Пост долгий – и слава Богу!

|

В первый раз я «постилась» неосознанно. Беру в кавычки, ибо в строгом смысле слова «постом» это назвать, конечно, нельзя. Но мне кажется, что началось все именно с того…

Фото orthphoto.netЭто случилось в 1999 году, когда НАТО начала бомбардировать Югославию, как раз в дни Великого Поста. Я тогда училась на Факультете международных отношений Белгосуниверситета, и для нас специально организовали ряд лекций о Сербии, в связи с «нестандартной» международной политической ситуацией. Помню, у всех присутствующих в аудитории были какие-то растерянные, даже испуганные лица. На пороге 21-го века в центре Европы – падают бомбы?! Это казалось абсурдным, но это действительно происходило! Первым моим помыслом было – поехать туда, чтобы хоть как-то помочь! Но – чем? Реально, я и первую медицинскую помощь-то ни разу никому не оказывала, кроме как понарошку, на зачете по мед. подготовке…

А потом я просто не смогла есть. Будто ком стал в горле. Так совпало, что как раз в один из первых дней (до того, как натовская бомба «случайно» попала в китайское посольство в Белграде) нас, студентов-китаистов, пригласили в Посольство КНР на традиционное ежегодное «дружественное» мероприятие. Я полгода прожила в их культурной среде, китайскую кухню обожала, и знала уже, что повар посольский «высшего пилотажа», но… Ни к одной вкусности даже не притронулась. Не хотелось н-и-ч-е-г-о. Едва дождавшись окончания торжества, прямиком отправилась в церковь. И целую неделю не могла есть, не могла спать, не могла даже молиться, только стояла в церкви и, сдерживая слезы, спрашивала – за что? Зачем?..

Но это быстро прошло, потому что было и осталось неосознанно. Потому что до воцерковления был еще долгий-предолгий путь… И все-таки, тот первый, хоть и бессознательный, опыт для меня очень ценен.

Несколько лет спустя я снова начала с Великого Поста. Неумело, неправильно, на свою руку, но в первое воскресенье поста я пришла на исповедь. Стала батюшке рассказывать о том, сколько лет не исповедовалась, не причащалась, как жила в грехе… А он вдруг стал мне о любви говорить! Я тогда в первый раз по-настоящему полюбила одного человека, который, собственно, меня и привел, буквально насилу заставил исповедоваться. Это был шок – я ожидала, что меня и к Причастию-то не допустят, а мне вдруг говорят о том, невысказанном, самом сокровенном, чем я живу, о чем все помыслы мои!

Потом мне батюшка только посоветовал молитвослов в лавке купить, и по нему последование к следующему Причащению прочитать, и правило ежедневное. Что я и сделала.

И знаете, что еще меня в те первые дни поразило? Родители мои нецерковные, хотя и верующие люди. Свое молитвенное рвение не хотелось слишком выставлять напоказ. Так вот, в первое время, пока я вычитывала правило, меня никто не беспокоил. Стоило лишь произнести (про себя, естественно) последнее «аминь» и сотворить последний поклон, как меня кто-нибудь окликал, звонил телефон, или еще что. Жизнь будто замирала на те несколько минут, пока я молилась, и тут же начинала вертеться заново, стоило мне окончить молитву.

Конечно, одного молитвослова мне вскоре стало маловато. Через пост и молитву, я это чувствовала, передо мной начал раскрываться доселе неведомый мир. Целый мир, о котором я даже не подозревала. Дивный мир, населенный святыми и ангелами, которым нет числа, а царит в нем Пресвятая Троица. И я постепенно стала приобретать другую душеполезную литературу. Сначала – тонкие брошюрки в той самой церкви, где исповедовалась и причащалась. Но это не была православная «желтая пресса», отнюдь. Из них я черпала все новые и новые познания о том, что есть пост и как правильно его соблюдать. Поначалу ведь я думала о посте, прежде всего, как воздержании от пищи, при том слабо представляя себе, от какой именно. Так, в первый день поста я спокойно уплетала бутерброд с грибной икрой, запеченный с сыром (ужас!). А, например, мед или варенье есть отказывалась. Мне казалось: как можно в пост – сладости?

