После свадьбы они хотели развестись, а теперь у них 16 детей

|
В день памяти святых Петра и Февронии многодетная семья Ефановых рассказывает о своем пути к счастью и делится секретами быта.

Сергей и Валентина Ефановы живут в селе Крутые Хутора Липецкой области. И воспитывают семь кровных и девять приемных детей. «Нам говорят – герои. А тут не героизм, а эгоизм: мы делаем, что любим. Это ж эгоизм самый натуральный», – рассказывает Валентина.

Папа: Сергей, 42 года

Мама: Валентина, 38 лет

Дети: София, 14 лет, Анна, 11 лет, Ульяна, 9 лет, Мария, 6 лет, Тихон, 3 года, Николай, 2 года, Михаил, 4 месяца

Владимир, 15 лет (7 лет в семье), Эльвира, 15 лет (5 лет в семье), Виктория, 16 лет (5 лет в семье), Александра, 16 лет (полтора года в семье), Геннадий, 13 лет (полтора года в семье), Марк, 7 лет (полтора года в семье), Александр, 15 лет (полтора года в семье), Александр, 16 лет (год в семье), Анастасия, 16 лет (1 месяц в семье)

Верующими мы были тогда только на словах

Валентина: Я сама из большой семьи – нас у родителей трое, три сестры. Муж из семьи, где вырастили пятерых детей. Так что я всегда была уверена, что семья у нас будет большая. Но не настолько.

С мужем мы познакомились, когда он, каменщик, восстанавливал в нашей деревне храм. Как-то проводил меня и сразу же сказал: «Выходи за меня замуж». Через три месяца – сыграли свадьбу. Мне было 22 года, Сергею – 26 лет.

Первые года два жили у моих родителей, пару лет в общежитии, снимали квартиру, а потом купили домик в Крутых Хуторах.

Верующими мы были тогда только на словах. Крестились, венчались, но не представляли себе, что такое – быть в Церкви.

Первые годы – серьезно ссорились. Вплоть до того, что года через два собрались разводиться. Причем ссоры – из-за каких-то бытовых мелочей, сейчас они кажутся полной ерундой. Да и образ жизни мы вели не очень правильный – праздники какие-то, отмечания, выезды, дни рождения. И это все неблаготворно влияло на нашу семью. Постоянные раздражения, ругань, какая-то недосказанность, обиды…

Сергей: Не развелись только с Божьей помощью – как раз только-только начали в храм ходить.

Как-то поняли, что надо научиться уступать друг другу. Сначала совершенно не умели.

Именно в храме пришло понимание, что проблемы-то не в бытовых условиях, а в нас самих. Научись любить ближнего, как самого себя, понеси его проблемы, и все будет нормально.

А тогда – каждый на своей волне и каждый гордый: «Что это я должен уступать! А почему это я должна уступать!» А если промолчать, уступить друг другу, то многие проблемы решатся сразу.

Сейчас тоже бывают какие-то недоразумения, можем повздорить. Но это не сравнишь с тем, что было в первые годы семейной жизни: «Да пошел ты, да пошла ты!» А сейчас это спор двух любящих людей, в котором мы ищем компромисс, лучший для нашей семьи.

Начинаешь прислушиваться. Жена говорит: «Давай вот так сделаем», и понимаешь, что так будет лучше. Или она услышит, что предлагаю я. Если мы не будем спорить, тогда можно сделать что-то неправильно.

«Соня нам не мешала»

Валентина: Через год и месяц после свадьбы у нас появилась Сонечка – первая. Я очень радовалась, когда узнала, что беременна: танцевала, наверное, одна часа два в комнате, очень хотелось ребенка.

Соня не усилила конфликтность в семье, не мешала: мы сами друг другу мешали. А дети – они, наоборот, сплачивают семью.

Через три года появилась Анечка. Мы уже начали ходить в храм и знали, что у нас будет много детей. По крайней мере, сколько Бог даст.

