Дети-сироты: есть ли в России перемены к лучшему?

Последние месяцы проблема детей-сирот стала одной из «топовых». Общество шумит: принятие «Закона Димы Яковлева», погибший в Америке Максим Кузьмин, история с его братом Кириллом, о судьбе которого спорят российские и американские власти, пересчеты в СМИ, в социальных сетях погибших детей в Америке и России «за прошедшие периоды», политические игры со всех сторон, где игроки как щит к своим интересам выдвигают «права детей»… Но так сложно в этом шуме услышать слова действительно о детях-сиротах, об их проблемах, чтоб безо всякого политического подтекста.

Что же реально изменилось за прошедшее время?

Рассказывает президент благотворительного фонда «Волонтеры в помощь детям-сиротам» Елена Альшанская.

Среди фактических изменений можно назвать постановление, которое связано с облегчением процесса семейного устройства ребенка и с материальным стимулированием усыновителей, которые собираются взять в семью детей-инвалидов, братьев-сестер и детей старше семи лет.

Еще вышли постановления, связанные с медицинским обследованием детей-сирот – и тех, кто живет в учреждениях, и тех, кто воспитывается в принимающих семьях. Порядок прохождения медицинского обследования родителями тоже будет определен. Больше, в общем-то, ничего предпринято не было.

Зато у нас уже несколько месяцев в рамках рабочих групп Госудумы и Совета Федерации идет обсуждение, в котором задействовано множество экспертов. И эксперты там очень много говорят о том, что необходим системный подход, что существующими сегодня мерами проблемы детей-сирот не решить, что необходимы другие какие-то действия, которые смогут преломить существующую ситуацию. Я очень надеюсь, что из этого обсуждения выйдет что-то дельное.

Важно и то, что за прошедшие два месяца общество просто узнало о теме детей-сирот, впервые задумалось над ней и стало ее активно обсуждать. В этом смысле даже некоторые вещи, которые вроде делаются с целями пропаганды, просто какого-то нездорового интереса, начинают работать в совершенно ином смысле.

Например, показывают по центральному каналу в прайм-тайм Юлию — кровную маму Максима и Кирилла Кузьминых, с целями, вроде бы явно далекими от того, чтобы как-то реально помочь детям-сиротам. Но эта программа на самом деле стала для многих откровением: она продемонстрировала, как реально живут многие семьи в стране. Людям показали — откуда берутся сироты, которые потом попадают в детские дома. Ведь нередко детские дома мыслятся чем-то отдельным, параллельным, не связанным с нашей повседневной жизнью, с людьми, которые находятся рядом с нами.

И тогда встали вопросы, на которые нет однозначного ответа: что делать, можно ли помочь такой маме, можно ли отдать ей ребенка? Как быть, если ребенок уже в семье, можно ли его оттуда забирать? Как принимать такие решения? Эти и другие вопросы могут продвинуть серьезную общественную дискуссию на тему социального сиротства в России.

Я не знаю, чем все это закончится и закончится ли вообще чем-нибудь реальным. Но очень важно, чтобы мы все поняли: проблема сиротства — это, что происходит рядом, это жизнь наших соседей и родственников, а не закрытый неизвестный мир, разворачивающийся за стенами детского дома. Детский дом — следующий этап. Все начинается в семье, с семьи.

Людям показали жизнь одной из семей, где пьет бабушка, где пьет мама с 12 лет, и у нее нет ничего за душою, нет никакой поддержки, ей негде было научиться стать матерью… И ведь эта ситуация, к сожалению, не единична, не уникальна, иначе откуда у нас столько детских домов?

Значит, нужно задуматься, как быть с такими ситуациями, как их разрешать и не допускать.

То есть раскручивать клубочек нужно от самого начала, разбираться с массовым семейным неблагополучием…

Читайте также:

Дети-отказники и их родители: кто виноват и что делать

Елена Альшанская: У приемной семьи должен быть выбор

Елена Альшанская: Ответ России на «закон Магнитского» абсурден и нелогичен

Поскольку вы здесь…

… у нас есть небольшая просьба. Все больше людей читают портал "Православие и мир", но средств для работы редакции очень мало. В отличие от многих СМИ, мы не делаем платную подписку. Мы убеждены в том, что проповедовать Христа за деньги нельзя.

Но. Правмир — это ежедневные статьи, собственная новостная служба, это еженедельная стенгазета для храмов, это лекторий, собственные фото и видео, это редакторы, корректоры, хостинг и серверы, это ЧЕТЫРЕ издания Pravmir.ru, Neinvalid.ru, Matrony.ru, Pravmir.com. Так что вы можете понять, почему мы просим вашей помощи.

Например, 50 рублей в месяц – это много или мало? Чашка кофе? Для семейного бюджета – немного. Для Правмира – много.

Если каждый, кто читает Правмир, подпишется на 50 руб. в месяц, то сделает огромный вклад в возможность нести слово о Христе, о православии, о смысле и жизни, о семье и обществе.

Похожие статьи
Елена Альшанская: Появился шанс на серьезные перемены к лучшему для детей-сирот

Постановление правительства, вступающее в силу 1 сентября, содержит принципиальные новшества

Архимандрит Андрей (Конанос): Дети-«бунтари» – это проверка нашей души

Можно ли в воскресенье говорить, что Бог есть любовь, а в понедельник раздавать тумаки

Дорогие друзья!

Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: