель преподобного Сергия, монастыри Белозерья и Вологодского края и, наконец, через самый северный из всех — Соловецкий монастырь.

Начинает он свое произведение с похвалы преподобному Антонию Печерскому — основателю Киево-Печерского монастыря и отцу русского монашества, от которого, как некогда от праотца Авраама, произошло множество духовных чад. Затем он вспоминает игумена Феодосия, устроителя монашеского общежития в Киево-Печерском монастыре30, и его многочисленных учеников31. Стремясь представить “собор” киево-печерских преподобных во всей его полноте, Сергий (Шелонин) вспоминает в своем Слове подвиги более 20 печерских святых.

Продвигаясь далее по основной духовной оси Древней Руси — из Киева в Великий Новгород, Сергий (Шелонин) достаточно кратко описывает подвиги основателей новгородских монастырей — преподобных Варлаама Хутынского, Антония Римлянина и Саввы Вишерского, а также Михаила Клопского и Евфросина Псковского.

Значительно большее место автор Слова уделяет фигуре преподобного Сергия, которого он называет “населителем пустыни” и “отцом многих иноков”. Среди учеников преподобного Сергия писатель прославляет преподобных Никона Радонежского, Федора Симоновского, Савву Сторожевского, Андроника Московского, Стефана Махрищского и Афанасия Высоцкого. А в ряду “собе­седников” Сергия он особенно выделяет Димитрия Прилуцкого и Павла Обнорского32.

Продвигаясь дальше на север, в пустынные места Вологодского края, Сергий (Шелонин) вспоминает имена прославленных подвижников Спасо-Каменного острова и Комельского леса: преподобных Корнилия Комельского, Геннадия Костромского, Сергия Нуромского, Григория Пельшемского, Григория и Кассиана Авнежских, Евфимия и Харитона Сянжемских, Дионисия и Амфилохия Глушицких (в одном ряду с которыми он называет также Антония Сийского — основателя одной из самых северных русских обителей). Вместе с ними он прославляет и двух Белозерских святых — Кирилла и Ферапонта — создателей крупнейшего центра русского монашества в северном крае, именуемом “Се­вер­ной Фиваидой”.

Затем, несколько уклонившись от основного направления своего пути на север, Сергий (Шелонин) вспоминает нескольких знаменитых основателей монастырей средней полосы России — преподобных Авраамия Ростовского, Макария Калязинского, Макария Унженского и Никиту Переяславского.

Но потом он снова устремляется на север — в Соловецкий монастырь, где прославляет его святых создателей: Савватия, Германа и Зосиму Соловецких (причем о последнем он повествует особенно подробно, описывая его пророческие видения и посмертные чудеса).

Дойдя в своем путешествии на север до “варяжских пределов”, автор Слова возвращается назад — в пределы своей Русской земли. Здесь он вспоминает великого тайновидца преподобного Александра Свирского (удостоившегося видения Пресвятой Троицы), и двух чудотворцев — преподобных Евфимия Суздальского и Пафнутия Боровского.

В завершение похвалы “чину” русских преподобных Сергий (Шелонин) прославляет двух знаменитых духовных писателей — преподобных Иосифа Волоцкого и Максима Грека33.

Однако на этом Похвальное слово русским преподобным еще не заканчивается: Сергий (Шелонин) продолжает его похвалой русским святителям, соединившим аскетический подвиг с пастырским служением.

Святительский лик представлен в Слове Сергия (Шелонина) именами трех митрополитов московских (Петра, Алексея и Ионы), трех новгородских святителей (Никиты, Иоанна и Евфимия), четырех древнерусских иерархов, упомянутых в Киево-Печерском патерике (Исаии Ростовского, Иоанна Черниговского, Антония Юрьевского и Луки Белгородского)34, трех епископов — “просве­тителей” языческих народов (Леонтия Ростовского, Стефана Пермского и Гурия Казанского), а также борца за чистоту православной веры Геннадия Новгородского. Заключают этот список имена митрополита Филиппа и патриарха Гермогена35, отдавших жизнь за свою паству.

Вместе с ними в состав лика русских святителей оказались включены также и два греческих иерарха — Марк Ефесский и Григорий Солунский, которых автор Слова объединил в одном контексте с патриархом Гермогеном, создав тем самым триаду святых защитников Православия, отстоявших пред лицом латинского “нечестия” догматы Православной веры36.

Итак, характеризуя содержание Похвального слова русским преподобным, мы должны отметить проявившуюся в нем тенденцию к расширению “чина” русских преподобных за счет включения в него других “чинов” святости37 и к постепенному превращению его в “собор” всех русских святых.

* * *

В заключение приведем полный список имен святых, названных в Похвальном слове Сергия (Шелонина). Его составляют:

1. “Собор” киево-печерских святых:

Антоний и Феодосий Печерские, игумен Варлаам, Исаакий Затворник, Моисей Угрин, Евстратий Постник, Никон Сухой, священномученик Кукша, Афанасий Затворник, Марк Пещерник, Феофил Многослезный, Спиридон Просвирник, Алимпий Иконописец, Никола Святоша, Агапит Целитель, Григорий Чудотворец, Иоанн Затворник, Прохор Лебедник, Пимен Многострадальный, страстотерпцы Федор и Василий. (Кроме них упомянуты также: Матвей и Онисифор, Никон, Дамиан, Герасим, Ларион, Ефрем, Герман, Стефан, Нифонт, Марин, Мина, Никола, Феоктист, Лаврентий).

2. “Собор” новгородско-псковских святых:

Варлаам Хутынский, Антоний Римлянин, Савва Вишерский, Михаил Клопский, Евфросин Псковский.

3. Преподобный Сергий, его ученики и “собеседники”:

Никон Радонежский, Федор Симоновский, Савва Сторожевский, Андроник Московский, Стефан Махрищский, Афанасий Высоцкий, Димитрий Прилуцкий, Павел Обнорский.

4. Святые Белозерья, Спасо-Каменного острова и Комельского леса (“Северная Фиваида”):

Кирилл и Ферапонт Белозерские, Корнилий Комельский, Геннадий Костромской, Сергий Нуромский, Григорий Пельшемский, Григорий и Кассиан Авнежские, Евфимий и Харитон Сянжемские, Дионисий и Амфилохий Глушицкие (в одном ряду с которыми упомянут также Антоний Сийский).

5. Святые средней полосы России:

Авраамий Ростовский (во 2-й ред. добавлен также Авраамий Смоленский), Никита Переяславский, Макарий Калязинский, Макарий Унженский.

6. Соловецкие святые:

Герман, Савватий и Зосима .

7. Другие преподобные:

Александр Свирский, Евфимий Суздальский, Пафнутий Боровский, Иосиф Волоцкий, Максим Грек.

8. Лик святителей:

Петр, Алексей и Иона — митрополиты московские,

Никита, Иоанн и Евфимий — святители новгородские,

Исаия Ростовский, Иоанн Черниговский, Антоний Юрьевский и Лука Белгородский (епископы, упомянутые в Киево-Печерском патерике),

Леонтий Ростовский, Стефан Пермский и Гурий Казанский — “просветители” языческих народов,

Геннадий Новгородский — борец за чистоту православной веры,

митрополит Филипп и патриарх Гермоген,

Марк Ефесский и Григорий Солунский (вселенские защитники Православия).

* * *

Ниже прилагается Похвальное слово русским преподобным соловецкого инока Сергия (Шелонина) по списку РГИА, ф. 834, оп. 2, № 1319 (список С) с восполнением утраченных фрагментов по дефектному списку РНБ, собр. Русского археологического общества, № 15 (список А), которые передаются курсивом.

Список сокращений

РГИА

Российский государственный исторический архив.

РНБ

Российская национальная библиотека.

ТОДРЛ

Труды Отдела древнерусской литературы.

ФИРИ РАН

Архив СПб. филиала Института русской истории Российской Академии наук.

**Полная версия этой статьи подготовлена для “Трудов Отдела древнерусской литературы” (Т. 53).

1Подробный обзор творчества Сергия (Шелонина) дан в “Словаре книжников и книжности Древней Руси”, см. Дмитриев Л. А., Сапожникова О. С., Чумичева О. В. Сергий (Шелонин) // Словарь книжников и книжности Древней Руси. Вып. 3 (XVII в.). Ч. 3. П–С. СПб., 1998. С. 343–351. Дополнением к нему служит несколько более поздняя статья О. С. Сапожниковой, см. Сапожникова О. С. Соловецкий книжник Сергий Шелонин (Краткий обзор деятельности) // ТОДРЛ. Т. 51. СПб., 1999. С. 377–384.

2Назовем, в частности, его “Сказание о Иоанне и Лонгине Яренгских” или “Похвальное слово митрополиту Филиппу” (в течение 18 лет бывшего игуменом Соловецкого монастыря).

© О. В. Панченко, 2001

3См. Николаев Н. И. Об источниках московского издания Лествицы 1647 г. // ТОДРЛ. Т. 48. СПб., 1993. С. 277–283.

4В 1650-е годы им был созданы соловецкие редакции еще двух книг — “Космографии” и “Азбуковника”. Первая из них представляет собой свод сведений по всемирной географии, а вторая — “Азбуковник” редакции Сергия (Шелонина) — представляет собой гигантский энциклопедический словарь, включающий сведения из самых разных областей знания — от мировой истории до ботаники и медицины. Об “Азбуковнике” см. статью: Левичкин А. Н. Лексикографические труды Сергия Шелонина // Русский язык конца XVII– начала XIX века (Вопросы изучения и описания). СПб., 1999. С. 44–53.

5О соловецкой редакции Алфавитного патерика, составленной Сергием (Ше­лониным) на основе патериков Азбучно-Иерусалимского, Скитского, Синайского, Египетского и Киево-Печерского см. Николаев Н. И. Патерик Азбучно-Иерусалимский // Словарь книжников и книжности Древней Руси. Вып. 1 (XI — первая половина XIV в.). Л., 1987. С. 302; Сапожникова О. С. Труд соловецкого книжника: (о Патерике Алфавитном Сергия Шелонина) // XXX научная конференция молодых специалистов РНБ. 13–14 декабря 1994 г. СПб., 1996. С. 61–65.

6О существовании этого произведения было известно из записи во Вкладной книге Соловецкого монастыря, где это сочинение было упомянуто в числе других 16 книг, вложенных Сергием (Шелониным) в монастырскую казну в 1658 г. в вечное поминовение: “…да он же священноархимандрит Сергеи дал вкладом книгъ по себе в вечнои помин: <…> книга Слово похвалное всем святым отцем, иже в России в посте просиявшим, писмяная в полдесть <…> и те книги отданы в книгохранителную казну <…> И за тот вклад по смерти написати имя ево Сергиево в литийной и в подстенной сенадики без выписки вечно”. — ФИРИ РАН. Колл. 2. Оп. 1. № 152. Л. 330.

7Водяной знак: “голова шута” с контрамаркой PR — подобен: Дианова. Шут, № 62 (1642–1643 гг.).

8О рукописи Русского Археологического общества № 15 см. Прозоровский Д. Опись древних рукописей, хранящихся в музее имп. Русского археологического общества. СПб., 1879. С. 35; Прохоров Г. М. Сергий (XVI в.) // Словарь книжников и книжности Древней Руси. Вып. 2 (вторая половина XIV–XVI в.). Ч. 2. Л., 1989. С. 320–321. В этой статье Г. М. Прохоров ошибочно атрибутировал “Похвальное слово русским преподобным” неизвестному соловецкому писателю Сергию, жившему в XVI веке. Среди соловецких книжников XVI в. известен только один, носивший имя Сергия, — “клирошанин Сергий”, обладавший замечательным каллиграфическим почерком (его автограф 1577 года воспроизведен в книге М. В. Кукушкиной; см. Кукушкина М. В. Монастырские библиотеки Русского Севера. Очерки по истории книжной культуры XVI–XVII веков. Л., 1977. Рис. 3, 4). Однако не существует никаких сведений о том, чтобы живший во второй половине XVI в. “клирошанин Сергий” был еще и писателем. В то же время ряд признаков литературного и палеографического характера свидетельствует в пользу того, что автором Слова был соловецкий писатель-инок XVII в. Сергий (Шелонин) (оба сохранившихся списка Похвального слова были переписаны с его участием, и при этом в обоих списках сохранилась его собственноручная авторская правка).

