Дети-сироты: есть ли в России перемены к лучшему?

Последние месяцы проблема детей-сирот стала одной из «топовых». Общество шумит: принятие «Закона Димы Яковлева», погибший в Америке Максим Кузьмин, история с его братом Кириллом, о судьбе которого спорят российские и американские власти, пересчеты в СМИ, в социальных сетях погибших детей в Америке и России «за прошедшие периоды», политические игры со всех сторон, где игроки как щит к своим интересам выдвигают «права детей»… Но так сложно в этом шуме услышать слова действительно о детях-сиротах, об их проблемах, чтоб безо всякого политического подтекста.

Что же реально изменилось за прошедшее время?

Рассказывает президент благотворительного фонда «Волонтеры в помощь детям-сиротам» Елена Альшанская.

Среди фактических изменений можно назвать постановление, которое связано с облегчением процесса семейного устройства ребенка и с материальным стимулированием усыновителей, которые собираются взять в семью детей-инвалидов, братьев-сестер и детей старше семи лет.

Еще вышли постановления, связанные с медицинским обследованием детей-сирот – и тех, кто живет в учреждениях, и тех, кто воспитывается в принимающих семьях. Порядок прохождения медицинского обследования родителями тоже будет определен. Больше, в общем-то, ничего предпринято не было.

Зато у нас уже несколько месяцев в рамках рабочих групп Госудумы и Совета Федерации идет обсуждение, в котором задействовано множество экспертов. И эксперты там очень много говорят о том, что необходим системный подход, что существующими сегодня мерами проблемы детей-сирот не решить, что необходимы другие какие-то действия, которые смогут преломить существующую ситуацию. Я очень надеюсь, что из этого обсуждения выйдет что-то дельное.

Важно и то, что за прошедшие два месяца общество просто узнало о теме детей-сирот, впервые задумалось над ней и стало ее активно обсуждать. В этом смысле даже некоторые вещи, которые вроде делаются с целями пропаганды, просто какого-то нездорового интереса, начинают работать в совершенно ином смысле.

Например, показывают по центральному каналу в прайм-тайм Юлию — кровную маму Максима и Кирилла Кузьминых, с целями, вроде бы явно далекими от того, чтобы как-то реально помочь детям-сиротам. Но эта программа на самом деле стала для многих откровением: она продемонстрировала, как реально живут многие семьи в стране. Людям показали — откуда берутся сироты, которые потом попадают в детские дома. Ведь нередко детские дома мыслятся чем-то отдельным, параллельным, не связанным с нашей повседневной жизнью, с людьми, которые находятся рядом с нами.

И тогда встали вопросы, на которые нет однозначного ответа: что делать, можно ли помочь такой маме, можно ли отдать ей ребенка? Как быть, если ребенок уже в семье, можно ли его оттуда забирать? Как принимать такие решения? Эти и другие вопросы могут продвинуть серьезную общественную дискуссию на тему социального сиротства в России.

Я не знаю, чем все это закончится и закончится ли вообще чем-нибудь реальным. Но очень важно, чтобы мы все поняли: проблема сиротства — это, что происходит рядом, это жизнь наших соседей и родственников, а не закрытый неизвестный мир, разворачивающийся за стенами детского дома. Детский дом — следующий этап. Все начинается в семье, с семьи.

Людям показали жизнь одной из семей, где пьет бабушка, где пьет мама с 12 лет, и у нее нет ничего за душою, нет никакой поддержки, ей негде было научиться стать матерью… И ведь эта ситуация, к сожалению, не единична, не уникальна, иначе откуда у нас столько детских домов?

Значит, нужно задуматься, как быть с такими ситуациями, как их разрешать и не допускать.

То есть раскручивать клубочек нужно от самого начала, разбираться с массовым семейным неблагополучием…

Читайте также:

Дети-отказники и их родители: кто виноват и что делать

Елена Альшанская: У приемной семьи должен быть выбор

Елена Альшанская: Ответ России на «закон Магнитского» абсурден и нелогичен

Понравилась статья? Помоги сайту!
Правмир существует на ваши пожертвования.
Ваша помощь значит, что мы сможем сделать больше!
Любая сумма
Автоплатёж  
Пожертвования осуществляются через платёжный сервис CloudPayments.
Похожие статьи
Елена Альшанская: Появился шанс на серьезные перемены к лучшему для детей-сирот

Постановление правительства, вступающее в силу 1 сентября, содержит принципиальные новшества

В Тульской области запустят проект «Наставники» для помощи детям-сиротам

Наставниками детей должны стать активные граждане, известные политики, спортсмены, актеры