«Помогать кому-то бесплатно? Никогда!»

|
Как и почему человек становится волонтером? Зачем ему нужно отдавать кому-то бесплатно свое время и силы, и что он от этого получает? Волонтер петербургской благотворительной организации помощи бездомным людям «Ночлежка» Юля Болотова рассказывает свою историю.

Успешный и амбициозный IT-специалист Юля Болотова еще пару лет назад была уверена, что помогать кому-то бесплатно – затея странная. А говорить о том, что ты – волонтер, значит просто хвастаться. О бездомных Юля не думала вообще. Сейчас она ведет занятия для бездомных по компьютерной грамотности. И не может представить, что перестанет этим заниматься.

– Так получилось, что наше с тобой знакомство чуть меньше года назад началось как раз с долгих бесед про волонтерство: стоит ли рассказывать? Зачем? А не хвастовство ли это? А как же «делай добро и бросай его в воду?» Я помню, ты сомневалась, нужно ли публично говорить о том, что помогаешь другим людям. Сейчас твое мнение изменилось?

– Да. Точно стоит рассказывать, что ты об этом думаешь, что ты делаешь. Вопрос: как об этом говорить. Не делать акцент на том, что именно ты это делаешь, а говорить о том, как, в принципе, можно помочь, и что помощь требуется разная.

Помогать – не значит вкладывать все свои возможные силы. Это не значит, что ты – рыцарь на белом коне, который сейчас спасет весь мир. Это не значит, что помогать могут только богатые, а бедные не могут. Или только счастливые и полностью удовлетворенные жизнью.

У меня был спор с близким человеком, который говорил, что помогать другим можно, только когда ты сам чувствуешь себя целостным человеком, наполненным. У меня и до «Ночлежки» была другая точка зрения, а сейчас я еще больше утвердилась в том, что это как раз и делает тебя счастливее и наполненнее.

А тогда, прошлой осенью, акценты у меня были смещены. Я думала больше не о помощи, а о том, что подумают обо мне. Мне казалось, что когда человек говорит о том, что помогает, это звучит как хвастовство.

Еще был иррациональный страх: а вдруг люди начнут осуждать. До сих пор не понимаю, чего я боялась. Может, того, что тема такая: не детки больные, не котятки, не «мимими» совершенно. Когда я говорю людям о том, что помогаю бездомным, их реакция такая же, как и у меня перед первым занятием. Я тогда представляла чуть ли не двор с бочками и костром, бедные, замерзшие люди в лохмотьях, к которым иду я, готовая проповедовать и говорить: «Чуваки, сейчас я вас спасу». А оказалось, что это обычные люди, что они выглядят, как мы, как все, и что ничего в этом особого нет, совершенно это не страшно.

Петербургская благотворительная организация «Ночлежка» была создана в 1990 году. Уже 26 лет она помогает бездомным людям. В нашей стране это единственная организация (включая государственные и общественные), оказывающая комплексную помощь и проводящая реабилитацию людей, оказавшихся на улице.

«Ночлежка» – это всего чуть больше 20 сотрудников.

Подопечных «Ночлежки», то есть бездомных в Петербурге, по оценкам работников организации, около 60 тысяч.

– И стало просто и важно рассказывать, что ты – волонтер «Ночлежки».

– Не люблю, кстати, слово «волонтер», не ассоциирую себя с ним. Я просто помогаю.

Один из подопечных "Ночлежки"

Один из подопечных “Ночлежки”

– Чем плохо слово «волонтер»?

– У меня с ним негативные ассоциации. Когда работала на Олимпиаде в Сочи, до сих пор помню, было 4 ноября, 5 утра, мы работали на санно-бобслейной трассе, там проходили международные соревнования. Автобус с волонтерами сломался на трассе, а соревнования никто не отменял. И координатор объекта по рации объявил, что все сотрудники, независимо от должностей, должны выйти на трассу и поработать вместо волонтеров, иначе мы не сможем начать соревнования.

Мы стояли с моим коллегой в 6 утра и ловили санки, как бы смешно это ни звучало: ты стоишь в буквальном смысле с протянутыми руками, саночник едет, и если он переворачивается, санки вылетают из желоба. И люди стояли вдоль желоба, чтобы ловить эти санки.

Мой коллега спросил: «Ты работаешь на олимпиаде, а могла бы волонтером здесь быть?» И я тогда ответила: «Стара я для такого, и вообще мой уровень сознательности слишком низок, чтобы делать что-то бесплатно!»

Два года прошло, мне стыдно за эти слова до сих пор. Мне казалось, что это такое развлечение, фан, спортивное волонтерство. О социальном волонтерстве я вообще ничего не знала.

А когда пробежала свой первый марафон, увидела всех этих людей, которые на трассе подавали чай, кормили, поили, одевали и даже в конце шестого часа всё равно подбадривали и столько сил дарили нам, я никак не могла этого понять. Думала: «Ну ладно, я бегу, я делаю это для себя. Но откуда у человека столько энергии и любви к незнакомым людям, чтобы стоять на трассе и помогать просто так?» Я была им настолько благодарна. И поняла: если не отдам другим людям такую же часть, мне будет не по себе бежать следующий марафон. Поэтому на триатлонные соревнования прошлой весной я поехала в качестве добровольца.

Юля Болотова не любит слова "волонтер"

Юля Болотова не любит слова “волонтер”

– Почему ты, не имея опыта социального волонтерства, выбрала помогать бездомным? Обычно идут, как правило, по самым проторенным дорогам: больные дети, старики, животные.

– Я не думала о волонтерах вообще, о том, что кто-то что-то делает в свое свободное время. О «Ночлежке» как об организации слышала давно, но поскольку я не знала всю структуру, думала, что там есть фандрайзинг, благодаря которому всё и работает.

Помогать я стала случайно: увидела объявление в группе «Ночлежки», что требуется человек, который будет обучать компьютерной грамотности. Сразу же написала Карине (Карина Гаринова – координатор волонтеров в «Ночлежке»). А после этого остановилась и подумала: «Боже, что я сделала!» Я не представляла совсем, что это такое, что там за люди, что вообще там происходит.

Было страшно, конечно: одно дело – помогать, привозя какие-то вещи или еду, и совсем другое – общаться с людьми.

Но ведь уже не напишешь человеку второе письмо вдогонку, что я только что психанула и не подумала. Позднее в группе написали объявление о том, что за один час откликнулось пять человек. И всё, замолчали, мне никто не звонил. И я трусливо понадеялась, что, слава Богу, нашелся человек, наверняка более компетентный, его возьмут, и не придется никому ничего объяснять. А через пару дней Карина мне написала: «Мы прочитали, у вас лучшее резюме, приходите».

– Неужели был конкурс среди волонтеров?

– Получается, да. Надо было написать о своем преподавательском опыте, о работе. Никогда не забуду того облегчения, которое почувствовала, когда подумала, что выбрали другого человека. И когда Карина написала «приходите», это был большой шок для меня. Но это уж такая черта характера, что если, даже не подумав, ляпнула, держи слово. И я не могла отказать. И только после этого я узнала, что да, есть люди, которые ведут другие занятия, есть люди, которые помогают по-другому.

«Ночлежка» – одна из самых любимых и известных НКО в Петербурге. Сейчас у организации около 700 волонтеров. И их число растет, в прямом смысле, каждый день. По словам директора «Ночлежки» Григория Свердлина, на помощи волонтеров держится практически всё: ночной автобус, который по будням развозит бездомным еду, мероприятия в реабилитационном приюте «Ночлежки» от концертов и вечеров стихов до занятий оригами и гимнастикой, проведение PR-акций, концертов на крыше и рок-фестивалей, ежегодные большие сборы «Ночлежкой» блинов на Масленицу и праздничных наборов на Новый год и 8 Марта.

"Ночной автобус"

“Ночной автобус”

– Как прошло первое занятие?

– Я не готовилась к нему, просто продумала, что в этот день мы поговорим, я узнаю, какие потребности у людей, пойму, как и что. Опять же признаюсь, что я сидела и смотрела на часы. Прошло 5 минут, никого не было, 10 минут, никого не было. И вот это ощущение, как в школе, что сейчас пройдет еще пять минут, и можно слинять, и потом сказать Карине, что никто не пришел, никому это не надо. И тут проходит 15 минут, и в библиотеку начинают заходить люди.

