Покровский храм и народ-строитель

|
В любую погоду идти по неверному весеннему льду, чтобы попасть на Литургию. Начать строительство храма, каждый день рискуя своей свободой. Носить кирпичи в подоле. Работать по ночам при отблесках пламени костра. Как они выдержали? Почему не сломались? «Правмир» рассказывает о Покровском храме города Энгельса и тех невероятных людях, что его построили.

Покровский храм

Храм в честь Покрова Пресвятой Богородицы в городе Энгельсе Саратовской области с виду скромный, небольшой, даже не в центре города. Но у него невероятная история. Даже митрополит Лонгин отмечает, что верующий человек не может пройти мимо этой церкви:

– Для меня Покровский храм был дорог с первых дней моего служения на саратовской земле, потому что он является памятником вере, твердости, мужеству православных верующих людей России.

В этом году у храма юбилей – 60 лет. Вроде бы совсем маленький срок, и с формальной точки зрения его история короткая. Но она является свидетельством того, как вера творит чудеса и на какие мученические подвиги готовы пойти верующие ради Господа даже в наше, далекое от значительных свершений, время.

«Архитектурные достоинства Покровского храма весьма различны с церквями, выстроенными в XIX или в начале XX века. Но эта церковь драгоценна не роскошью архитектурных форм, не изысканностью убранства. Само открытие ее было едва ли не чудесно: оно совершилось в середине 1950-х годов, когда исподволь стала подниматься новая, так называемая хрущевская волна «борьбы с религией». Покровский храм – это вещественное свидетельство Промысла Божия и мужества верных Христу, явленных в России XX века, во времена самого длительного и жестокого гонения за всю историю Русской Церкви».

Из статьи священника Алексея Мурылева

Покровский храм 1781 года постройки (см. справку) просуществовал ровно до октябрьской революции. Лихие годы не оставили верующим Покровска ни одного шанса на место для молитв. Все храмы были разрушены: Вознесенский, Крестовоздвиженский, Петра и Павла, Александра Невского. Уцелел только Свято-Троицкий собор, его просто закрыли. В нем в разное время были то библиотека, то кружок юных техников, то просто склад. А прямо по тому месту, где недавно был алтарь Покровского храма, были готовы нестись поезда.

«Согласно новой планировке города Покровска через нынешнюю территорию закрытой Покровской церкви должна быть проложена железнодорожная линия, и перестройка здания для культурно-просветительских целей является совершенно нецелесообразной. Разрешить Покровскому горсовету разобрать здание церкви и полученный материал использовать для новостроек».

Решение Президиума ЦИК от 28 июля 1931 года

Спустя три месяца у города Покровска забрали и его истинное имя. Ведь оно напоминало о вере, о совершенных новой властью преступлениях, о разрушенных церквях. Он стал Энгельсом.

Как пишет краевед Е. М. Ерина, к началу Великой Отечественной войны в городе не осталось ни одного места для молитвы и в течение двадцати лет не было ни одного храма. Это стало для горожан испытанием их веры на прочность.

Чтобы причаститься Святых Тайн, христиане летом садились на паром, а зимой в сани и пускались в дальний путь, в Саратов, где действовали две церкви. Накануне Пасхи покровчане ступали на неверный весенний лед, а во время разлива добраться до города было практически невозможно.

В Энгельсе богослужения совершались в домах верующих. По тем временам это могло плохо кончиться и для хозяев дома, и для всех участников «незаконного антисоветского сборища». В начале 50-х люди начали писать многочисленные ходатайства к властям об открытии церкви.

«Теперь на левой стороне Волги не имеется ни одной церкви. Это способствует распространению ересей и самочинных служений случайных лиц мужского и женского пола, выдающих себя за наставников и даже совершающих обряды».

Из ходатайства жителя города о воссоздании храма

Поток писем резко возрос, когда в 1954 году пожарная служба запретила всякие собрания в домах. Архиепископ Саратовский и Вольский Гурий отправил ходатайство Святейшему Патриарху Алексию I об открытии прихода в городе. Его попросили указать особые мотивы в пользу открытия прихода.

Прихожане бросились собирать материалы, которые должны были свидетельствовать о весомых «мотивах» в пользу открытия храма. Самым решительным аргументом стало… распространение баптистских общин в городе. Баптисты считались «агентами НАТО», и зарождение такого движения было совсем невыгодно советской власти. Чиновники по делам религии испугались, и разрешение строить храм было дано!

Е. М. Ерина пишет, что благодаря стойкости веры людей, создавших церковный совет и посылающих «ходоков» в Москву, удалось добиться от местных депутатов исторического решения «Об отводе земельного участка под строительство молитвенного дома».

