Попробуйте не осуждать — и продлится радость Рождества

 «Вот и канун Рождества — Сочельник. В палево-дымном небе, зеленовато-бледно, проступают рождественские звезды. Вы не знаете этих звезд российских: они поют. Сердцем можно услышать, только: поют — и славят. Синий бархат затягивает небо, на нем — звездный, хрустальный свет. Где же, Вифлеемская?.. Вот она…»

Так проникновенно о Рождестве, которое помнил с малых лет, и которое только и может быть в России, писал Иван Шмелев. Проходят годы, они летят стремительно, но каждый год одно и то же чувство — близости Рождества, возвращения в детство и ожидания чуда. Эти праздничные дни наполнены радостью. Это те дни, когда не потребно, не благословляется никому печалиться, потому что в мир пришел Спаситель, чтобы спасти каждого из нас.

Что такое радость в жизни и готовы ли мы оставить все и следовать за Вифлеемской звездой спустя более 2000 лет от Рождества Христова? Мы разговариваем с епископом Воскресенским Саввой, викарием Святейшего Патриарха, наместником Новоспасского ставропигиального монастыря:

— Владыка, мы часто говорим о радости. А в Вашем понимании, что такое радость, когда она наступает?

— На самом деле чувствуешь радость, когда Господь тебя слышит и отвечает тебе. Ощущение, что ты все время ходишь перед очами Божьими  Когда ты это чувствуешь, то это радость. Ты нужен, ты Богу для чего-то нужен. Ты не одинок.

В дни Рождества во всех храмах звучит «С нами Бог» — и это, наверное, самая большая радость. Он пришел в этот мир, чтобы быть с нами, с каждым из нас. И когда это чувствуешь, что именно для тебя родился Христос — это большая радость, которая обращает тебя посмотреть на свою жизнь. И если Бог в сердце — то жизнь наполнена светом и радостью, несмотря ни на какие перипетии, неустройства, болезни, страдания. И сколько бы не прошло времени на этой земле, Его рождение — основа всей истории человечества. Даже летоисчисление ведется от Рождества Христова.

Еще испытываешь ощущение радости на службе. Очень часто Церковь ассоциируются у людей с печалью. Там учат страдать, смиряться, терпеть, потупить глаза в пол; но Церковь — это прежде всего радость бытия, радость вечной жизни. У нас религия оптимистов, наполненная радостью. Надо только это понять. А еще радость не может быть в полном одиночестве, а Церковь — это соборность.

Что такое Литургия — это совместное служение, совместная молитва, которую все мы разделяем. А молитва может и горами двигать. Разве это не радостно? У апостола Павла в послании есть такие слова: «Радуйтесь всегда в Господе; и еще говорю: радуйтесь» (Флп. 4:4).

Я люблю ощущение храма, мерцания лампад, его тишину и пение хора. В памяти остался хор бабушек. И их пение на всю жизнь вкралось в сердце. Они, несмотря на их трудную, полную испытаний жизнь, сохранили радость и любовь к людям, которую мы ныне в полной мере не имеем, потому что погружены в свой мир проблем и суеты. Мы перестали быть щедрыми в заботе друг к другу, в душевной теплоте, в любви. Все наше внимание направлено на себя, и мы замыкаемся в своем мире. И в «своем аквариуме» (а чаще это террариум) очень трудно мыслить масштабами вечности, любви.

Еще мне радостно, когда к тебе люди приходят. Эта такая любовь Божия к тебе, что Он через тебя позволил сотворить доброе дело одному, второму или третьему человеку…

Сейчас еще для меня радость в тишине, в неком покое, в спокойствии, в умиротворении. Эти минуты редки, но когда они приходят, я это ценю. Надо ценить каждое мгновение жизни, дарованное Богом, и тогда будет больше радости. Мы не умеем видеть радость в солнечном дне, во встрече с людьми, в возможности ходить в храм… В жизни много радости, только надо уметь ее ощущать и творить.

— Вопрос Вам покажется немного традиционным. Но до сих пор, даже по прошествии стольких веков, люди ищут на него ответ: для чего родился Спаситель в этой убогой пещере? Неужели только для того, чтобы быть распятым?

— Спаситель принес людям заповедь любви. Он показал, что все покрывается любовью. И нас Он учил любить ближних. А то, что Он распят — это уже завершение пути, пути любви Богочеловека. Он распят по любви к нам, из любви к своему творению. И рожден в убогой пещере, потому что пришел в мир не как царь, покоритель, властелин; пришел не унижать, а возвышать человека…

— А Вы раньше как праздновали Рождество?

— Конечно, Рождество — это снег, зима, это дорога в храм. Меня водила бабушка. Ходили в валенках. Это ощущение всегда какой-то тайны. Главное, что дошли в храм, а там уже тепло, радостно, ощущение происходящего великого события. В Церкви всегда это присутствует, Церковь всегда из года в год возвращает нас к переживанию светлых чувств, каждый год дает нам возможность размышлять, возвращаться.

Рождество всегда возвращает в детство. Это детское восприятие великого праздника остается на всю жизнь. Сидишь, взгрустнется, и вдруг — этот путь в зимний храм, и в душе — колокольчики Рождества из того самого детства. И воспоминания уводят к тем людям, которых уже нет в этом земном мире, но они всегда с тобой. Они живы и в твоем сердце, у Бога. Именно они вели тебя к Рождеству, по этому пути, который, кстати сказать, никому не обещает легкой жизни, но это путь любви. Это огромный труд человеческой души. И в этом труде, работе над собой — тоже радость. Это я к слову сказал, памятуя Ваш предыдущий вопрос.

— В древние времена появление или исчезновение звезд связывалось с рождением или смертью великого человека, именно от таких представлений сохранилось крылатое выражение «взошла звезда» и «погасла звезда». Волхвы, идущие за звездой поклониться рожденному Иисусу Христу, символизируют все народы, идущие к Источнику Вечной Жизни. Но в этом символе можно прочесть и обращение к нам, живущим через 2000 лет, — а мы кто такие? Идем ли мы за Вифлеемской звездой?

– Господь не обещает нам радостей земных, Он нам обещал, и тогда, и сейчас Царство Небесное. Но не просто так. Надо к этому приходить, надо от чего-то отказываться, от привязанностей к этому земному своему жительству, от своих страстей, грехов…

Определенная часть идет, но, конечно, далеко не большинство. Это малая часть, но Господь и сказал, что «малое стадо спасется». А остальная часть, большинство, будет занята той суетой, которая окружает: кому-то нужно зарабатывать деньги, кому-то надо пойти в больницу, кому-то на рынок, кому-то в магазин, кому-то нужно отдыхать. Та суета, которая сейчас существует, она захватила людей. Тем более сейчас есть телевизор, радио, интернет, различные развлечения.

Узкими вратами человек должен всегда себя теснить, а человек этого делать не хочет. Он хочет по максимуму себя расширить. А эти узкие двери являются великим препятствием. Помню высказывание одного олигарха, который сказал: «Для меня человек начинается с миллиарда». Господь его посрамил, потому что начался кризис, и у него миллиарда не стало.

Слава Богу, что есть величайшие подвижники, которые идут на свет Вифлеемской звезды. Они есть в любое время и в любом веке. Есть и сегодня. Мы просто мало о них знаем. Но те бабушки, которые рядом с нами, которые вставали ни свет ни заря, которые, преодолевая все трудности и запреты, шли за несколько километров в храм по настоящему морозу. Разве они не шли за Вифлеемской звездой ?

– Рождество всегда считалось самым главным праздником детства. Что значит быть как дети?

— Радоваться. Радоваться всему. Эта радость должна быть естественной, детской. Она идет из глубины души, она не объясняет это событие, она просто знает, что оно есть. Искренне все воспринимать, бесхитростно.

— А как сохранить эту радость после праздника? Ведь Рождество заканчивается, наступают будни…

— Это самое сложное. Радость не должна превратиться в обыденность. Радость не должна стать тем, к чему мы начинаем привыкать. Радость — это состояние души, мы радуемся чему-то светлому, великому. И тут опять же нужен подвиг, подвиг не осуждения. Как только не судишь никого — радостно.

Мне как-то один человек говорит, что у него такое горькое состояние, постоянно состояние огорчения. Я ему задаю вопрос, как там у него дома, на работе, есть ли проблемы. Он признался, что приходится иметь конфликтные ситуации. «А ты постарайся никого не осуждать». Человек был разочарован, он думал, что надо  какое-то грандиозное дело сделать, может съездить куда-то по святым местам, таблетки дорогие попить…

Мы всегда думаем о значительном, масштабном и не замечаем простого. Я ему отвечаю: «Не надо этого ничего — постарайся никого не осуждать». «Это так просто», — был его ответ. «Просто? А ты попробуй. Я тебя ничего не прошу, постарайся хотя бы неделю прожить, не осуждая никого». Через три дня приходит: «Невозможно! Я даже поражен, не могу никого не осудить. Я специально с утра встал, все мысли гоню, телефон отключил. Но проходит час — два, и я про кого-то начинаю думать плохо. Только я эту мысль прогоню, такое благостное состояние». В состоянии «вне осуждения» он продержался полдня. Так было на душе хорошо. Но потом вышел из дома, зазвонил телефон… И он почувствовал, как потерял эту радость.

Попробуйте пожить в мире со всеми. Вы скажете, что это невозможно, этого никак нельзя осуществить в реальном мире. Но ведь все подвижники жили в реальности мира, и даже тогда, когда старались уйти от него, мир сам приходил к ним, чтобы учиться радости и любви. Попробуйте не осуждать — и ваша рождественская радость продлится.

Записала Юлия Стихарева

Помоги Правмиру
Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!
Пожертвования осуществляются через платёжный сервис CloudPayments.
Похожие статьи
Археолог Сергей Белецкий: Надо меньше копать и больше думать

Как в Пушкинском заповеднике хотели вскрыть могилы тригорских помещиков

Николай Диденко: Когда работал только для себя, чувствовал пустоту

Солист мировых оперных театров о том, зачем детям с тяжелыми заболеваниями петь

Если ребенок серьезно заболел, вокруг страдает 30 человек

Директор фонда Константина Хабенского о помощи детям с опухолями центральной нервной системы

Дорогие друзья!

Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!