Правила поведения на Святой Земле: трезвение, смирение, доброжелательность

|

Продолжается паломническая поездка Святейшего Патриарха Кирилла на Святую Землю. Поклонение святыням всегда было делом особого благочестия для наших соотечественников — не только иерархов Церкви, но и простых верующих. Однако последние нередко испытывают затруднения, оказавшись в незнакомой обстановке. Им помогут правила поведения на Святой Земле, которые стали попыткой обобщения опыта многих паломников.

У каждого верующего христианина есть любимые святые места. Для кого-то это сельский храм, куда он ходил в детстве. Для кого-то — богатый собор с мощами любимого святого. Для кого-то — удаленный монастырь с тихим хором.

Но особое чувство христианин испытывает в Иерусалиме — городе последних дней земной жизни Спасителя, городе Голгофы и Воскресения, Святом Граде. Кажется, Евангелие оживает в древних камнях. Эти чувства усугубляются еще и тем, что на Святую землю многие едут за чудесами (Благодатный Огонь накануне Пасхи, Благодатное облако на горе Фавор в ночь на 19 августа, Преображение Господне, Иордан, поворачивающий вспять на праздник Богоявления).

Схождение Благодатного Огня. Фото Михаила Моисеева

Схождение Благодатного Огня. Фото Михаила Моисеева

Добавим к этому то, что наши благочестивые соотечественники нередко воспринимают Святую Землю чуть ли не как часть России. Нельзя сказать, что это ощущение возникло совсем уж на пустом месте — русских паломников здесь больше, чем кого бы то ни было, и исторически именно Россия много раз помогала выживать Иерусалимскому Патриархату.

Но мы не одиноки в этом мнении — паломники из Греции тоже чувствуют Святую Землю своей (и тоже не без оснований — именно греки веками хранят здешние святыни). Но, как известно, где больше благодати, там больше и искушений. Неудивительно, что паломники часто выглядят и ведут себя экзальтированно и нервно, а путешествие по местам, связанным с нашим спасением, никакой пользы для души не приносит.

Автору этих строк многократно приходилось бывать в Израиле и Палестине, в составе экскурсионных групп и самостоятельно. Некоторые правила поведения в паломничестве к «пятому Евангелию» — местам земной жизни Спасителя — стали результатом наблюдений и собственных ошибок.

Трезвение — защита от «Иерусалимского синдрома»

У местных христиан есть поговорка: «Земля у нас Святая, бесы по ней не ходят — сразу в головы залетают». Поговорка, на самом деле, вовсе не смешная: ее ирония, кажется, возникла в качестве защитной реакции от так называемого «Иерусалимского синдрома».

«Иерусалимский синдром» — психическое расстройство, при котором паломник или турист, христианин, иудей или даже человек, не являющийся адептом определенной религии, начинает ощущать себя носителем некоей религиозной миссии. В тяжелых случаях больной считает себя воплощением библейских персонажей (есть даже люди, воспринимающие себя «инакарнациями» Христа или Богородицы!).

«Иерусалимский синдром» — достаточно редкая патология, но состояния, похожие на него, встречаются, по моим наблюдениям, чуть ли не у каждого третьего паломника.

Нет ничего плохого в том, что человек едет на Святую землю молиться за близких. В России многие известные духовники благословляют своих чад молиться об Отечестве. Но далеко не все чада помнят старый совет преподобного Серафима Саровского: «Стяжи дух мирен, и вокруг тысячи спасутся». А зря.

Мы сами нуждаемся в спасении и молитвах святых и наших ближних. Глупо и самонадеянно полагать, что именно наша, слабая и недостойная молитва у евангельских святынь спасет Россию.

Казалось бы, простейшая мысль, но именно здесь ее надо держать в голове постоянно.

Как в поисках благодати не погрузиться в прелесть?

Впрочем, и помимо мессианских амбиций на паломника могут обрушиться самые разные духовные и душевные опасности. Не последнюю из них представляют эмоции, связанные с чудесами, из которых три уже названных «праздничных» чуда — всего лишь самые известные.

Инокиня Галина уже десять лет дважды в год (Пасха и Успенский пост) в качестве гида возит от Иерусалимского подворья в Москве паломников на Святую Землю. Самостоятельно посещает Иерусалим еще раньше.

«Накануне Пасхи 1998 года необычные явления начали происходить раньше, чем всегда, — вспоминает она. — В Великий Четверг мы молились на Литургии в храме Апостола Иакова, перед чином Омовения ног, когда на “Тебе поем…”, во время преосуществлении Святых Даров, все пространство церкви озарила яркая молния. Мы сначала подумали, что произошел теракт. Стали заглядывать солдаты с автоматами.

А в ночь на Великую Субботу мы остались в храме ожидать сошествие Благодатного огня (сейчас это невозможно — территория Старого города и, тем более, храма Гроба Господня перекрывается с пятницы, оставаться не разрешено никому — М.С.) С купола в Кафоликоне (центральный собор комплекса храма Гроба Господня, освященный в честь Воскресения Христова — М.С.) посыпалась какая-то белая пыль, а воздух заполнился медовым ароматом. Я испугалась, что впадаю в прелесть, и постаралась сосредоточиться на молитве. Только когда другие люди подтвердили, что воздух, как будто пахнет озоном после грозы — я призналась себе, что, действительно, стала свидетельницей чуда».

Очень важно понимать: человек часто выдает желаемое за действительное. Поэтому не надо выдавать субъективные переживания за общезначимое чудо. Прежде всего, убедитесь, что другие наблюдают то же самое.

Специально заострять внимание на необычных явлениях или личных ощущениях вообще нежелательно.

У Гробницы Божией Матери. Фото Михаила Моисеева

У Гробницы Божией Матери. Фото Михаила Моисеева

«Много рассказывать о чудесах не надо, — говорит Блаженнейший Патриарх Феофил. — Чудо — это ликование природы в честь Господа. Но главное чудо происходит в наших душах, и о нем мы знаем без лишних слов. Мы верим во Христа и без внешних чудес».

На вопрос, где лучше всего в храме видно сошествие Благодатного Огня, одни священники и монахи Святогробского братства указывают в область сердца, а другие отвечают резко: «Если вы пришли не молиться, а смотреть на огоньки — нигде».

С эллинами — как эллин, с иудеями — как иудей?

Как было сказано в самом начале, существует небезосновательное мнение, что греки очень ревниво относятся к святыням, считая себя чуть ли не их непосредственными хозяевами, а русских так и вообще считают своими основными конкурентами. Доля истины тут есть, но немалая вина за настороженное отношение к русским паломникам лежит и на нас.

«Сколько раз бывало такое — заходим, как к себе домой, начинаем свои порядки наводить! — делится впечатлениями другой гид по Святой Земле. — Вот простой пример. Стоим на греческой службе, вдруг часть группы начинает по-славянски петь. Лично наблюдала, как русский священник-паломник, перекрикивая греческий хор, на Пасху возле Гроба Господня, пел пасхальный канон. Понятно, что душа просит, но это просто неуважение! Я много раз замечала, что если группа ведет себя смиренно и почтительно, к ней относятся совершенно нормально».

Надо заметить, что этот принцип работает не только в отношениях с православными греками и арабами (хотя с арабами проблем почти никогда не бывает — они-то как раз традиционно очень любят русских паломников, считая их своими друзьями и братьями), но и с религиозным большинством Святой Земли — иудеями и мусульманами.

«Запомните: по вам судят о других христианах. Презрительно вы посмотрели на местного жителя или с доброй улыбкой, поблагодарили за покупку или вышли из магазина, не сказав ни слова — все это отразится на следующих паломниках и даже на отношении к местным жителям, — напоминает инокиня Галина. — Кстати, у меня с местным населением не было конфликтов, хотя я по Израилю и Палестине всегда перемещаюсь в подряснике и апостольнике. Пару раз в мою сторону плюнули на улицах Иерусалима. Ничего более».

«Бывает очень неприятно, когда паломники допускают какие-то хамские или глупые высказывания в адрес полиции или солдат — между прочим, многие из них прекрасно понимают русский язык. Они вообще-то тут, возле храмов, не просто так стоят, а безопасность поддерживают, — возмущается православная жительница Иерусалима Елена. — Как после этого здесь будут относиться к христианам?!»

По моим наблюдениям, в Израиле верующих, в том числе и христиан, принято уважать (разумеется, есть фанатики, плюющие или кидающие камни в сторону священников, бьющие окна в храмах или даже сжигающие Новые заветы, но такое поведение нельзя назвать нормой).

Христианские праздники, сопровождающиеся крестными ходами по Иерусалиму, не только не вызывают возмущения, но часто привлекают местных жителей — и религиозных, и светских.

Крестный ход накануне Успения Богородицы по ночному Старому городу, через весь Христианский и Мусульманский кварталы, от Гроба Господня до Гроба Божией Матери, собирает тысячи участников процессии и сотни наблюдателей: в три часа ночи возле заграждений с любопытством стоят женщины в хиджабах и мужчины с пейсами и с интересом наблюдают за толпой греков, арабов, русских, сербов, идущих с пением и свечами. Такая вот иллюстрация к очевидной истине: никто не видит врагов в людях только потому, что они русские или православные.

Большие святыни — большие искушения

Наконец, самое главное. Будем снисходительны к людям.

Во-первых, помните, что здесь — Восток, и эмоции тут сильно отличаются от наших.

Наверное, наши читатели неоднократно слышали о драках между конфессиями во время предпраздничной уборки храма Рождества в Вифлееме или Гроба Господня: православный белый батюшка-араб хватает швабру, православный монах-грек — половую тряпку, и вместе они бегут скидывать со стремянки армянского священника, к которому бегут на помощь братья, вооруженные также швабрами и вениками — к вящей радости туристов и журналистов.

Можно осудить их за отсутствие благоговения — а можно и не осуждать. Кто знает, может, эти же люди через несколько часов с еще большим жаром будут молиться?

Во-вторых, помимо реальности видимой, есть и реальность невидимая.

Речь идет не столько о воздействии ангелов или бесов, сколько о том, что происходит в душе каждого человека, много лет живущего и служащего в самом посещаемом религиозном центре.

Многие паломники с обидой и возмущением рассказывают о резкости, а то и грубости даже со стороны иерусалимского духовенства — не говоря уж об алтарниках, кадиловозжигателях и т. д. Других возмущает поведение окружающих поклонников святым местам — кажется, самые злые слова, самые сердитые взгляды, самые раздраженные тычки в спину можно наблюдать в ожидании Благодатного Огня у Гроба Господня или Благодатного облака на Фаворе.

Ничего не напоминает? Конечно, дома мы точно такие же слова слышим (а иногда и говорим) о «злых церковных бабушках» (возмущение недостойными священниками сюда не относится, потому что с местным духовенством именно как с клириками на Святой Земле мы пересекаемся разве что у Чаши — ведь исповедуются и просят совета паломники у русских священников).

И что мы обычно друг другу на это отвечаем? Что мы идем в храм не к бабушкам, а к Богу, что они уже старенькие, и их надо пожалеть — и тому подобное. И, как ни странно, эти шаблонные ответы выполняют функцию успокоительного средства в местах массового паломничества.

Если в ответ на несправедливое и обидное слово вам хочется ответить или даже подумать про себя что-нибудь в тон — закройте глаза и посчитайте до десяти. А лучше прочитайте «Отче наш». Очень помогает.

И вообще, в паломничестве во Святой Град Иерусалим нужно постоянно помнить апостольское: «Всегда радуйтесь. Непрестанно молитесь». Тем более, что все искушения вы вместе со всеми забудете через несколько минут.

«Стоишь, ждешь Благодатного Огня. Вокруг шипят, толкаются, греки пытаются выпихивать русских, русские — греков. А потом Патриарх выносит свечи из Гроба — и воздух наполняется радостью: все друг другу братья и сестры, все плачут и поздравляют друг друга с Пасхой: „Христос Анести!“ (Христос Воскресе! — греч.) — „Воистину Воскресе!“. Ради этой радости можно потерпеть!» — говорит инокиня Галина.

Это же замечают и здешние клирики.

«На Фавор накануне Преображения приехало очень много паломников и местных жителей, — рассказывал в 2008 году монах Иерусалимского Патриархата игумен монастыря Двенадцати Апостолов в Капернауме отец Иринарх. — В середине службы началась давка чуть ли не с дракой — и вдруг стало сходить светлое облако. И люди, наконец, вспомнили о празднике. Какое было потрясающее чувство, когда русские, сербы, евреи, арабы, греки, румыны — все бросались друг ко другу с распростертыми объятиями, поздравляли с Преображением, дарили подарки! Настоящее единство во Христе, ни эллина, ни иудея!»

Собственно, паломничество можно считать удачным только если по его результатам мы чувствуем себя едиными со всем миром, освященным и просвещенным Христом.

Читайте также:

Христиане Святой земли — между молотом и наковальней

Архимандрит Стефан (Диспиракис): О пути из Иерусалима в Москву и замерзших ушах

Путешествие в храм Гроба Господня (ФОТО)

Поскольку вы здесь…

… у нас есть небольшая просьба. Все больше людей читают портал "Православие и мир", но средств для работы редакции очень мало. В отличие от многих СМИ, мы не делаем платную подписку. Мы убеждены в том, что проповедовать Христа за деньги нельзя.

Но. Правмир — это ежедневные статьи, собственная новостная служба, это еженедельная стенгазета для храмов, это лекторий, собственные фото и видео, это редакторы, корректоры, хостинг и серверы, это ЧЕТЫРЕ издания Pravmir.ru, Neinvalid.ru, Matrony.ru, Pravmir.com. Так что вы можете понять, почему мы просим вашей помощи.

Например, 50 рублей в месяц – это много или мало? Чашка кофе? Для семейного бюджета – немного. Для Правмира – много.

Если каждый, кто читает Правмир, подпишется на 50 руб. в месяц, то сделает огромный вклад в возможность нести слово о Христе, о православии, о смысле и жизни, о семье и обществе.

Похожие статьи
Я ни о чем не просил святого, но получил исцеление

Зачем священники призывают ехать в паломничество и почему люди не хотят

Записки современного паломника

Или зачем молодые вместо курорта едут по святым местам

Дорогие друзья!

Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: