Помни о смерти

В неделю 26-ю по Пятидесятнице – Лк 12:16–21 (зач. 66):

Сказал Господь притчу сию: у одного богатого человека был хороший урожай в поле; и он рассуждал сам с собою: «что мне делать? некуда мне собрать плодов моих». И сказал: «вот что сделаю: сломаю житницы мои и построю большие, и соберу туда весь хлеб мой и все добро мое, и скажу душе моей: душа! много добра лежит у тебя на многие годы: покойся, ешь, пей, веселись». Но Бог сказал ему: «безумный! в сию ночь душу твою возьмут у тебя; кому же достанется то, что ты заготовил?» Так бывает с тем, кто собирает сокровища для себя, а не в Бога богатеет.


Священник Феодор Людоговский
Всякое слово Господне обращено к нашей душе, к нашей совести, к нашему разуму. Слово Божие животворит христианина, дарует благодать Святого Духа, побуждает человека к подлинной человечности, взыскует в нем образ Божий как потерянную драхму.

Притча, которую мы сегодня слышали на литургии, обычно именуется притчей о безумном богаче. Безумие этого человека было сродни глупости дикого помещика у Салтыкова-Щедрина: он думал, что его богатство – нечто вполне естественное, им самим заслуженное и неотторжимое. И даже получив необыкновенно хороший урожай, урожай, который настолько перекрывал его текущие потребности, что пришлось бы даже сломать имеющиеся амбары и построить новые, он не дал себе труда задуматься: а откуда всё это богатство – и для чего? У этого поистине безумного и несчастного человека не было никаких сомнений, что всё это для него одного. Единственная проблема, которая его волновала, – это куда сложить зерно и прочее свое добро.

Думается, нам нетрудно узнать в этом портрете самих себя. Когда мы живем при постоянной нехватке денег, времени, сил, – мы подчас и ропщем на судьбу, но ценим то, что имеем. Но стоит лишь появиться какому-то избытку – и начинаются мучительные раздумья: ведь и вот это нужно, и то необходимо, и ни на что не хватает. Ну решить-то, что делать с внезапным счастьем, можно и попозже, а пока что главное – спрятать понадежнее… И далеко не каждому приходит в голову, что где-то рядом есть люди, которым мы могли бы помочь. Может быть, наш избыток вовсе и не для нас предназначен, а мы поставлены лишь управителями и распорядителями. По большому счету, так оно и есть.

Но такая сосредоточенность на своей особе, такая простодушая уверенность в том, что всё в этом мире – для меня, это, пожалуй, еще не самый существенный порок богача. Притча, думается, говорит прежде всего о том, что богач преисполнен уверенности: он свободно и всецело располагает не только своим богатством, но и самим собой. Богатство – оно уже здесь, сам я тоже жив-здоров, помирать не собираюсь. Стало быть, впереди – долгие годы в довольстве и достатке. Плюшкин
Нет, все мы, конечно, смертны, но не может же быть, что я умру прямо сейчас – это было бы так глупо и так некрасиво! Но Господь судит иначе: «в сию ночь душу твою возьмут у тебя!».

Да, все мы смертны и, как говорится, при этом еще и внезапно смертны. Но принять этот очевидный факт нам мешают два обстоятельства. С одной стороны, смерть для человека неестественна. Человек, каким его создал Бог, не должен был умирать. И хотя состояние нашей природы теперь, после грехопадения прародителей, совсем не то, что было у Адама и Евы в раю, всё же примириться со своей смертностью нам довольно трудно. А с другой стороны, мы настолько привязаны к земле и всему земному, что оторвать свой взгляд от дольнего и обратить к горнему – тяжко. Гораздо проще жить, как живется, и не мучиться «проклятыми вопросами».

Св. Писание и богослужебные тексты уделяют большое внимание памятованию о смерти. «Во всех делах твоих помни о конце твоем, и вовек не согрешишь» – говорит премудрый сын Сираха (7:39). А апостол Иаков рассуждает более пространно (и мысли его близки к нашей сегодняшней теме): «…послушайте вы, говорящие: “сегодня или завтра отправимся в такой-то город, и проживем там один год, и будем торговать и получать прибыль”; вы, которые не знаете, что случится завтра: ибо что такое жизнь ваша? пар, являющийся на малое время, а потом исчезающий. Вместо того, чтобы вам говорить: “если угодно будет Господу и живы будем, то сделаем то или другое”, – вы, по своей надменности, тщеславитесь: всякое такое тщеславие есть зло» (Иак 4:13–16). Об этом же напоминает нам и преподобный Андрей, архипастырь Крита, в знаменитом кондаке своего Великого покаянного канона: «Душа моя, душа моя, востани, что спиши? Конец приближается, и имаши смутитися. Воспряни убо, да пощадит тя Христос Бог, везде сый и вся исполняяй».

Если мы прислушаемся к голосу Божию, звучащему и в Писании, и в Предании, если будем помнить о смерти, то и жизнь наша станет более полной и осмысленной. Вместо дурной бесконечности, заполненной повседневной суетой, она превратится в конечный отрезок, который предваряет подлинно бесконечную жизнь – но об этой-то жизни мы постоянно и забываем. Память же о смерти есть одновременно и память о вечной жизни, и память о Боге – и память о ближнем. Кто знает, может быть, о ком-то из нас Господь уже изрек свой суд, и чей-нибудь уж близок час. Но если, имея избыток денег, сил, времени, мы вспомним о тех, кто рядом с нами, кто нуждается в нашей заботе, помощи, участии, – тогда, возможно, Господь продлит дни нашей жизни для служения тем, кому послужил и сам Спаситель, ради нас, людей, сошедший с небес, воплотившийся, умерший, воскресший и ниспославший Святого Духа, оживотворяющего всякого человека.

Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.
Похожие статьи
Бегущий навстречу Богу

Доктор богословия протоиерей Владимир Хулап о евангельских притчах

Почему мы не понимаем Бога?

Бог, дай нам здоровья, хлеба, рыбы и зрелищ. А что такого? Жалко, что ли?

Дорогие друзья!

Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!