Папа с дочкой Аней

Вообще мне кажется, что с тремя детьми было даже тяжелее, чем с шестью и больше. Во-первых, они еще все маленькие, много проблем, тяжелый быт. К тому же очень много внимания обращаешь на то, на что особо и не надо обращать, потому что на самом деле это мелочь. Те же пеленки: раньше гладили, гладили, а потом перестали гладить, конечно. Даже прочитали, что вредно гладить, обрадовались.

Есть риск, что родители начнут свои амбиции реализовывать – заставлять ребенка идеально учиться в школе (у нас, помню, до слез дело доходило с первыми детьми) или играть на пианино, хотя это ему не нужно.

Сергей: Мы не делаем из детей вундеркиндов, а развиваем то, что видим в ребенке. Вот Элечка у нас прекрасно рисует, так она бы из художественной школы и не уходила, все бы занималась. А в общеобразовательной школе она учится не очень хорошо. Если не получается у ребенка математика, зачем из него выжимать, давить? Только хуже будет. Когда мы это поняли, нам стало намного легче.

Валентина: Что мы многодетные и жизнь как-то серьезно изменилась, мы осознали после восьмого ребенка. Просто у нас сразу появилось трое приемных детей. Стало не то что трудно, а… веселее, что ли. А до этого мы долго стояли на цифре восемь – рожденных и приемных.

Все свои

Валентина: Мы вообще в сторону приемной семьи никогда не думали. Просто я лежала со своими девочками в больнице и там познакомилась с мальчиком – он все время один, никто не приходит. Оказалось, из детского дома. Начали приносить вкусненькое, как своим девочкам. Потом – попросили благословение у духовника взять Вову на лето (ему тогда восемь было). После очередных каникул привезли обратно в детский дом, а он там как белая ворона, выделяется, какой-то такой домашний стал. И нам стало прямо не по себе. Так, в конце концов, Вова стал нашим сыном.

У него в детском доме была подруга. Она стала плакать, что Вову забрали, а она осталась. Воспитатели позвонили, говорят: «Вы придите, успокойте ребенка как-нибудь». Стали брать на выходные, потом взяли насовсем.

Сначала мы у Вовы в телефоне были Ефанов и Ефанова. Когда забрали Элю, она в первый же вечер стала нас звать «папа и мама». Он посмотрел на нее – и тоже начал. Ну все, заслужили.

Потом нашли родную сестру Вовы – в коррекционном детском доме. Ее оказалось взять в семью сложно: школа в селе не готова была обучать ребенка с ограниченными возможностями здоровья. Нам говорили: «Давайте подождем, давайте подождем». Ждали, ждали, и в этом году она выпускница. Так что Вика дома только на выходных.

Официально с нами живут 13 детей. Но Вика и Саша (тоже из коррекционного учреждения) обижаются, когда я называю эту цифру: «Мы ведь тоже ваши дети, ну и что, что приезжаем только в выходные. Мы же учимся». И они правы. Они наши дети, и только наши.

Сергей:

В фильме «Пацаны» Динары Асановой воспитатель Паша говорит замечательные слова: «У каждого мальчишки должен быть рядом мужик, которому он может сказать «ты». И важно, если это будет отец».

Вот в этом-то и весь смысл, что все они хотят быть с мамами и папами. Нельзя делить детей на «чужой» и «свой».

Валентина: Надо сразу принять, что все – свои. Даже если сразу не получилось полюбить. Любовь все равно появится. А сначала думаешь: вот это неправильно делает, и это неправильно, и дети, оказывается, нехорошие. А когда полюбишь, оказывается, что это ты не очень хорошая. Ты не могла принять что-то в ребенке. А он – хороший, замечательный и самый лучший.

Сергей: Просто обнял его, поцеловал, прижал к себе и сказал: «Ты мой дорогой человек!» И все. А ему больше ничего не надо. Он увидел, что он нужен, что его любят таким, какой он есть, с его двойками, корявым почерком, драными носками или с разбитым носом.

Так что не воспитывай детей, а воспитывай себя. А вообще, если честно, нам достаются самые лучшие дети. Особых каких-то проблем нет. Они если и делают что-то не то, то вполне как и домашние дети. Подрался он с кем-то, поскандалил, что-то разрушил. Ругаешься, конечно, закручиваешь гайки. Ну и все.

Валентина: Первое время приемные дети любят что-то стащить. У них своего никогда не было или, если было, приходилось тщательно оберегать. А здесь никто ничего не прячет.

Постепенно привыкают. Вот лежит вещь: «А можно я возьму? Можно это будет мое?» «Можно», – отвечаем. Продолжает удивляться дальше: «И я могу этим распоряжаться? А если сломаю?» «Можешь распоряжаться, – отвечаем. – Если сломаешь, больше не получишь». Задумывается, что это его вещь и надо бы ее поберечь.

И сдачу после похода в магазин приносят спустя какое-то время всю до копейки: понимают, что деньги-то на всех, на всю семью, и лучше попросить: «Можно я на 30 рублей сухариков куплю?»

Главное – научиться доверять ребенку. Когда он понял, что ты ему доверяешь, деньги никуда не денутся.

Помощники

Валентина: Доверять детям нужно во всем. Например, не бояться девочкам доверить кухню. Знаю мамочек, особенно у кого маленькие дети, которые переживают: «Лишь бы не трогали, лишь бы муку не рассыпали, яйцо не разбили». А мы: «Вот тебе для творчества яйцо, мука, все, что хочешь, пожалуйста, делай. Первый раз не получилось, второй. В третий – получится!» Девочки у нас пекут все на свете.

Вот два последних рожденных малыша у нас на смешанном скармливании, так девочки могут и подкормить, и переодеть. Уже готовые мамы! И приготовить, и убрать, и посидеть с ребенком могут.

Но на первом месте у них все равно учеба. Плюс они занимаются в школе искусств, в театральной студии, в цирковой.

Театр теней. Выступление семьи Ефановых

Во время учебы мы стараемся нагружать их по минимуму домашней работой – посуду помыли, убрали в своей комнате. Если я буду за всеми вещи убирать, особенно за взрослыми, то я развалюсь к вечеру.

Сергей: Так же и мальчики по хозяйству. Крути гайки, забивай гвозди, все, что хочешь, делай.

Вообще, когда у нас появляется новый член семьи, все дети начинают по дому скакать и кричать: «Ура, мы еще счастливее стали!»

Валентина: Старшие сами охотно ухаживают за малышами. Мы же их не заставляем в ущерб учебе или еще чему-то. Они, когда рождаются малыши, распределяют: «Это будет мой», «А это – мой». Миша, например, Элин, а Коля Софьин… Колюшок, ему два года, может заснуть с мамой, с папой, но проснуться должен обязательно с «няней» – Соней. То есть он ночью встает и уходит к ней.

Коля

У нас вообще дети долго с нами спят, пока не подрастут, а потом к старшим перебираются. Хотя в доме пространства много, но вместе, видимо, уютнее.

Про любовь и мотоцикл

Сергей: Понятно, что каждый требует внимания к себе. Стараешься: этому налить попить чай, этот хочет, чтобы его одел именно папа, подбежишь, футболку натянешь. Пока футболку натягивал, у него уже глаза закрылись. Ему уже другой член семьи штаны дотянул. Сегодня ночью проснулся – оказывается, трое детей ко мне пришли, улеглись. Всех укрыл, обнял. Все счастливы.

А со старшими мы общаемся постоянно – за столом, дома, на улице.

Валентина: Иногда хочется просто помолчать. Но – приходится общаться. А по-другому никак. Эта расскажет, что у нее в школе произошло, у другой – любовь, как же не выслушать? У этого – мотоцикл, надо с папой обсудить что-то. И так постоянно.

Главное – не отмахиваться, иначе замкнутся. Иногда даже не обязательно самой, самому говорить. Главное – слушать, и все. Это важно. Они сами спрашивают, сами отвечают.

Отдых на море

Валентина: Откладываем на отдых весь год, чтобы съездить на море. Едем на своем автобусе, с палатками: такую семью нигде не разместить, да и дорого. И детям так лучше. Предлагаю снять домик, а они: «Ты что, мама, палатка своя, родная. А это какой-то дом чужой».

Понятно, что останавливаемся на платных кемпингах. Просыпаемся под шум прибоя. Романтика путешествий очень сближает. Вообще совместные походы, будь то даже в зоопарк или театр, сплачивают. Нужно все время быть вместе.

У нас в этом году трое выпустились после девятого класса и идут учиться дальше, и мы им сказали: жить только дома, никаких общежитий, хоть и придется ездить в город и обратно. И они согласны.

Финансовая грамотность

Валентина: Не скажу, чтобы финансово было легко, но не катастрофично. Просто очень много народу и каждому что-то обязательно нужно. Вот, например, Марк – приемный мальчик, у него задержка речевого развития, и он все время пишет и рисует – по 500–1000 листов в неделю.

У нас свое хозяйство, восемь овец, две коровы, поросята, и куры, и цыплята. Живем в основном этим.

Еще муж делает из дерева разные красивые изделия, например, необыкновенные скворечники, кормушки. Тоже заработок.

Плюс пособия на детей. Кроме того, я пою в храме – два года пела просто так, а потом меня взяли на работу, получаю зарплату.

Сейчас у нас появился 18-местный автобус. Муж подрабатывает и на нем – то свадьбу повезет, то паломников по святым местам. В общем, слава Богу!

Я говорю, сколько в нашу семейку ни положи, все мало. У нас все время расходные потребности увеличиваются, по мере финансовых поступлений. Получим деньги, и сразу от детей: «Ой, мне это, мне это, а мне это нужно».

Конечно, сначала планируем расходы на коммунальные услуги, на садик, на платные занятия детей, на канцтовары им и так далее. Бухгалтерию специально кто-то не ведет из нас, мы с мужем приблизительно понимаем уже, сколько отложить.

Две стиральные машины и сахар в мешках

Сергей: Мы все покупаем на оптовой базе – мешок муки, мешок сахара, мешок макарон, мешок гречки, масло подсолнечное – коробка. В праздники у нас вообще по 50 родственников собирается.

Дедушка и внуки

Мясо свое, покупать не надо, как и молочные продукты, в том числе сыр. Вот яйца пока не всегда свои – куры пропадают, лиса, наверное, таскает.

Шампуни, мыло и прочее – тоже покупаем упаковками. Стиральных машин у нас две – одна не справляется.

Перед Новым годом мы победили на Всероссийском фестивале среди приемных семей и нам районная администрация дала премию. Так что мы осуществили свою мечту – купили огромную газовую плиту, на пять конфорок, с большим духовым шкафом. Так что теперь все можно приготовить за раз, а не за два-три.

Валентина: У нас 15-литровая кастрюля, такой же чайник. На завтрак в основном делаем что-то молочное. Муж утром подоит коров, принесет молока, я и варю. Например, кашу. Или омлет делаю, или запеканку. На обед – борщи, супы. На ужин – котлеты (их нужно приготовить тазик), картошка, блины – наше обычное блюдо, девочки пиццу пекут постоянно.

Если находим какой-то рецепт в интернете, все ингредиенты умножаем на три.

Посудомоечная машина одна, но большая. Мы ею, кстати, редко пользуемся – когда гостей много. А так – мы с девочками в течение дня помыли за 20 минут, зачем ждать три часа.

Сергей: Ужинаем в основном все вместе. Но места в последнее время стало не хватать – в течение года в семье появилось пять человек.