Пришло человек восемь. Они сразу стали задавать вопросы. Через две минуты я напрочь забыла о каких-то своих страхах и переживаниях, вошла в обычную колею, когда надо что-то организовать, рассказать, научить, построить. Всё очень легко прошло, интересно было и мне, и им. Мы придумали план действий, как будем заниматься. На следующем уроке мы уже изучали электронную почту, я придумала игровые моменты.

В бизнесе ты ведешь обучение и понимаешь, как ты можешь людей мотивировать: больше знаний, значит, еще один level up, значит, растешь в своей области.

А здесь атмосфера немножко другая. Первое время меня удивляло, что человек может сидеть и сидеть, а потом встать, уйти на 10 минут, потом вернуться. Или слушать меня, а затем перебить и начать спрашивать, как я, например, пробежала марафон. И я поняла, что мои занятия, они, конечно, и про пользу, и про современные знания, то, что может пригодиться в устройстве на работу, например. Но, с другой стороны, людям просто очень важно пообщаться. Они знают, что я каждую неделю прихожу. Костяк учеников примерно один и тот же, кто ходит постоянно. Человек 10, все с вопросами. Ни разу не было, чтобы никто не пришел.

У нас так сделано, что час я рассказываю тему урока, а второй час отвечаю на вопросы. Вопросы совершенно разные: и как работать в Excel и Word, таблички сделать, и как с электронной почтой, и по устройствам, и с оформлением резюме.

Я стараюсь прийти пораньше, поговорить со всеми, что новенького, кто чем занимался, как неделя прошла. На втором уроке мы изучали электронную почту и, как закрепление, я оставила свой адрес, сказала, что это единственный вид связи, который можно держать со мной. И мне периодически пишут вопросы, серьезные, по теме, если что-то не получается. Для меня это, конечно, интересный опыт, необычный.

Приют «Ночлежки» рассчитан на 52 места: 40 мужских и 12 женских, что соответствует примерной пропорции мужчин и женщин на улице. Это самый большой социальный центр для бездомных в городе.

Люди, проживающие в приюте, совместно с социальным работником, психологом и юристом вырабатывают план по реабилитации. Он может включать восстановление документов, получение пенсии или инвалидности, оспаривание мошеннических сделок в суде, трудоустройство и поиск жилья.

Средняя продолжительность нахождения человека в приюте – 4,5 месяца. За 2015 год реабилитацию в приюте прошли 233 человека. Большая часть из них вернулась к обычной жизни.

Приют "Ночлежки"

Приют “Ночлежки”

– Как проходит занятие?

– Я к каждому уроку готовлюсь. У меня есть тема урока, я ее продумываю заранее и задания к ней тоже. Потом пишу Карине, и она вешает объявление с темой на двери библиотеки, где мы занимаемся. Есть люди, которые ходят ко мне довольно давно, но некоторые темы всегда актуальны, например, о том, как завести электронную почту. Это занятие мы проводим точно хотя бы раз в месяц, для новеньких. И те, кто уже был и всё знает, могут придти ко второму часу и задать свои вопросы.

Я прислушиваюсь к вопросам. Например, в прошлую субботу мне три человека сообщили, что им нужен Excel. Двое из них хотят устроиться на работу вахтерами в общежитии, и их там предупредили, что нужно знание этой программы, заполнять таблички, но времени и возможностей их обучить нет, поэтому если они не умеют в Excel работать, то место не получат.

Три человека – это достаточно большой запрос, поэтому, конечно же, следующий урок будет про Excel.

– Весь опыт твоих занятий исключительно положительный?

– Однажды у нас возник конфликт между учениками. Один мужчина долго сидел на занятии, смотрел на меня, молчал, и я пыталась его разговорить, что не нужно стесняться, что если он не понимает, нужно спрашивать, что я остановлюсь на любом месте, на любом моменте и еще раз всё объясню. А он сказал: «На самом деле мне просто скучно».

Когда он это произнес, остальные на него довольно агрессивно начали нападать, мол, тебя здесь не держат. Несколько человек сразу накинулись на одного. И мне пришлось сказать, что только я решаю, остается или нет человек на уроке, мы не спорим здесь, не оскорбляем. Эти правила непреклонны. С тем человеком мне было довольно сложно, я сказала, что веселее, чем сейчас, не будет точно, и это, конечно, личное дело каждого – приходить или нет на занятия, но вряд ли есть смысл оставаться на уроке. И он ушел.

На днях тоже была ситуация неприятная. Параллельно был включен телевизор, и один из моих учеников, напористый, видно, что привыкший командовать, потребовал выключить его, потому что там шел какой-то сериал про евреев. Он сказал, что терпеть их не может. Тут же опять пошел спор. Пришлось вмешаться, сказать, что, во-первых, это нужно прекратить, во-вторых, я не люблю таких разговоров и прошу на моих занятиях не обсуждать подобные вещи. Не считаю, что можно делить людей по подобным признакам и категориям.

Я всё время готова внутри к тому, что это не котятки. Даже если это хорошие люди, мне кажется, они настолько обижены жизнью, что могут быть очень вспыльчивы.

Факты и статистика (данные организации «Ночлежка» за 2014 год):

– самая частая причина, по которой человек оказывается на улице, – семейные обстоятельства (родители выписали сына или, наоборот, дети – родителей, жена поменяла замки, муж ушел, хлопнув дверью, и т.д.) – 39%;

– 72% бездомных имеют образование (высшее, среднее или среднее специальное);

– мужчин среди бездомных – 70%;

– 93% бездомных являются гражданами РФ.

– С кем-то из учеников выстроились более близкие, дружеские отношения?

– В приюте жила женщина, которая ходила с начала занятий. Она улетела 9 марта. Улетела к сыну, будет жить с ним, с семьей, в своем доме, это здорово. Но мне было трудно расставаться.

Подопечный "Ночлежки"

Подопечный “Ночлежки”

– Было непонимание у близких людей: «Зачем тебе это? Фу, бездомные»?

– Я вообще почему-то поначалу не представляла, как скажу друзьям, что хожу к бездомным. Сейчас у меня все знают: на работе, все мои близкие друзья, приятели. Ни один человек не высказался в таком ключе. Так, чтобы кто-то осудил, нет. Люди, наоборот, задают вопросы, спрашивают, куда можно сдать вещи, что принести в приют.

Недавно мне написала знакомая из Барнаула, с которой мы не общались года четыре. Написала: «Привет». И я подумала: что, интересно, сейчас скажет человек, с которым мы столько лет не общались. И она спросила, не знаю ли я, есть ли в Барнауле организации, похожие на «Ночлежку». И я понимаю, что человек никак вообще не реагирует на другие мои посты, никак не поддерживает связь, но он читает про «Ночлежку», думает о том, что тоже может помочь!

Мне кажется, это женская сущность: ты отдаешь тепло, часть души, сердца, делишься заботой. У мужчин более прагматичный, рациональный подход. Если я так помогаю «Ночлежке», то мой близкий человек, мужчина, он финансово предпочитает помогать, более рационально. Мне кажется, что помощь другим и отдача – часть гармонии и баланса. Чем больше отдаешь, тем больше у тебя внутри места принимать, тем больше возвращается.

Это не бартер, конечно, что вот я сейчас отдала 2 кг добра, мне, пожалуйста, 4 засчитайте и верните, и галочки поставьте. Я недавно похожее услышала про детей: когда рожаешь первого ребенка и всем сердцем его любишь, в тебе еще больше внутри любви становится, которую ты можешь отдавать.

Цифры и деньги:

– накормить одного человека во время рейса «Ночного автобуса» – 54 руб.;

– проживание одного человека в приюте «Ночлежки» в течение месяца – 7548 руб.;

– средние расходы «Ночлежки» на то, чтобы вернуть одного человека к обычной жизни – 33967 руб.

– Помнишь свое самое сильное потрясение, связанное с бездомными?

– Я всегда думала, что бездомным можно стать, только если ты сам докатился до этого.

– «Сами виноваты!»

– Да. Именно вина, да. Пить начал? Не справился? Сам виноват. Всегда думала, сам запил, сам пропил, и вот привет, ты уже бездомный. Сейчас, конечно, я так не думаю. Если у тебя есть родители, друзья, черта характера, которая тебе позволяет, может быть, не унывать или среди обстоятельств всё равно держаться, это везение. Тебе просто повезло.

Если с тобой так не случилось, или случилось плохое, и ты смог это преодолеть, порадуйся. Но это не значит, что другие виноваты, или ты такой молодец. Это часть везения, провидения. Не все люди одинаковы. Если ты смог, не все так смогут, и это надо принимать как данность. И с отрицанием того, что кто-то виноват, пришло понимание, что помогать надо всем бездомным, неважно, как они в этой ситуации оказались, как пришли к этому.

Сейчас от меня много людей узнают о «Ночлежке», меняют свою точку зрения. Я рассказала близкой знакомой, которая, как мне казалось, очень далека от этого. Она – сильный характером человек, даже жесткий, и не принимает чужую слабость. И поначалу я представляла, что если заведу разговор о бездомных, реакция будет в том же формате «сами виноваты». А она посмотрела на меня и сказала: «Я горжусь тобой, детка!» И на следующий день рассказала обо мне на работе, они быстро собрали пакет сладостей, печенюшек, который я отнесла в «Ночлежку».

Это был мне урок: не надо думать за других людей, не надо! Они сами разберутся, как к чему относятся. Ты никогда не знаешь, что у человека в голове, никогда не предугадаешь, какая будет у него реакция. В таких делах точно не надо обращать внимания на других людей, надо делать то, что тебе кажется правильным.

– Получается, ни один страх твой не подтвердился?

– Да, получается так. Один из самых прагматичных был связан со временем: что я не буду успевать, у меня не будет хватать времени на регулярные занятия. Если учесть, что час я добираюсь туда, час обратно, два часа там и еще часа два на подготовку, это получается шесть часов в неделю. Прилично. Для моих каких-то личных дел не всегда находится столько времени, а здесь находится, каждый раз находится.

– Ты не думаешь заканчивать?

– Всё зависит от востребованности. Пока я вижу, что это нужно, что это приносит пользу. Стали приносить технику, планшеты. Недавно подошла девочка, попросила помочь скачать читалку. Мы скачали ей на планшет, и она открыла русско-коряцкий словарь. Оказалось, что она знает язык, и ей надо было что-то уточнить. Еще час тогда с ней просидели на подоконнике, читали там слова.

Я не вижу причин, по которым я могла бы сама прекратить занятия. Сказать, что я, возможно, перегорю? Перегореть можно, когда ты действительно всего себя вкладываешь, а шесть часов в неделю – это явно не максимум, перегореть мне точно не грозит.

Юля Болотова

Юля Болотова

– Что тебе дает «Ночлежка» и занятия с бездомными?

– Очень много сломалось стереотипов, совершенно разных. Начиная с того, как становятся бездомными, как они живут, как выглядят, как помогают другие люди. И потом это вылилось в то, что сейчас уже, безотносительно «Ночлежки» и бездомных, я на все ситуации смотрю с разных сторон. «Ночлежка» научила, что всё всегда неоднозначно, много ракурсов, точек зрения. От зашоренности излечила.

Однажды была история. Карина ушла в отпуск, я поздно подумала о теме занятия и не успела ей написать. И Влада, коллега Карины, пишет: «Юля, подошел мужчина и сказал, что Карина ушла в отпуск, а как мы узнаем тему занятия? Нам надо знать!» Я объяснила, что мы вешаем объявления. И через пять минут Влада написала: мужчина сказал, что сам всё сделает, напечатает и перешлет по электронной почте файл, чтобы распечатали. А мы как раз за день до этого проходили Word и то, как делать объявления, печатать текст. Я была очень горда.

Я спрашиваю у нее: «Что за мужчина? Весь в татуировках, в шапке, у которого даже на веках татуировки?» Влада говорит: «Да». И я говорю: «Это мой самый прилежный ученик!»

Виктор вышел как раз из мест заключения, и, я так понимаю, он там довольно долго находился, и внешность у него бросается в глаза. Но мне кажется, последнее, на что я теперь обращаю внимание, это как раз внешность. Ничего бы этого не было без «Ночлежки».


Читайте также:

Понравилась статья? Помоги сайту!
Правмир существует на ваши пожертвования.
Ваша помощь значит, что мы сможем сделать больше!
Любая сумма
Автоплатёж  
Пожертвования осуществляются через платёжный сервис CloudPayments.
Комментарии
Похожие статьи
Нищие и бездомные – неудача Бога?

Что делать, когда уделять время нищим совсем не хочется

Как Дед Мороз к московским бездомным приходил

Сначала волонтеры угостили бездомных горячей пищей, потом Дед Мороз раздал подарки

Александр Жуков: Как я был бомжом

«Ты не нужен нам бедный и унылый. Ты нужен нам богатый и веселый, как раньше»