Конечно же, родители мои были в шоке, особенно мама. Однажды пришлось даже ей уступить, чтобы не ввергать в слишком уж глубокое уныние: поесть телячьего супчика (без мяса!) на Благовещение, когда все-таки есть послабление.

Тяжело было сидеть за столом с гостями, которые лопали котлеты и шоколадные конфеты (ням!), и есть вареную картошку с кислой капустой. Безрадостно как-то. А радость была близко! Буквально в нескольких шагах!

Я получила в подарок Закон Божий, а вскоре приобрела к нему полную Библию и молитвослов, в котором замечательно описывалось, как следует готовиться к исповеди, как распознавать грехи. С тех пор в моей жизни наметился существенный и уже необратимый поворот. Меня поразило то, как ясно и отчетливо я вдруг смогла увидеть отдельные свои грехи, о которых раньше и не подозревала. И в то же время я начала реально, всем своим существом ощущать любовь Божью к себе. Это было ни с чем не сравнимо. Возможно, об этом говорят: как будто ты был слеп, и вдруг – прозрел.

Итак, НЕ видеть я уже не могла. Но прошло еще несколько лет, прежде чем соблюдение постов, причем всех, стало для меня таким же естественно необходимым делом, как – дышать. Однако, это история уже о совсем другом человеке.

В девичестве я ощущала себя несвободной, зависимой от родителей и их мнения. Они же не приветствовали мое желание соблюдать правила, установленные Церковью. Оно и понятно: молиться-то я молилась, поститься – постилась, и чуть что – сразу на исповедь, но толку-то? В душе оставалась все такой же неисправимой  грешницей. Результата, который они были в праве ожидать, не последовало. И даже курить я не бросала.

Вместо того, предаваясь мечтаниям, надеялась, что, «встав на ноги», выйдя замуж, создав семью, я уж точно буду неукоснительно соблюдать все правила!.. Как бы не так!

По-настоящему переоценка ценностей произошла, как это обычно бывает, когда в дом постучалась беда… В одно прекрасное летнее утро, пока я беззаботно «плавала» по необъятным просторам Интернета на работе, раздался телефонный звонок… Один звонок и – все! На меня вдруг обрушился весь огромный небесный свод – мой годовалый сынишка заболел, он без сознания в больнице…

Накануне начался Петровский пост. Я было решила соблюдать его, а для семейства наготовила мяса. Однако, супруг мой весьма в еде разборчив, дочка тоже разбалованная, и они почему-то отказались его есть, а мяса-то жалко! И труда своего тоже. «В другой раз попощу», – подумала я.

Конечно, глупо связывать этих два события. Чему суждено быть, тому не миновать. Но может быть, Кому-то надоело мое полу-верие, вечные полу-меры, вечное «потом»? Ведь может же такое быть?

Мы с сыном еще долго мучились по разным больницам, пока не нашли лечащего врача (дай Бог ему здоровья), который оказался не только профессионалом, но и настоящим христианином в душе.

В той клинике мы остались целый месяц. Я не могу описать словами, что со мной происходило. Это снова был стресс, который однажды уже подтолкнул меня к вере и посту, только в тысячу, миллион раз сильнее! Это были полуночные слезные молитвы, это был полный отказ от какой-либо пищи, это была одна единственная «тупая» мысль: Я ЭТОГО НЕ ВЫНЕСУ!

У меня всегда было желание иметь большую семью, чем больше – тем лучше. Но после того, что произошло с моим маленьким, я стала все чаще задумываться, а смогу ли? По силам ли мне это? И все больше склонялась к ответу, что – НЕТ!

Но Господь милостив! Лекарство моему мальчику все-таки подобрали, и дело пошло на поправку. Естественно, я со слезами благодарила Бога и неукоснительно теперь соблюдала пост, и более того.

Так вышло, что нас с сыном отпустили домой в пятницу. Свекровь нас встретила сытным обедом. Без задней мысли (не выпендриваться же перед ней, обидится ведь!), я села за стол… Мы не пробыли дома и трех часов, как мой сынуля – сейчас я скажу нечто страшное, невообразимое для каждой матери, – выпал из окна второго этажа.

Полиция потом измерила – это с высоты 4,3 м. Внизу – бетонный фундамент дома. В приемном покое выявили только перелом фибулы, причем «чистый», «аккуратненький», и небольшой порез на подбородке. Мне до сих пор непонятно, как?! Но – он выжил! И довольно быстро выздоровел, этот мой отчаянный «парашютист», и уже во всю карабкается на спинки дивана (который мы, естественно, переставили подальше от окна), стула, кровати, пытается взобраться даже на дерево… Короче, бесстрашный такой, что у меня кровь в жилах стынет и сердце замирает, когда я наблюдаю за этими его акробатическими упражнениями! И не могу даже представить себе, то ли еще будет, когда он вырастет…

Но две вещи я, что называется, «зарубила себе на носу»:

  1. Пост я уже никогда сознательно не нарушу. Помните ли это: один раз – факт, два раза – случайность, три – закономерность (или что-то в этом роде)? Не желаю проверять истинность данного постулата на собственной шкуре.
  2. Бог дал – Бог взял. Нельзя ни к чему привязываться настолько, насколько к Господу нашему Иисусу Христу, даже к собственным чадам. И посему, у моих дочи и сына, с Божьей помощью, будут еще братики или сестрички. Обязательно!

Да, выходит, я из тех, о ком народ сложил пословицу: «Пока гром не грянет…» Но всего лишь креститься и воздерживаться в пище – это еще не пост! Это, как оказалось, проще всего (хотя чтобы придти к такому заключению, видите, сколько всего пришлось пережить).

Куда сложнее и важнее блюсти себя в духовной чистоте. Многим ведь знакомы разнообразные диеты: этого нельзя, того нельзя. То ли ради похудения, то ли из-за определенных болезней люди сплошь и рядом воздерживаются от некой пищи, без особых проблем. Или отказываются от вредных привычек. Например, большинство беременных их бросает (если не курить, то уж употреблять алкоголь точно), хотя бы на девять месяцев! Значит, это – реально.

А попробуй-ка воздержись от ругани по поводу житейских передряг, когда тебе – десять слов, а ты в ответ – двадцать пять, и пошло-поехало… Попробуй воздержаться от о(б)суждения нового туалета/прически или просто поведения одной из сотрудниц с другими сотрудницами. Попробуй не смотреть телевизор, когда он постоянно включен (другими домочадцами), не открывать забавных, но очень часто скабрезных мейлов-рассылок от коллег, не слушать анекдотов, которые рассказывают в твоем присутствии… В этих и множестве других подобных ситуаций лучше всего помогает внутренняя молитва. Если успеешь об этом вспомнить, прежде чем откроешь рот на нашалившего ребенка или раздражившего тебя взрослого, конечно. Ведь навык внутреннего моления дается ох, как нелегко.

И, наконец, самый больной и в то же время трудноразрешимый вопрос: где мера поста? Как различить истинный, искренний пост и просто фарисейское лукавство? Когда и с чем смириться, поступиться, в чем уступить? Но чтобы не было ни тени сомнения, что при этом не поступаешься собственной совестью. Чтобы остаться чистым перед собою, Богом и людьми. Когда же, наоборот, необходимо твердо стоять, не поддаваясь искушениям, а не сотворить таким образом еще пущий грех?

Великий Пост начался. Он – долгий, и слава Богу! Значит, у нас с вами есть уйма времени, чтобы, забывая о хлебе насущном, чаще помнить и думать о вечном. Чтобы наконец найти время, собраться с силами и попытаться стяжать новые сознания, которые, быть может, в будущем, после многих и многих постов, помогут нам ответить на наши же главные вопросы.

Помогай, Милостивый Господи!

Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.
Похожие статьи
Вовремя подать Христу скальпель и зажим

Стать ассистентом Бога во время Успенского поста

Успенский пост: уйти от внешнего

Очень хорошо этим постом каждый день почитать акафист Матери Божией

Православные отмечают начало Петрова поста

Петров пост всегда начинается в понедельник через неделю после праздника Святой Троицы

Дорогие друзья!

Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!