9Одновременно с этим нам довелось обнаружить еще одно сочинение Сергия (Шелонина) — “Канон всем святым, иже в Велицей России в посте просиявшим”, о существовании которого ранее не было известно. Этот канон находится в составе сборника РНБ (Соловецкое собр., № 877/987), датируемого 30–60 ми гг. XVII в.

10В настоящее время Архив Синода является частью Российского Государственного Исторического Архива в Петербурге. Указанный сборник (оп. 2, № 1319) был описан архивариусом Святейшего Синода А. И. Никольским, однако атрибуция содержащегося в нем Похвального слова русским преподобным не была им сделана. См. Никольский А. И. Описание рукописей, хранящихся в Архиве святейшего правительствующего Синода. Т. 2. Вып. 1. СПб., 1906. С. 116–121.

11Все рукописи, вошедшие в состав этого сборника, имеют формат в четвертую долю листа.

12Через некоторое время после создания этого “белового” списка Сергий (Шелонин) внес в него многочисленные исправления и тем самым превратил его в “черновой”. Одновременно с этим он оставил на полях указания для переписчика внести в текст Слова три дополнения, написанные им на отдельных “столпцах”: об Аврамии Смоленском (л. 30), о юродивых (л. 38) и о благоверных князьях (л. 43). Но, к сожалению, ни сами “столпцы”, ни текст их не сохранился.

13В рукописи существовала своя собственная полистная буквенная пагинация. Счет листов в ней начинался с л. 13 и заканчивался л. 59 (при этом два листа в ней имели один и тот же номер: л. 54 и лист, следующий за ним).

14Однако большинство утрат списка из Архива Синода (ф. 834, оп. 2, № 1319) приходится на его начальную часть, благодаря чему лакуны этого списка в значительной степени могут быть восстановлены по списку из собрания Русского Археологического общества № 15.

15Бумага этого списка имеет водяной знак: “голова шута” с контрамаркой PR — подобен: Дианова. Шут, № 62 (1642–1643 гг.).

16Рукой Сергия (Шелонина) написаны л. 1—16 об., 18 об.—33 об., а рукой его помощника — л. 16 об.–18 об., 33 об.–45 об. Примечательно, что и “черновой” список Похвального слова русским преподобным (РНБ, собр. Русского Археологического общества, № 15) был написан руками тех же двух писцов — Сергия (Шелонина) и его помощника — на бумаге с аналогичными водяными знаками: “голова шута” с контрамаркой PR — подобен: Дианова. Шут, № 62 (1642–1643 гг.).

17Известно, что и в других случаях соловецкий писатель таким же образом завершал работу над созданными им “беловыми” рукописями, “украшая” их корпусом отсылочных помет. См. Сапожникова О. С. Соловецкий книжник Сергий Шелонин. С. 379.

18Несколько точнее границы создания обоих списков могут быть определены 1643–1647 гг. При определении нижней границы мы исходим из датировки водяных знаков обоих списков (“голова шута” — подобен: Дианова. Шут. № 62 — (1642–1643 гг.). При установлении верхней границы мы учитываем то, что в заглавии Похвального слова Сергий (Шелонин) сам указал свой чин, назвавшись “смиренным черноризцем”. Назвать же себя подобным образом он мог только до мая 1647 г., когда он был поставлен патриархом Иосифом в сан архимандрита Костромского Ипатьевского монастыря; см. Николаев Н. И. Об источниках московского издания Лествицы 1647 г. С. 283. В других своих сочинениях, написанных уже после поставления (и предшествовавшего ему рукоположения), он называл себя иначе — “смиренный инок и презвитер” (так, например, в “Сказании о Иоанне и Лонгине Яренгских” или в “Слове на перенесение мощей митрополита Филиппа”).

19См. Николаев Н. И. 1) Патерик Египетский // Словарь книжников и книжности Древней Руси. Вып. 1. Л., 1987. С. 307; 2) Патерик Синайский // Там же. С. 320; 3) Патерик Скитский // Там же. С. 325.

20Эти слова Досифея Топоркова читаются в волоколамской редакции Синайского патерика, созданной в 1528–1529 гг. Цитата приведена нами по рукописи Синайского патерика, принадлежавшей Сергию (Шелонину) (РНБ. Соловецкое собр. № 642/700. Л. 2).

21Известно несколько торжественных слов в субботу “сырную”, посвященных памяти преподобных отцов: Ефрема Сирина, Анастасия Синайского, Фео­гноста Черноризца, Григория Цамблака. См.: Предварительный каталог церковнославянских гомилий подвижного календарного цикла: по рукописям XI–XVI вв. преимущественно восточнославянского происхождения. Составлен Т. В. Чер­торицкой. — Opladen. 1994. S. 112–117 (Abhandlungen der Nordrhein-Westfalischen Akademie der Wissenschaften. Bd. 91). Похвальные слова Анастасия Синайского и Григория Цамблака были изданы в печатном Соборнике 1647 г. (л. 227–231 об., 232–256).

22В 40-е гг. XVII в. во главе Русской Церкви стоял патриарх Иосиф (1642–1652 гг.), с которым Сергия (Шелонина) связывала духовная близость (напом­ним, что именно ему патриарх Иосиф поручил в 1647 г. подготовить к печати первое издание “Лествицы”). См. Николаев Н. И. Об источниках московского издания Лествицы 1647 г. С. 283.

23Если в 1-е издание печатного Пролога (1641 г.) вошло только 5 “памятей” русских святых (правда, вышла лишь сентябрьская половина тома), то во 2-е издание Пролога (1642–1643 гг.) было включено уже 48 русских житий (20 — в сентябрьской половине тома и 28 — в мартовской), и в том числе — многих русских преподобных: Иоанна Новгородского, Сергия и Никона Радонежских, Зосимы и Савватия Соловецких, Саввы Вишерского, Авраамия Ростовского, Саввы Сторожевского, Павла Комельского, Михаила Клопского, Димитрия Прилуцкого, Макария Калязинского, Пафнутия Боровского, Антония и Феодосия Печерских, Корнилия Комельского, Дионисия Глушицкого, Кирилла Белозерского, Макария Желтоводского. См. Елеонская А. С. Политические цели второго издания Пролога 1642–1643 годов // Литературный сборник XVII века Пролог. М., 1978. С. 76–80.

24Ср.: в “Похвальном слове новым русским чудотворцам”, написанном иноком Григорием Суздальским в середине XVI в., было названо всего шесть имен киево-печерских святых: Антоний и Феодосий Печерские, Никон Великий, игумен Варлаам, Ефрем (епископ Переяславский) и Дионисий (архиепископ Суздальский). См. Архимандрит Макарий (Веретенников). Эпоха новых чудотворцев (Похвальное слово новым русским святым инока Григория Суздальского) // Альфа и Омега. 1997. № 2(13). С. 134–137.

25Эта же тенденция проявилась и в созданной Сергием (Шелониным) соловецкой редакции Алфавитного патерика, над которым он работал на протяжении 1643–1652 гг., постепенно дополняя его новыми главами, посвященными киево-печерским святым. Различные этапы работы Сергия (Шелонина) над Алфавитным патериком нашли отражение в трех редакциях Алфавитного патерика, сохранившихся в рукописях Соловецкого собрания РНБ, № 651/709 и № 652/710. Причем если в 1-й редакции Алфавитного патерика глав о киево-печерских святых еще не было, то во 2-й редакции их уже 7, а в 3-й редакции — 23. См. Сапожникова О. С. Труд соловецкого книжника. С. 61–65.

26Эти настроения нашли свое выражение в составлении сборников с “изло­жениями о вере”, которые получили широкое распространение в 20–40 е гг. XVII в.; один из них был включен в состав упомянутого выше сборника-конволюта из Архива Синода (РГИА. Оп. 2. № 1319. Л. 301–424 об., 484 об.–494 об.), в котором находится и “беловой” список Похвального слова русским преподобным.

27См. Голубцов А. П. Прения о вере, вызванные делом королевича Вальдемара и царевны Ирины Михайловны. М., 1891.

28См. Сапожникова О. С. Соловецкий книжник Сергий Шелонин. С. 377.

29Вскоре после этих событий он составил “Книгу на латин о крещении(РНБ. Соловецкое собр., № 604/623), в которую включил целый ряд сочинений, относящихся к недавним “прениям о вере”.