У нас в доме шесть комнат и кухня. Она небольшая, и другой стол, за который бы все, не теснясь, умещались, просто не войдет. Вот мы и хотим кухню большую пристроить и еще один санузел – одного явно недостаточно.

Практически на грани завершения баня. Все в основном делаю я сам.

Валентина: Наш папа – вообще на все руки мастер. Даже шить умеет, костюмы детям делает.

Сергей: Мне сыновья очень помогают. Воды нальют животным, поросят, кур накормят. Бывает, нужно на целый день уехать с документами, в опеку, например. Приезжаешь поздно и слышишь: «Папа, а мы все сделали. Тебе осталось только подоить».

На день рождения подарок мне приготовили. Мне некогда было почистить сарай с коровами. Детей не просил – это тяжело. А они взяли – и сами все сделали!

На двоих

Сергей: Если нам надо поговорить вдвоем, просто отдохнуть, дети понимают. Просто закрыли дверь: «Мы отдыхаем с мамой».

Валентина: Но это нам удается очень редко. В прошлый раз, когда ездили, старшие дети говорили: «Слушай, мам, вам нужно романтическую встречу с папой. Сходите вместе в кафе. А мы посмотрим за всем». Мы все думали, думали, что обязательно куда-нибудь сходим на пару часов, но так и не получилось.

Разговариваем обо всем на свете, в основном ночью, когда все уснули. Сейчас нам стало намного легче: дети подросли и нам очень сильно помогают. Они молодцы. Повторяю, не то чтобы я их заставляла, они сами такие.

Когда дети болеют…

Валентина: Когда дети болеют, это меня выбивает из колеи очень сильно. Особенно когда все вместе. Мне становится их очень жалко. Все через себя пропускаешь и обессилеваешь сразу. Хотя делаешь то же самое, что всегда, но прямо руки опускаются. Думаешь, как детям тяжело и какая ты бедная-несчастная. И заплачешь. Вот не так давно была ветрянка – восемь человек переболело, плюс ротавирусная инфекция. У всех температура, не пойму от чего, всех тошнит. Ночами только и бегаешь, меришь температуру. Мы даже градусник электронный бесконтактный купили, иначе вообще не успеваешь, если все вместе болеют.

Ночами бегаешь, а утром надо вставать, в школу провожать, завтрак готовить.

Еще тяжело мне во время беременности. Особенно первые месяцы – бывает очень сильный токсикоз. И с каждым ребенком он сильнее. Я постоянно лежу в больнице. Не могу даже с кровати встать – голова кружится, тошнит. А психологически даже еще тяжелее. Считай, я в это время очень мало что делаю. Нашему папе приходится буквально разрываться. Все дела по дому он на себя взваливает. А ты лежишь и жалеешь себя. Потом это проходит.

В остальное время мы – энергичные, жизнерадостные, делаем все подряд.

Сергей: Да, нам некогда нам уставать, унывать.

Дети закаляются

Как правильно воспитывать

Валентина: Да не мы их воспитываем, а они нас. Саше – приемному мальчику, исполнилось 16 лет. Его биологический отец пишет мне в «Одноклассниках» и подробно учит, как я должна его воспитывать. Я с ним не ругаюсь. А сама думаю: «Чего его воспитывать, он уже воспитанный».

Сергей:

Кого мы постоянно воспитываем, так это себя. Все время нам приходится переделываться, улучшаться, контролировать себя. Они же на нас смотрят и видят малейшую ложь.

Творческие дети и их поддержка       

Валентина: Все дети у нас еще и творческие. Причем если ребенок сочиняет стихи, то становится лауреатом Всероссийского конкурса, если рисует – завоевывает первые места по району, по области. То же самое с театралами…

То есть они постоянно держат нас в таком творческом напряжении. И их успехи нас очень стимулируют.

Сергей: Для детей очень важно, когда им помогают. Пришли из школы: «Пап, надо сделать вот это». Сначала делаем вместе, а потом ты и ночью не спишь, ваяешь что-то. А на следующий день возвращается восторженный ребенок: «Папа, мы молодцы с тобой, нашу работу отметили!»

Ребенок знает, что есть папа и есть мама, и они постараются всегда прийти на помощь, поддержать. У нас Маша недавно выпускалась из детского сада и очень хотела, чтобы мы пришли с мамой вместе посмотреть, как она танцует вальс. Мама наша никак не могла, и пошел я. Для ребенка это было счастьем, что пришел кто-то из родителей и будет рядом с ней, посмотрит результат ее трудов – она репетировала по девять раз в день.

Валентина: У нас все дети – чудесные. Вот Элю в интернате описывали, что прямо глупая-преглупая, плохая-преплохая. Сейчас я счастлива, что мы никого не слушали, слава Богу. Это идеальный ребенок. Она стала учиться, хотя раньше за шесть лет ни разу не отвечала у доски. Просто стояла и молчала, ей ставили тройки, чтобы перевести в другой класс. А она на самом деле умница. Я ей ничего не говорю, она сама постоянно придумывает какие-то салаты, что-то вяжет, шьет: все время в творчестве. Я не могу на нее нарадоваться, а ее наша радость тоже стимулирует.

А пожить для себя?

Сергей: Соседи у виска крутят – это ж ненормально по нашему времени – иметь 15 детей. Спрашивают: «А для себя пожить?» Но мне никто не объяснил до сих пор, что это значит. Ну, ни в чем себе не отказываешь. До 40 лет не отказываешь, до 50, до 60. И что, в чем смысл?

Дети наполняют жизнь смыслом. Мы ими живем, с ними живем, ради них живем. Если у нас получается подарить какому-то ребенку немножко счастья, радости, домашнего тепла, ради этого стоит жить. Если мы нужны кому-то – это счастье.

Папа с дочкой Улей

Валентина: Вот нам говорят – герои. А тут не героизм, а эгоизм: мы делаем, что любим. Живем с теми, кого мы любим и кто нас любит. Это ж эгоизм самый натуральный.

А что касается каких-то бытовых вещей… Сережа говорит, например: «Тебе надо платье, туфли обязательно купить». Идем в магазин, но я очень редко себе покупаю. Мне хочется купить что-то детям. Муж ворчит: «Опять себе не купила!»

Сергей: Бывает, поехали за обоями, а проходили мимо распродажи новогодних костюмов и накупили париков. Или микрофоны надо купить. Мы же выступаем, вот были в Москве, участвовали в том самом творческом конкурсе «Ассамблея замещающих семей» от Липецкой области, где заняли первое место по России.

Туфли – на все случаи жизни

Сергей: Из одежды многое отдают. Больше всего средств тратится на обувь. Мальчишкам покупаешь кроссовки, и они их изнашивают в клочья за полгода или даже за два-три месяца: футбол, бег и так далее. Вроде бы на 1 сентября накупили после весны. Достаешь – этим уже малы, этим надо еще и другие туфли.

Валентина: У некоторых наших девочек по три, по четыре пары. Они же выступают, и под красное платье не наденешь зеленые туфли, а под белое – черные, а в школе нужно только в черных ходить. Так что обувь – самый расходный пункт: покупаем, покупаем, покупаем.

Конечно, постоянно ощущаем Божью помощь. Видим, например, куртку надо срочно покупать одной из дочек. Планируем на следующий день ехать в магазин. Денег, как обычно – в обрез. Утром приходит женщина: «Я дочери куртку купила, а ей оказалась маловата. Вдруг вам подойдет?» Причем куртка прямо на ту дочку, которой собирались покупать. Очень часто такое бывает.

Обычный день большой семьи

Валентина: Мы ложимся поздно, а просыпаемся пораньше.

Сергей: Я встаю обычно в шесть. Если что-то запланировано, то встанешь и в пять: надо управиться с хозяйственной территорией.

Встанешь, подоишь коров, сделаешь что-то по хозяйству. В семь – разбудил кого-то из детей, он уже всех остальных будит. Все побежали зубы чистить, умываться. Кому-то мама косы заплетает, кто-то рубашку не успел погладить – гладишь.

Мама завтрак готовит. Сели, перекусили. В полвосьмого завожу машину, отправляемся в школу. Потом, если нет никаких выездов в опеку, в больницу, начинаешь по хозяйству что-то делать. Если надо, помогаю маме обед готовить. Если есть заказы, делаю что-то из дерева.

В два часа нужно детей забрать из школы и отвезти – кого на рисование, кого в цирковую студию и так далее. Параллельно заезжаешь в детский сад, забираешь детей оттуда. Пока дети на занятиях в городе, могу заскочить в магазин – то лак для волос, то колготки девчонкам понадобились, то еще что-то.

Мама дома с малышней – этого умыть, того покормить, готовит, посуду моет, занимается стиркой.

Валентина: На каникулах немножко ленимся – можно и поспать. С животными за час ничего не случится, можно чуть позже покормить.

В воскресенье мы в храм. Кто-то из старших может остаться с малышами и к десяти привести их в церковь.

Бывают такие дни, когда ничего не хочу делать. Ну вот не хочу, и все. Могу лечь на диван, позвать всех детей и будем лежать, смотреть сказки.

Только для себя

Сергей: Производство всевозможных вещей из дерева, тех же кормушек для птиц – для меня самый настоящий психологический отдых. Я могу целый день управляться по хозяйству и радоваться, что у меня в гараже сделана заготовка и мне надо собрать резной домик. На следующее утро он готов.

Валентина: Просыпаюсь ночью, а мужа рядом нет: он пилит, сверлит, делает свои прекрасные творения. Или может часа в три принести нечто красивое, им сделанное – показать, поделиться со мной радостью.

Сергей: А у жены радость – музыка. Мы с ней понимаем друг друга. Она говорит: «Я на репетицию». Отвезу, спрашиваю, во сколько забрать.

Валентина: Я окончила педагогический институт и по специальности учитель музыки. К выступлению в Москве готовились два месяца.

Уставали очень, потому что домашние заботы никто не отменял, а приходилось в разы больше всего делать. Силы были от того, что каждый занимался любимым делом. Кто-то мастерил какие-то поделки: на ассамблее еще была выставка «Домашнее рукоделие».

Сергей: Но это стоило того. Наша семья еще больше сплотилась.

Секреты быта Ефановых

1. Накручиваем много фарша, фасуем и замораживаем – у нас морозильная камера на 400 килограммов.

2. Замораживаем вообще все – ягоды, зелень, грибы. Даже томаты. Перекрутили свежие, в контейнеры залили и заморозили. Зимой достали – вкусно и запах помидорный.

3. У нас большая электрическая блинница, на шесть блинов. Она нас очень выручает. Буквально за час вся семья может наесться блинов.

4. Роль чайника у нас выполняет термопот. Он держит температуру, удобно малышу питание разводить.

5. Замораживаем творог. Потом из него и сырники можно делать, и просто дети любят его с сахаром, со сметаной.

6. Документы храним в больших папках с файлами на 90 листов. На каждого ребенка – своя папка.

7. Периодически просим детей делать ревизию вещей. Иначе в них можно просто утонуть.

Помоги Правмиру
Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!
Пожертвования осуществляются через платёжный сервис CloudPayments.
Похожие статьи
Как отвоевать личное пространство в многодетной семье

Африканские тараканы, богомолы и другие нестандартные идеи от писателя Дмитрия Емца

Православный многодетный гламур

Супруги Бурмистровы о том, что стоит за рекламной агиткой многодетности

Как расчесаться перед зеркалом, или Еще раз про многодетность

Священник Федор Бородин о том, что делать, когда не хватает сил

Дорогие друзья!

Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!