Полеты псевдостарцев в ад и обратно

|

Григорий Распутин и Иван Грозный в качестве святых. Астрономические координаты ада. Математическая формула Святой Троицы. Все это — постулаты из книг, которые можно приобрести в самой обычной церковной лавке.

Издательский совет Русской Православной Церкви публикует списки книг, запрещенных для распространения в церковной сети. В Рязанской епархии проблему псевдоправославной литературы обсуждают за круглым столом. Издательства православной литературы сами отсеивают лжедуховные книги. Но, несмотря на эти меры, сомнительные труды сомнительных авторов по-прежнему продаются в монастырях и храмах — порой, задвигая на дальние полки Писание и святоотеческую литературу.

Самуил и другие

Вот вам координаты рая: «Напротив Земли на высоте такой, сколько от Земли до звёзд, столько и за звёзды. Потом синяя воздушная завеса, яко один километр, и вот вам — Первая Твердь Небесная».

А это — про ад: «Чтобы достигнуть Ада, надо облететь с Иерусалима часть нашей Земли в любом направлении. Кончилась Вселенная — спускайся вниз до Созвездия, и уже увидишь адскую землю».

Все вместе — это цитаты из книги про старца Самуила, изданной в Петербурге в 2008 году. Эта книга сама не вошла в запрещенный список Издательского Совета Патриархии. Возможно это связано с тем, что в Совете, как утверждают некоторые эксперты, рецензирование идет не быстро, и до нее еще дойдет очередь. Но автора книги там хорошо знают, и другие ее труды возглавляют список книг, не рекомендованных  к распространению.

Псевдоправославная литература

Похождения старца Самуила сильно нашумели на исходе «нулевых» — когда стало ясно, что многие в приходской среде читают и любят эту книгу, несмотря на ее явное еретическое содержание. Сегодня имя «старца» Самуила стало своего рода отрицательным маркером. Таким же, как и целый ряд других псевдосвятых и псевдостарцев: «старец» Сампсон, «старец» Алексий, «старец» Трифон и «святой» Славик Чебаркульский. Один «старец» летал в Ад и обратно и может показать дорогу туда космическим кораблям. Другого избрал своим 13-м апостолом Господь. Фотографию еще одного, утверждает книга, можно прикладывать к больным местам, и все пройдет.

В церковных книжных лавках найти жития этих «подвижников» сегодня тяжело. Их популярность сыграла с ними же злую шутку: большинство священников знает, что книги запрещены издательским советом и отказывается брать их на распространение. Однако, это не мешает им брать на продажу другие книги: в одних Ивана Грозного и Григория Распутина провозглашают святыми, в других рассуждают о жидомасонском заговоре против России, в третьих — выходят на сцену новые кудесники и старцы.

С 2009 года все книги, попадающие в распространение в церковную сеть, должны получить гриф издательского совета. По факту — в церковных лавках по прежнему продаются книги без грифа. «В регионах не каждый священник вообще знает, что есть такой издательский совет. И что книги перед продажей в храме должны пройти рецензирование и получить гриф», — говорит священник Алексий Плужников из Волгограда. Отец Алексий — цензор епархиального склада духовной литературы в Волгоградской епархии. На своем веку он перевидал массу литературы, маскирующейся под православие.

С другой стороны в монастырские лавки поступают книги с поддельными грифами и благословениями. «Такой уловкой занимаются сами издательства, штампующие псевдоправославную литературу. Расчет делается на то, что не каждый человек будет проверять — поддельный гриф или нет», — говорит Георгий Гупало, главный редактор православного издательства «ДАРЪ» и в прошлом — член издательского совета Русской Православной Церкви.

«На одну из книг с „липовым“ Патриаршим благословением я наткнулся в самой резиденции Патриарха, — рассказывает эксперт. — На титульном листе этой книги стоял гриф Патриарха и место издания — Воронеж. И ничего больше — ни названия издательства, ни выходных данных. Вопрос: мог бы Патриарх благословить на издание этой книги просто Воронеж? Ответ: не мог!»

Чудеса на каждом шагу

Большинство книг с житиями псведосвятых печатают небольшие издательства или сами авторы. Потом они как коробейники ездят по епархиям и приходам и предлагают свою продукцию. «Парадоксально, но часто авторы этих книг — люди верующие, а иногда они даже облечены саном», — говорит протоиерей Сергий Рыбаков, председатель отдела религиозного образования и катехизации Рязанской епархии. В ноябре отец Сергий принял участие в конференции по проблеме псевдоправославной литературы. «Вера или сан не мешают этим людям нападать на Церковь, самовольно провозглашать одних людей „святыми“, а других — демонизировать. В последнем случае демонизации, как правило, подвергаются люди, связанные с советской эпохой», — добавляет священник.

«Однажды на складе я встретил женщину, которая распространяла книгу иеромонаха Трифона. Я купил ее, полистал на месте и сразу запретил эту книгу брать на епархиальном складе, а потом написал критическую статью о книге», — вспоминает священник Алексий Плужников.

По его словам, появления большинства сомнительных книг на прилавках можно было бы избежать. «Что такое книжная лавка при храме? — рассуждает отец Алексий. — Ассортимент невелик, большая часть книг проверена временем („Закон Божий“ Слободского, например). Остается просмотреть только новые поступления, в среднем — два-три десятка наименований. Но как раз этого часто и не делают, полагаясь на авось».

Вместе с житиями поддельных святых популярны книги по православной психологии и православной медицине. «В народе всегда имели широкое хождение псевдоправославные байки про чудеса, случаи исцелений и прочие», — говорит Георгий Гупало. То, насколько быстро распространяются истории об этих чудесах и как живучи они бывают, по словам Гупало, показывает история с посохом Пересвета.

Монашеский посох, который, по легенде, воин Пересвет оставил в часовне перед Куликовской битвой, стал предметом поклонения. При этом спустя время он оказался со всех сторон обгрызен: в народе появилось поверье, что если откусить от посоха кусочек — пройдет зубная боль. Подобное происходит и с могилами подвижников: среди паломников бытует заблуждение, что если съесть немного земли с места погребения святого, то это поможет очиститься от греха.

«У многих верующих представление о христианстве очень примитивно. “Пожевал землицы и оказался на небесах. В таком ключе думать очень просто, — заключает эксперт. — И пока мы уделяем недостаточно внимания образованию и катехизации — пока это не станет повсеместной, а не фрагментарной практикой — спрос на жития псевдостарцев и псевдосвятых будет очень велик.”

Знаки отличия

Неподготовленному человеку сложно отличить псевдоправославную книгу от настоящей православной. Однако существует ряд параметров, которые должны навести покупателя на подозрение.

Во-первых, нужно обратить внимание на обложку книги, говорит священник Алексий Плужников. Кричащие и яркие обложки — издатели псевдоправославной литературы часто используют этот прием. Та же яркость и в заголовках книг: они пестрят словами «исцеление», «истинный», предлагают излечиться от смертельных болезней. При этом авторы таких трудов часто скрыты под размытыми формулировками: «отец такой-то» или «матушка такая-то». Православные священнослужители не подписываются таким образом, говорит отец Алексий. Священник подписывается или «священник», или «иерей». Все остальные подписываются так, как называются: иеродиакон, иеромонах, игумен, архимандрит, диакон, протодиакон, протоиерей. Если монахиня, то подпись на книге — «монахиня». Игуменья подписывается «игуменьей».

Во-вторых, нужно изучить титульные листы книги: есть ли там гриф издательского совета или благословение патриарха или архиерея, выходные данные издательства, информация о тираже книги и ISBN- международный книжный номер издания. Если книга создана в небольшом издательстве или частным образом на средства автора, эти данные, скорее всего, будут отсутствовать. И это еще один повод усомниться в качестве издания.

Наконец, следует посмотреть на оглавление и содержание книги. Лжедуховную литературу отличают особый язык, имитирующий тот, на котором говорили в древности — такой язык еще называют «сусальным», грамматические ошибки, обилие восклицательных знаков, критика и отрицание церковной иерархии, частое упоминание слов «чудеса», «пророчества», «антихрист», «конец света».

Но, в конечном итоге, лучший индикатор, позволяющий отличить зерна от плевел, это знание основ веры, резюмирует священник: «Жизнь в Церкви это не просто набор сведений о том, каким иконам лучше молиться. Но это постоянное приобретение знаний, учеба, знакомство с догматами, с историей, со взглядами Церкви на социальные вопросы».

Без вины виноватые

В борьбе с псевдоправославной литературой незаслуженно страдают и те книги, которые могли бы быть полезны. «В книжных лавках при монастырях и храмах сегодня действуют две противоречащие друг другу установки. Первая говорит о том, что книги, изданные до введения грифов, продавать можно. Установка вторая указывает на то, что все книги без грифов должны быть убраны, — рассказывает Георгий Гупало. — В случае с православной литературой процесс продажи тиража может занимать долгое время: книгу могут издать десять-пятнадцать лет назад, и она может до сих пор быть в ассортименте магазина. И что происходит теперь? Какая-нибудь книга Феофана Затворника, очень полезная и принятая Церковью, но не имеющая грифа из-за давности издания, теперь из магазина изымается и отправляется обратно издателю. И в следующий раз этот издатель думает: а стоит ли вообще браться за издание святых отцов? Не лучше ли издавать то, что лучше идет?»

Гупалов резюмирует: «Попса стала определяющей схемой в работе церковных книжных лавок. Издают и берут на распространение то, что расходится быстрее». А быстрее — и в этом, кажется, соглашаются все эксперты — расходятся издания, где текста меньше, а картинок больше: календари, открытки с репродукциями икон, сборники молитв на каждый день.

Наконец, не последнюю роль в том, какая литература будет доступна православному читателю, играет личностный фактор. Работой церковных лавок часто занимаются люди, далекие от литературы и понимания происходящих в ней процессов. «Однажды мы привезли книгу в один из монастырей в Калужской губернии, — говорит Георгий Гупало. — Это была книга историка Дмитриевского. Издательский совет одобрил ее, поставил свой гриф. Но взять книгу у нас все равно отказались. Священник мотивировал свой отказ так: „Я с этим Дмитриевским категорически не согласен“».

Михаил Боков

Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.
Похожие статьи
Преподобный Паисий. Святой нашего времени

Он говорил: «В России сейчас такие тучи, такие тучи, а потом будет такое солнце, такое солнце!»

Дорогие друзья!

Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!