На притоке Банного озера верующие приобрели дачный участок у одного из покровчан. Это место в народе называли болотами. К сожалению, изначальная территория храма, давшего имя слободе, а затем городу, оказалась уже занята. Это была первая маленькая победа правды и веры. Но отвоеванный рубеж еще предстояло удержать.

Когда храм еще не был построен, службы проходили на открытом воздухе

Когда храм еще не был построен, службы проходили на открытом воздухе

Бабушки в юбках сидят на крыше, забивают гвозди

Сегодня и представить невозможно, какой была социальная атмосфера в те годы. По словам культуролога С. С. Аверинцева, на рубеже 50-х – 60-х годов верующий человек выглядел безумцем в глазах окружающих.

«Смертельная, нечеловеческая усталость после едва отошедших в прошлое сталинских десятилетий – и одновременно бодрое обретение второго дыхания той же идеологией, возвращение к ленинским нормам и заново рассвирепевший, набравший новую прыть атеизм».

Сергей Аверинцев, «Миссионер для племени интеллигентов»

инокини 60.tifpez

Инокини, которые участвовали в строительстве

Всё это ставило людей в тяжелое положение. Нужно было быть настоящим героем, чтобы в те годы принимать участие в строительстве храма.

«Только истинная вера могла создать храм в пятидесятые годы прошлого столетия в то время, когда их повсюду закрывали и разрушали, – подтверждает нынешний настоятель Покровского храма священник Сергий Сивоплясов. – Храм строили без архитектурного проекта, без положенных геодезических изысканий, потому подвал у него достаточно сырой.

Кирпичи добывали с большими трудностями: кто-то делал их дома, кто-то выписывал на свои печки и, смиряясь с тем, что дома будет холодно, вез их на строительство храма. Хотя строительство и было разрешено, но участие в этом деле грозило увольнением с работы, исключением из партии.

Поэтому люди работали ночью. Зажигали небольшой костер и при его свете строили. Как только слышали шум машины, тушили огонь и прятались. В основном строили пожилые женщины. Есть ли еще в России храмы, которые были построены в это время и таким образом, неизвестно».

«Невозможно забыть кадры из снятого в те годы любительского фильма: старенькие бабушки в длинных юбках и платочках сидят на крыше, забивают гвозди…»

Из воспоминаний Сергея Лысенко, сына одного из настоятелей Покровского храма

Молитвенный дом быстро рос, по ходу его строительства увольняли старосту, сотрудников епархиального управления, а тогдашнего настоятеля еле удалось спасти от суда. Знаменитому митрополиту Вениамину (Федченкову) стоило немалых сил отстоять церковь.

Позже сюда стали приходить не только жители Энгельса, но и многие саратовцы. Особенно те, кто занимал сколько-нибудь заметное положение. В храме «на отшибе» с меньшей долей риска можно было попасть «на карандаш» к уполномоченному. В хоре порой пели лучшие голоса саратовской оперы и консерватории.

Покровский храм для всего Левобережья времен гонений был столь же значительным средоточием духовной жизни, как Свято-Троицкий собор для Саратова и всего правого берега Волги. Покровские священники часто приезжали со Святыми Дарами в окрестные села и города, иногда даже по нескольку дней жили в них, совершая Таинство Крещения, принимая исповеди, преподавая Причастие.

Как правило, эти поездки заканчивались вызовом к уполномоченному и требованием «вернуть регистрацию». Архиепископ Пимен в те годы решительно боролся за своих клириков, вся вина которых была лишь в том, что они ревностно совершали свое служение.

60g-1

Храм в 1960-е годы

Кирпичные войны отца Георгия

Лысенко с сыном

Отец Георгий Лысенко с сыном

История расцвета Покровского храма навсегда связана с именем священника Георгия Лысенко. Первым местом служения 22-летнего батюшки стал город Пугачев. Потом его перевели в Саратов, в Духосошественский собор.

– Он был молодой, красивый. Очень большой труженик, – вспоминает протоиерей Василий Стрелков. – Народ его сразу полюбил. Люди почувствовали его благодатное отношение. Он удивительно служил, благоговейно. После службы народ толпами стоял, чтоб только получить благословение у отца Георгия…

Народная любовь к молодому священнику сразу насторожила власть. Отца Георгия перевели за Волгу, в Энгельс, в Покровский молитвенный дом. А семья Лысенко жила в Саратове. Автодорожного моста еще не было. Добираться приходилось вкруговую – через железнодорожный мост или, зимой, – по льду.

Его сын, Сергей Лысенко, сегодня врач-невропатолог, вспоминает, как отец поднимался в три часа ночи, чтобы успеть к началу службы:

– Зимой отец ходил через Волгу пешком, как-то провалился в прорубь: так мокрый и пришел в молитвенный дом.

В домике было всё, что нужно – и алтарь, и антиминс. Народу всегда битком. И настоятелю хотелось, чтобы храм и внешне выглядел достойно. Так началась первая кирпичная война отца Георгия. Не спросив разрешения властей, настоятель воздвиг новый фундамент и кирпичные стены, увеличив площадь строения.

Прихожане вновь понесли кирпичи, бабушки приносили их в подолах, сумках, ведрах. И это в послевоенные годы, когда страна восстанавливалась после разрухи, а строительные материалы были на вес золота.

«Так изо дня в день, в жару и в холод, в пог. и непог., кирпич за кирпичом, вырастали стены, которые омывались великими слезами духовной радости верующего народа – народа-строителя…»

Из письма отца Георгия Патриарху Алексию I

Добротное здание, даже без купола и креста – это уже было чересчур для советской власти. И однажды на стройке появился уполномоченный Совета по делам религий при Совмине по Саратовской области. Он обрушился на отца Георгия: мол, под видом ремонта священник пытается превратить молитвенный дом в настоящую церковь!

Упрямый настоятель категорически отказался разобрать недостроенные стены. Мудрый 77-летний митрополит Вениамин (Федченков) сам к тому времени оброс конфликтами с властью и доносами. Он пытался втолковать отцу Георгию, что священнику в СССР так себя вести нельзя. На епархиальном совете владыка произнес выстраданную фразу: «Современность учит нас тому, чтобы мы были незаметны».

После скандала священника Лысенко на какое-то время отправили в Балашов, потом возвратили в Духосошественский собор. Народная любовь не убывала; по Саратову ходили разговоры о замечательных проповедях батюшки Георгия. Беспокойного священника вновь вернули за Волгу. Конечно же, он первым делом принялся доставать кирпичи и лес.

«Приход в Энгельсе был активный, были украинцы и еще много мордвы, а это такой народ – упорный, твердый! Они защищали храм и не боялись никаких начальников, в любой кабинет могли прийти и сказать, что думают. И староста прихода был мордвин, Надежкин Георгий Андреевич, пенсионер, всю жизнь проработал на заводе, славный человек! И вот, они с отцом Георгием решили: надо продолжать то, что начинали тогда, в пятидесятых, надо достроить храм».

Из воспоминаний протоиерея Василия Стрелкова

Советская власть, устав бороться с непокорным, тут же отправила отца Георгия за штат. С 1974 по 1978 годы он ремонтировал телевизоры в местном Доме быта. И проповедовал там. Насколько мог.

«Его путь – это именно крестный путь, – рассказывает протоиерей Лазарь Новокрещеных. – Он был унижен, приземлен, но он не упал под тяжестью своего креста. Его пытались просто размазать, но не получилось, он оказался сильнее. Он не утратил веры, надежды и любви к Богу; не потерял благодати Божией, и эта сила благодати его хранила, окормляла, оживотворяла. Он с достоинством нес это свое унижение.

Это было его восхождение по духовной лестнице. Отец Георгий верил, что отлучен от служения не навсегда, что вернется к престолу. Он повторял: Правда Твоя – правда вечная, и закон Твой – истина (Пс. 118, 142). Он не ожесточился, не ушел в отчаяние. У него и в мыслях этого не было. Он меня брал вот так за руку, крепко-крепко, и говорил: «Всё равно я буду служить».

Каждое утро возле обкома партии стояли небольшие группы женщин с воззваниями, с петициями, чтобы вернули отца Георгия. Никто, конечно, их не принимал, но они продолжали приходить туда каждое утро.

В июне 1978 года отцу Георгию указом архиепископа Пимена вернули регистрацию для служения. А в сентябре священник был награжден грамотой за долгое безупречное служение.

Его сын Сергей Лысенко рассказывает, что отца, как и других священников в те годы, пытались сделать осведомителем о настроениях в церковной среде. Тот отказывался прямо и решительно, и в тех условиях это был подвиг. А спустя годы один из уполномоченных под конец жизни просил у протоиерея Георгия Лысенко прощения со словами: «То, чему я служил, рухнуло. А то, чему служите вы, стоит». Протоиерей Георгий Лысенко ушел из жизни в 2002 году, прослужив у Божьего престола сорок девять лет.

Церковь Покрова в 70-80-е годы

Церковь Покрова в 70-80-е годы

Чудотворная икона «Избавительница от бед»

Чудотворная икона Божией Матери Избавительница от бед

Чудотворная икона Божией Матери «Избавительница от бед»

Сегодня в Покровском храме есть много старинных икон, мощи святых. Но есть особо почитаемая реликвия – икона Божией Матери «Избавительница от бед». Она поражает красотой своего теплого письма. Каждое воскресенье после литургии в храме служится молебен с водосвятием, в состав которого входит акафист этой иконе.

У этого образа молятся многие прихожане и часто получают просимое. Об этом свидетельствует множество приношений на иконе. Есть даже иерейский крест, который пожертвовал священник, когда после усердных молитв Богородице у этого образа у него родился ребенок.

– И до сих пор не проходит недели, чтобы кто-то не принес пожертвование в благодарность, – рассказывает настоятель священник Сергий Сивоплясов. – Если бы мы повесили все приносимые вещи, то иконы просто не было бы видно. Поэтому владыка благословил повесить только золотые вещи, а серебро оставить в ризнице храма.

Нынешний настоятель храма священник Сергий Сивоплясов

Нынешний настоятель храма священник Сергий Сивоплясов

Когда в советское время стали разрушать храм в местном селе Узморье, женщина по имени Анна, босая, вбежала в церковь прямо по битому стеклу, схватила ближайшую икону и унесла домой. На ее ногах не осталось ни одного пореза. Это оказалась икона Божией Матери «Избавительница от бед». Муж Анны вернулся с войны живой, но весь израненный, без ноги. Всего у них было пятеро детей.

«Война началась. Церкви нет. Пожилые люди просили у мамы помолиться икону на дом, к себе. Мама давала. А потом, когда Покровскую церковь открыли (в Энгельсе), мама отдала «Избавительницу» в церковь. Приехали две монашки на машине, мама сильно болела, они маму положили на пол, и через маму перенесли «Избавительницу». Мама выздоровела. И посещала церковь, ездила в Покровский храм. Мама прожила 83 года».

Из воспоминаний Татьяны Мищенко, дочери Анны

IzbavitelnizaСегодня Покровский храм прирастает другими церквями. Под его покровительством построен храм в том самом селе Узморье, где когда-то сохранилась икона «Избавительница от бед». Началось строительство храма в селе Квасниковка. Жители долгое время еженедельно собирались под открытым небом, под палящими лучами солнца, в дождь и холод, на молебны о строительстве храма. Наконец, это стало возможно, появился участок, уже возведено здание подсобного помещения. Конечно, есть финансовые трудности. Но с Божьей помощью, как показывает история, всё преодолимо.

Подготовила Елена Смирнова
(при подготовке статьи использованы
архивные материалы, исследования краеведов
и публикации журналистов г. Покровска)

ИСТОРИЧЕСКАЯ СПРАВКА

В 1678 году, на месте теперешнего города Покровска (ныне Энгельса) проходил путь доставки соли с озера Эльтон. Постепенно здесь образовалась слобода, которая управлялась по образцу казачьих семей головой и атаманом. Украинские чумаки-возчики соли из Киевской, Полтавской и Харьковской губерний переезжали сюда со своими семьями. И уже к 1770 году построили себе деревянную церковь.

Во время одного из пожаров она сгорела. Но к 1781 году была восстановлена заново – «зданием каменная, с такой же колокольнею крепка…» Престол освятили в честь Покрова Пресвятой Богородицы, одного из самых почитаемых и любимых праздников Русской Православной Церкви.

Тот, первый Покровский храм, выросший на берегу Волги, стал началом жизни будущего города. За слободой укрепилось название Покровская. Скоро при церкви было открыто три училища – мужское (в 1840 году), женское (в 1854-м) и земское трехклассное для мальчиков и девочек (в 1866-м). В 1850 году церковь перестроили в трехпрестольную, возвели каменную колокольню и ограду. Уже через несколько лет община состояла из трех тысяч прихожан.

А 12 июня 1914 года Покровская слобода официально получила статус города и стала называться Покровском. Позже советская власть переименовала его в Энгельс, уничтожив все храмы в городе.

Сайт храма

Понравилась статья? Помоги сайту!
Правмир существует на ваши пожертвования.
Ваша помощь значит, что мы сможем сделать больше!
Любая сумма
Автоплатёж  
Пожертвования осуществляются через платёжный сервис CloudPayments.
Комментарии
Похожие статьи
Церковь в руках логопеда

Логопед детского сада восстанавливает сельский храм

В Екатеринбурге хотят построить храм на городском пруду

Некоторые местные архитекторы выступили с предложением рассмотреть варианты строительства собора на другом месте

Житель села в Нижегородской области строит часовню на свои деньги

«Человек должен когда-то прийти к Богу. Я уже много раз должен был оказаться на том свете,…