30Автор Слова сравнивает устроение монашеского общежития в Киево-Печерском монастыре с устроением “небесной иерархии”: подобно тому как ангелы передают друг другу излияние Божественного света, так же и монахи Печерской обители передают друг другу благодать Божественной воли и любви.

31Сергий (Шелонин) описывает подвиги большинства святых, названных в “Киево-Печерском патерике”: игумена Варлаама (Печ. пат., слово 9), Исаакия Затворника (Печ. пат., слово 36), Моисея Угрина (Печ. пат., слово 29), Евстратия Постника (Печ. пат., слово 16), Никона Сухого (Печ. пат., слово 17), священномученика Кукши (Печ. пат., слово 18), Афанасия Затворника (Печ. пат., слово 19), Марка Пещерника (Печ. пат., слово 32), Феофила Многослезного (Печ. пат., слово 32), Спиридона Просвирника (Печ. пат., слово 34), Алимпия Иконописца (Печ. пат., слово 34), Николы Святоши (Печ. пат., слово 20), Агапита Целителя (Печ. пат., слово 27), Григория Чудотворца (Печ. пат., слово 28), Иоанна Затворника (Печ. пат., слово 29), Прохора Лебедника (Печ. пат., слово 31), Пимена Многострадального (Печ. пат., слово 35), страстотерпцев Федора и Василия (Печ. пат., слово 33). Кроме них, автор Слова упоминает еще целый ряд печерских подвижников: Матвея и Онисифора, Никона, Дамиана, Герасима, Лариона, Ефрема, Германа, Стефана, Нифонта, Марина, Мину, Николу, Феоктиста, Лаврентия (Печ. пат., слова 12, 14, 12, 13, 26).

32О Димитрии Прилуцком он говорит, что тот покрывал лицо свое куколем, чтобы скрыть исходивший от него свет (подобно пророку Моисею, который, сходя с горы Синайской, полагал на лицо свое покрывало); а о Павле Обнорском рассказывает, что тот, живя в дупле старой липы, был согреваем в зимнюю стужу приходившими к нему лесными зверьми.

33Знаменитого волоколамского писателя он называет “цевницей Духа” и “твердым адамантом благочестия”, а опального святогорца — “учителем и делателем любви, достигшим ее вершины”.

34См.: Киево-Печерский патерик, слово 6-е (“Сказание о святом жертвеннике и об освящении великой церкви Божьей Матери”), в котором рассказывается об их прибытии чудесном образом на освящение Печерской церкви в 1089 г.

35При этом надо учитывать, что патриарх Гермоген был канонизирован лишь в 1912 г.

36Во включении этих вселенских столпов Православия в состав “собора” русских преподобных сказалась характерная для автора Слова антилатинская направленность всего его сочинения (о чем было сказано выше).

37Одним из проявлений этой тенденции явилось намерение автора Слова включить в состав его новой редакции еще два лика русских святых — юродивых и благоверных князей (см. выше сноску 2 на с. 204).

Поскольку вы здесь…

… у нас есть небольшая просьба. Все больше людей читают портал "Православие и мир", но средств для работы редакции очень мало. В отличие от многих СМИ, мы не делаем платную подписку. Мы убеждены в том, что проповедовать Христа за деньги нельзя.

Но. Правмир это ежедневные статьи, собственная новостная служба, это еженедельная стенгазета для храмов, это лекторий, собственные фото и видео, это редакторы, корректоры, хостинг и серверы, это ЧЕТЫРЕ издания Pravmir.ru, Neinvalid.ru, Matrony.ru, Pravmir.com. Так что вы можете понять, почему мы просим вашей помощи.

Например, 50 рублей в месяц – это много или мало? Чашка кофе? Для семейного бюджета – немного. Для Правмира – много.

Если каждый, кто читает Правмир, подпишется на 50 руб. в месяц, то сделает огромный вклад в возможность о семье и обществе.

Похожие статьи
Проповеди. Воскресенье перед Рождеством…

Опубликовано в альманахе “Альфа и Омега”, № 50, 2007

В сети появился электронный архив журнала «Альфа и Омега»

«Альфа и Омега» некоммерческий культурно-просветительский журнал, посвященный богословским вопросам православия

Дорогие друзья!

Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: