Помочь расслышать

Услышать, что поет хор во время службы… Можно для этого купить в церковной лавке книги с текстами служб. Но носить их и шуршать страницами на службе неудобно. О прихожанине может позаботиться тот, кто проектирует храм, и тот, кто руководит хором. Об акустике и месте хора в храме рассказывают игумен ПЕТР (Мещеринов), насельник Данилова монастыря (Москва), руководитель Московских православных регентских курсов Евгений КУСТОВСКИЙ и главный архитектор Товарищества реставраторов, член-корреспондент Академии архитектурного наследия Андрей АНИСИМОВ.

hor

Хоры храма святого великомученика Пантелеимона в скиту Старый Русик на Афоне. XIX в. На этих хорах могли располагаться как монахи, так и паломники

Бетону ничто не поможет

Еще на этапе возведения храма архитектору важно задуматься о том, услышат ли прихожане возгласы священника, молитвы, произносимые чтецом и поющиеся хором. Когда архитектор Андрей Анисимов в 1988 году проектировал свой первый храм (Покрова Богородицы в поселке Шахунья Нижегородской области), он об этом побеспокоился. «Мы нашли хорошего светского специалиста, которая провела по нашему проекту акустический расчет как для концертного зала (не знаю, есть ли сейчас, а тогда точно не было церковных акустиков), — вспоминает он. — Мы попросили ее на основании расчета сказать, какими должны быть размеры храма, надо ли его сделать ниже, шире, изменить радиус свода… Она провела вычисления и говорит: “Расчет показал, что вы спроектировали все правильно”. А храм мы делали по образцу псковских, все размеры и пропорции взяли у них, то есть это не мы такие гениальные, а наши предки. Не знаю, как они смогли этого добиться, как нашли нужные цифры, но пропорции всех древних храмов — низких, разлапистых; высоких, стройных; крестово-купольных, однокупольных, любых — идеальны, и акустика в них великолепная. Из этого можно сделать первый вывод — акустика зависит от пропорций, геометрической формы храма».

Вторая немаловажная вещь — это материал. «Бетон с акустической точки зрения ужасен, — утверждает Андрей Анисимов. — Хуже бетона только гипсокартон. А сейчас иногда делают металлическую конструкцию свода и к ней подвешивают слои гипсокартона… Любой здравомыслящий акустик скажет, что стены должны быть мощные, кирпичные или каменные, толщиной не менее метра. Если храм деревянный, то диаметр бревен должен быть не менее 35 сантиметров».

Стена каменного храма покрыта известковым раствором, росписи делаются поверх неровной штукатурки. «Мелкая неровность стены, пористый раствор под разными углами отражают звуковые волны, звук становится богатым, получается мягкое, рассеянное звучание, — поясняет архитектор. — Отражение от полированной бетонной поверхности никогда этого не даст».

Для акустики важны алтарная конха (свод алтаря) и другие своды, они направляют звук внутрь храма. Но еще для хорошего звука нужен иконостас. Он может быть любой — низкий греческий или высокий русский. От материала и формы иконостаса зависит то, как именно он будет «работать». «Например, объемный иконостас (как мы сделали из белого камня во Владимирском скиту на Валааме), — рассказывает Андрей Анисимов, — с резьбой, вынесенными карнизами, не дает звуку улететь вверх. Если дать звуку улететь вверх, то он будет витать где-то под куполом, а возвращаясь, гасить следующий».

Изрезанность стен также улучшает акустические свойства. Древние храмы наполнены какими-то полуколоннами, нишами неизвестного назначения, окна заглублены в более крупных нишах — рассветах. «Все это создает условия для преломления звука, обогащает акустические свойства храма, — говорит Андрей Анисимов. — Да и сам храм, его фасад, работают как акустические отражатели. Если подойти к стене храма и что-нибудь сказать, то даже в 15 метрах все будет слышно великолепно (в Москве это, конечно, услышать невозможно, у нас фон на пределе нормы 50-60 децибел).

В древности еще был такой способ улучшить акустику: во время обкладки стены в нее закладывали голосники — глиняные горшки, обращенные отверстием в храм, а расширяющейся частью и донышком внутрь стены. Они закладывались в западную стену, что позволяло звуку, исходящему с восточной стороны (из алтаря, с амвона), при отражении не гаснуть, а усиливаться».

Куда поставить хор?

Хору в храме отводится то или иное место не потому, что он там красиво смотрится или, наоборот, не виден. Важнее акустика: будут ли прихожане отчетливо слышать пение. Впервые вопросы размещения хора в связи с акустикой храма разобрал регент и теоретик, выпускник Синодального училища Николай Ковин в 1915 году в статье «Управление церковным хором». Он разработал принципы размещения хора в пространстве храма, расположения партий внутри хора, определил положение регента, если хор большой или маленький. «Именно Ковин написал об этом впервые, задолго до появления книги Павла Григорьевича Чеснокова “Хор и управление им”», — говорит руководитель Московских православных регентских курсов Евгений Кустовский.

Традиционным местом размещения хора является клирос — место, расположенное по обеим концам солеи (возвышение перед иконостасом). Хор размещается справа или слева по краям солеи, либо, как положено по Уставу, два хора размещаются с обеих сторон. «Устав предполагает равное по количеству и равное по качеству пение с двух клиросов, — рассказывает о традиции антифонного (с двух клиросов) пения Евгений Кустовский. — В Греции антифонное пение — норма, даже тогда, когда на каждом из хоров стоит по одному человеку. В России где-то с XVIII века двухклиросность приобрела другой, не предусмотренный Уставом оттенок. Правый хор стал высокопрофессиональной высокооплачиваемой концертной бригадой, цель которой — услаждать слух публики. А левый хор — это те, кто по немощам своим не дотягивает до уровня правого. В результате пение перестало быть равнокачественным. Неизменяемые песнопения стали исполнять пышно, концертно, а изменяемые песнопения, в которых и содержится тематика богослужения, кое-как припевали представители левого клироса. К сожалению, такой перекос существует до сих пор. А служба от этого только проигрывает».

Однако сегодня, когда для строительства храма используют нетрадиционные материалы, увеличивающие эффект гулкости, традиционный вариант размещения хора подходит не всегда. Может ли помочь в этом случае что-то кроме микрофонов и электронных усилителей? «Если в храме повышенная гулкость, надо располагать клирос так, чтобы прямой звук не смешивался с отраженным, — объясняет Евгений Кустовский. — Иначе при быстром пении получится, что в прямом звучании вы слышите одни слоги, а в отраженном те, которые пелись на слог или на два раньше, в итоге — слов не разобрать. Для этого певчих помещают наверху, на хорах, либо между клиросом и народом ставится выгородка — стенка, чаще всего с иконой. Но в храме с плохой акустикой, где звук не отражается, закрытый клирос еще более ухудшает звучание хора. Тогда можно поставить хор у западной стены храма на возвышении. Звук идет поверх голов, не встречая отраженного звука и не смешиваясь с ним».

Молитва под музыку?

Иногда спрашивают, почему в православном храме пение на службе не сопровождается инструментальной музыкой, как, например, на Западе, где звучит орган? «Церковная православная служба всегда была без аккомпанемента, — объясняет Евгений Кустовский. — Потому что церковное пение — это слаженное по времени и по высоте звука произнесение слов молитвы. Перед певчими и так стоит много задач, чтобы слова богослужебных текстов были донесены до прихожан. Орган, не обладая хорошей инструментальной дикцией, здесь скорее мешает».

«Есть две системы богослужения: западная и восточная, — говорит игумен Петр (Мещеринов). — Восточная состоит из молитвы и поучения, которые следуют одно за другим без пауз. По Уставу на Всенощном бдении полагается семь мест для чтения поучений. Молитвы и чтение должны перемежаться, и единственное, чего не полагается на нашей службе, — паузы. На западе молитва чередуется с размышлением, то есть идет молитва, а потом появляется пауза, во время которой человек может осмыслить то, о чем он сейчас помолился. Вот эту паузу стал заполнять в лютеранской службе орган. Такая служба с точки зрения эстетики более разнообразна, чем наша. Но здесь не может быть сравнений хуже-лучше, просто по-иному устроено богослужение. Там для музыки есть больше пространства. У нас более сконцентрированная, наполненная смыслами служба».

Но если в православном богослужении нет пауз для размышлений, то когда же понимать прочитанные молитвы и поучения? Можно стараться сразу уловить как можно больше. Можно, придя домой, вспомнить, что пелось и читалось, открыть и перечитать Евангелие, сборники богослужебных песнопений прошедшего дня.

Поскольку вы здесь…

… у нас есть небольшая просьба. Все больше людей читают портал "Православие и мир", но средств для работы редакции очень мало. В отличие от многих СМИ, мы не делаем платную подписку. Мы убеждены в том, что проповедовать Христа за деньги нельзя.

Но. Правмир это ежедневные статьи, собственная новостная служба, это еженедельная стенгазета для храмов, это лекторий, собственные фото и видео, это редакторы, корректоры, хостинг и серверы, это ЧЕТЫРЕ издания Pravmir.ru, Neinvalid.ru, Matrony.ru, Pravmir.com. Так что вы можете понять, почему мы просим вашей помощи.

Например, 50 рублей в месяц – это много или мало? Чашка кофе? Для семейного бюджета – немного. Для Правмира – много.

Если каждый, кто читает Правмир, подпишется на 50 руб. в месяц, то сделает огромный вклад в возможность о семье и обществе.

Дорогие друзья!

Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: