Право вместо любви?

Закон о правах детей пугает самим фактом. Многие родители считают эти права узурпацией, посяганием на авторитет, нарушением правильной иерархии в семье. Их девиз: право возникает там, где кончается любовь. А если кто-то не способен на любовь? И всегда ли закон и любовь противоречат друг другу?

Игумен ИОАСАФ (Полуянов), насельник Свято-Данилова монастыря (Москва), руководитель Патриаршего центра духовного развития детей и молодежи

Игумен ИОАСАФ (Полуянов), насельник Свято-Данилова монастыря (Москва), руководитель Патриаршего центра духовного развития детей и молодежи

По мнению игумена ИОАСАФА (Полуянова), насельника Свято-Данилова монастыря (Москва), руководителя Патриаршего центра духовного развития детей и молодежи, основная проблема здесь не в правах детей, а в родителях.

СПРАВКА: Игумен ИОАСАФ (Полуянов) — насельник Данилова ставропигиального мужского монастыря (Москва). В обители курирует просветительскую, катехизическую, миссионерскую и социальную деятельность. С 1999 года — руководитель Патриаршего центра духовного развития детей и молодежи. Член комиссий Межсоборного присутствия Русской Православной Церкви по организации церковной миссии и по вопросам духовного образования и религиозного просвещения. Эксперт Государственной думы и Общественной палаты Российской Федерации.

От Ветхого Завета к ЮНИСЕФ

— Вопрос о правах детей возник впервые только во второй половине XX века. С чем это было связано?

— Закончилась Вторая мировая, самая страшная в истории мира война, и люди хотели защитить самое дорогое: жизнь, детство, свое будущее. А традиции семьи, еще крепкие в XIX веке, ослабели. Мир стал отходить от христианских принципов, связывающих детей и родителей и помогавших выстраивать правильные отношения. Возникла необходимость в закрепленных законодательно договоренностях на уровне государств о том, как жить внутри семьи. Кто-то из современных богословов замечательно сказал, что все то, к чему человечество сейчас стремиться, это плач Адама о потерянном рае.

Человек чувствует утрату, ему хотелось бы ее восполнить, но природа-то повреждена, и заполнение происходит неадекватное. И в наше время все заметнее, что многие понятия в сознании людей, порой даже христиан, либо подпорчены, либо совсем разрушены. Вопиющие проблемы с семьей есть и в Америке, и в Европе, и в России. С одной стороны, принятие Конвенции о правах детей — это и реакция на произвол, моральное и физическое насилие в семье.

Я уже много лет работаю с трудными подростками и знаю много страшных примеров, когда дети оказываются выброшенными на улицу из семьи по вине своих родителей. Да и семьи как таковой, к сожалению, часто нет — есть некое сожительство. Но с другой стороны, развитие цивилизации все больше уводит человека от главного, и закон как запрет становится подменой, профанацией тех отношений, которые должны быть.

Вспомним ветхозаветную историю: у богоизбранного народа Сам Бог был правителем и через праведников, пророков транслировал Свою волю. Но общение с другими народами привело ветхозаветный Израиль к тому, что ему захотелось чего-то более понятного, земного — царя. Израильтяне приходят к пророку Самуилу и говорят: дай нам царя. Пророк идет к Господу, молится, просит. И по Божьему снисхождению, по Божьей любви, но как нарушение естественных отношений между Богом и человеком появляется что-то третье — царь, земной человек. Некий задуманный Богом порядок в отношении людей со временем искажается. Поэтому у общества появляется необходимость принимать законы и стараться, насколько это возможно, по этим законам жить.

— А у человека перед Богом есть права?

— Сложный вопрос… С одной стороны, какие права у человека перед Богом? Вроде нет. Но есть удивительная мысль Бога о человеке: Господь предоставляет человеку свободу, дает ему возможность развиваться. Наверное, главное право у человека перед Богом — это право на внутреннее развитие, на совершенствование. Вера — это как дверь, пограничный столб, отделяющий тебя от земли, которая называется «земля безверия»: вот ты поверил и перешел границу. Что дальше? Когда ты попадаешь в другое государство, ты же не остаешься на пограничной территории? Проходя контрольно-пропускной пункт, ты выходишь в город и знакомишься с жизнью этой страны. Вот как раз жизнь по вере, реализация каждого заложенного в человека Божьего замысла — так я понимаю развитие — и есть жизнь по твоей вере.

Разговор, отложенный на полжизни

— Нет ли в притче о блудном сыне, если ее рассматривать в контексте «прав детей», намека на право ребенка на свободу?

— Безусловно есть. С юридической стороны младший сын имел право на часть наследия своего отца, и он его законно потребовал. Но отец мог ему сказать — извини, подожди немного. Там, кстати, не говорится, пришел ли сын в совершеннолетний возраст. Отец в ответ на просьбу сына дает ему желаемое, т. е. уважает его выбор, руководствуясь любовью, а любовь — она всегда доверяет. Смирение родителя, любовь к своему ребенку, доверие приносят большой плод.

Мне кажется, вопрос о взаимоотношениях поколений и о правах родителей по отношению к детям и наоборот в идеальном христианском обществе потерял бы смысл. У нас есть замечательный пример — отношения первых людей и Бога, самой первой семьи, хотя и не в современном понимании. Но тем не менее у первых людей был Отец, и Господь относился к своим созданиям как любящий Отец, а первые люди, чувствуя эту любовь, доверие, старались, насколько возможно, быть достойными детьми. Вот это — идеал отношений. Эта история закончилась тем, что человек не сохранил верности Богу, сделал свой выбор, ушел от этих отношений, как блудный сын, «на страну далече». И смотрите: Господь не оставляет человека, не лишает его Своей любви и помощи, ждет.

Но и человек помнит об этой безусловной Божественной любви. И потому в детях так сильна любовь к родителям, порой самым недостойным. Мы несколько лет окормляли мальчика из детского приемника. Родители — пьяницы, ничего святого, если внешне судить. Что пережил этот ребенок? У него, наверное, не было ни одного мгновения счастья простого человеческого.

В одиннадцать лет мальчика пригласили на телевизионную программу на московском канале, где ведущий задал ему провоцирующий вопрос: скажи, а ты хочешь отказаться от своих родителей, сейчас ты можешь это сделать, здесь сидят люди, которые вправе это решить, зная твою жизненную cитуацию? И мальчик, прошедший через весь ад взаимоотношений с самыми близкими, говорит: нет, я хочу остаться в своей семье.

Другой пример. Я как-то принимал участие в рейде, которые раньше периодически проводила милиция по московским вокзалам. На Казанском в луже грязи лежала женщина. Какие-то тюки возле нее, и рядом девчушка лет пяти-семи. Она видит, что идут милиционеры к ее маме — полезла в сумочку, достала беззубую корявую расческу и стала наводить марафет на голове мамы, причесывать ее. Она не знала, как придать маме человеческий облик, но в ее маленьком сердечке это чувство принадлежности, что это мое родное, моя мама и как-то ее надо защитить и сохранить, присутствовало. Никакой чужой дядя и тетя не заменят этого естественного, Богом заложенного чувства любви к родителям, и никуда от этого не деться.

Ребенок изначально защищает своего отца или свою мать, свою семью. Но эту любовь родители должны беречь. Большая трагедия, когда ребенок разочаровывается — не видит в своем близком родном человеке подлинного примера жизни. Поэтому мне кажется неверным, что в этой проблеме часто акцент переносят на детей . Основная проблема не в правах детей, а в самих родителях. Когда человек понимает, какова цель его жизни, сам открывает для себя этот истинный путь, то он внутренне преображается. Помните, мы говорили о праве на развитие? Вот очень важно, чтобы человек не забывал об этом удивительном свойстве: двигаться, развиваться, уподобляться Богу. Важно правильное отношение родителей прежде всего к себе и к тому дару, который Господь им дал, — дару на жизнь во Христе. Если это будет в человеке присутствовать, тогда и будут выстраиваться другие отношения, это будет естественным следствием осознания своей христианской ответственности.

Но поскольку мы видим в обществе обратное, не процессы развития, а очень часто — процессы деградации в людях, то следствием этого и становятся проблемы отношений детей и родителей. Яблоко от яблони недалеко падает.

Я конфликт пытаюсь перевести, может быть, из области юридической в область духовную. На мой взгляд, такие акции, например, как донос ребенка на родителя, подача в суд — все это, к сожалению, появляется на подготовленной почве. Если в семье не было любви, у ребенка не было переживаний обычного человеческого тепла, заботы, то, когда от чужих дяди и тети он, может быть, начинает это ощущать, он раскрывается и начинает им доверять.

Мне кажется, выходом здесь прежде всего может стать духовное просвещение человека, чтобы человек научился ценить свою подлинную жизнь и научился ценить подлинную жизнь другого человека. К сожалению, основная масса тех, кто называет себя христианами, от христианской жизни все-таки далека. Но сейчас в России много делается, чтобы открыть подлинную красоту жизни во Христе. Для этого мы и строили храмы, открывали монастыри, для этого и создаются разные учебные заведения, программы и курсы.

Заповедь над заповедью

— Почему права детей вызывают у многих православных испуг, притом что многие признают их необходимость?

— Очень важно адекватно говорить о проблеме. Часто, к сожалению, православная общественность, видя некую несправедливость, реагирует не профессионально, а эмоционально. Необходимо научиться по-деловому, спокойно выстраивать отношения с представителями всех ветвей власти, органов опеки. Не все же там сидят злыдни, которые только и думают о том, чтобы отобрать ребенка у семьи, чтобы им было на чем хлеб зарабатывать.

Мы живем в обществе, где разные люди, разные мнения. Важно учиться находить общий знаменатель, разговаривать с людьми. Часто наши оппоненты закрываются потому, что мы не предлагаем четкую аргументацию. Мы много порой кричим, предупреждаем об опасности. Конечно, общественное мнение и нужно будоражить. Но ведь сила-то христианская не в силе голоса, а в силе жизни, в силе духовной.

Маленькая кучка апостолов фактически изменила весь мир. Вот мы в храме стоим. Пускай маленький храм — пятьдесят человек. Но среди них — пять семей точно есть. И, наверное, очень важно, чтобы мы знали об этих семьях — и батюшка, и прихожане. Знали бы о проблемах в этих семьях. И, насколько возможно, помогали в решении этих проблем. Это не значит, что мы вторгнемся в пространство семьи, нарушим ее мир, но человека иногда важно поддержать, чтобы он понял, что он не один.

Не всегда материальная помощь нужна, а иногда моральная — с кем-то поговорить, посоветоваться. Потом мы часто забываем, насколько сильна наша общая соборная христианская молитва в решении этих вопросов. Есть замечательное святоотеческое выражение: «Одно “Господи, помилуй!”, произнесенное в храме, многих акафистов и канонов ценнее, которые человек читает дома. Если мы об этом будем помнить и начинать с малой общины, тогда подлинные изменения будут и в обществе происходить. И тогда позиция христианина, христианской семьи не будет выглядеть маргинальной.

Безусловно, законодательная база прав ребенка требует самого широкого обсуждения. Декларация прав и свобод — это документ общего плана, ну кто будет возражать, что ребенок имеет право на жизнь или право на развитие? Никто не будет. На свободу слова, на образование, на защиту здоровья и так далее? То есть все пункты этой декларации по большому счету в сознании всех здравомыслящих людей естественны. Но на практике возникает множество нюансов.

Например, свобода слова ребенка понимается в Декларации как право ребенка выражать свою позицию и говорить о тех проблемах, которые он переживает. Но мы прекрасно понимаем, что ребенка можно напугать или настроить определенным образом и заставить его сказать то, что хочет услышать одна из сторон. Поэтому здесь все должно быть очень четко регламентировано: с какого возраста и как определенные органы принимают или не принимают во внимание то, что говорит ребенок.

Мы подписали Конвенцию и вступили в это международное правовое поле, но на своей земле мы должны выстроить и принять такие законы, которые будут работать на благо и на пользу людям, живущим здесь, в этой стране. Основная задача — защитить ребенка и не повредить семье. И мне не кажется правильным, когда мы какую-то проблему выдергиваем из контекста жизни и начинаем ее отдельно обсуждать.

В данном случае семья — это же не некая отдельная институция. Возьмите любое рассуждение о семье: все говорят, что семья — часть общества. И в христианском понимании также семья — часть христианской общины. И родители также не какая-то особая формация людей, это все мы. Все мы в определенное время становимся родителями, папами и мамами, бабушками и дедушками, дядями и тетями. Семья не может закрыться и обособиться. Тогда надо уходить жить куда-нибудь в глушь. И поэтому решение проблем семьи нужно искать вместе с государством, а не видеть в нем врага.

— В чем смысл заповеди «Почитай родителей твоих»? Почитать — значит что? Слушаться, любить, уважать, бояться, все вместе?

— Я постоянно об этом думаю, потому что много общаюсь с молодежью. Иногда мне кажется, у родителей завышенное требование к этой заповеди. Некоторые считают, что почитать — это безоговорочно любить. На мой взгляд, почитать — это значит уважать, прислушиваться к мнению, обеспечить достойную старость. Эта заповедь прозвучала в то время, когда у некоторых языческих народов даже существовал обычай убивать стариков по достижении определенного возраста. Смысл ее в том: родители дали нам жизни, мы должны постараться, чтобы у них была достойная старость. А любовь — высшая заповедь, заповедь над заповедью, ее трудно чем-то регламентировать.

— А за что почитать «плохих» родителей, которые тебе ничего, кроме страданий, может быть, не дали?

— Совсем недавно я ездил по послушанию в детский лагерь, который окормляет Данилов монастырь, и там ко мне на исповедь подошла девочка-подросток. Она живет с бабушкой и дедушкой, отца нет, мать наркоманка. Подошла с вопросом: вот моя мама для меня ничего доброго не сделала. Все в жизни мне дали дедушка и бабушка. И к маме у меня чувство ненависти, и я не знаю, как с этим справиться? Такой страшный вопрос. И мы с ней стали говорить.

Я сказал: давай попробуем увидеть, что в твоей жизни хорошего сейчас? У тебя любящие бабушка с дедушкой, друзья, вера. И я стал говорить о благодарности, о том, что она может, даже не должна, а может, имеет чудесный шанс быть благодарной своей маме. За что? Без веры здесь разобраться невозможно. Если мы рассуждаем как христиане, мы помним, что жизнь человеку дает Бог, Бог часто дает и путь этой жизни. И в этом смысле через родителей порой проявляется промысел Божий, в котором есть чудесный шанс и для ребенка, и для родителей.

Мы знаем много примеров, когда у сложных родителей рождались прекрасные дети. В моей практике такие случаи тоже нередки. И тогда может произойти чудо — когда во тьме, во зле появляется ребенок, который своим терпением помогает не только своим родителям, но и всему своему роду, становится его благословением. Ведь Господь Свой промысел проявляет над каждым человеком. Вот почему благодарность и есть основа почитания родителей. Вот почему она не только будет ценна, жизнеустроительна для самого ребенка, ориентируя его на добро по отношению к людям, но и может помочь его заблудшему родителю.

Помните, я говорил о маленькой девочке, которая пыталась как-то защитить свою маму во время обхода на вокзале, причесывая ее? Мне кажется, что такое отношение, как у этой девочки, прежде всего и рождается от благодарности. То, что этот маленький ребенок, почувствовав опасность для своей мамы, вдруг стал таким образом ее защищать, говорит о том, что эта внутренняя любовь-благодарность заложена в нас Богом. Поэтому, когда мы говорим о том, чтобы защитить ребенка, это не значит изъять его из «плохой» семьи. Бывает, что сам ребенок, его присутствие в семье дает родителям шанс, а его терпение и страдание могут стать состраданием, давая надежду заблудившемуся отцу или матери осознать себя настоящим отцом или матерью.

— А слова апостола: «…отцы, не раздражай те детей ваших, дабы они не унывали» (Кол. 3: 21). Как понять — не раздражайте?

— Для ребенка родитель — истинный авторитет. До определенного возраста. В переходном возрасте начинаются попытки проявить независимость, самостоятельность. Если родители правильно себя ведут, то, войдя в зрелые лета, ребенок возвращается в дом отца своего — так можно сказать, т. е. не теряет внутренней связи с родителями. Когда апостол говорит «не раздражай» — речь идет о правильном поведении самого родителя.

В нашей воскресной школе я был свидетелем того, как папа, который сам, судя по виду, и пил, и курил, в коридоре высказывал своему сыну те проблемы, о которых ему на собрании сообщали педагоги. И я видел большой скепсис в глазах сына. Понятно почему. Потому что вот искаженная икона перед ним — его отец. И когда отец говорил: «Ты веди себя хорошо!» — он это не воспринимал. Потому что не видел подлинного образа доброй жизни.

Андрей КУЛЬБА

Поскольку вы здесь…

… у нас есть небольшая просьба. Все больше людей читают портал "Православие и мир", но средств для работы редакции очень мало. В отличие от многих СМИ, мы не делаем платную подписку. Мы убеждены в том, что проповедовать Христа за деньги нельзя.

Но. Правмир — это ежедневные статьи, собственная новостная служба, это еженедельная стенгазета для храмов, это лекторий, собственные фото и видео, это редакторы, корректоры, хостинг и серверы, это ЧЕТЫРЕ издания Pravmir.ru, Neinvalid.ru, Matrony.ru, Pravmir.com. Так что вы можете понять, почему мы просим вашей помощи.

Например, 50 рублей в месяц – это много или мало? Чашка кофе? Для семейного бюджета – немного. Для Правмира – много.

Если каждый, кто читает Правмир, подпишется на 50 руб. в месяц, то сделает огромный вклад в возможность нести слово о Христе, о православии, о смысле и жизни, о семье и обществе.

Похожие статьи
Людмила Петрановская: Законы России позволяют забрать ребенка у каждого

Система держится не на принципах, а на человеческой дури

Если органы опеки забирают ребенка – что делать?

Из опеки могут прийти с проверкой в любую семью, в отношении которой поступил «сигнал» от врача,…

Елена Мизулина предложила новые формы ответственности для родителей

Сенатор предлагает более мягкие меры семейно-правовой ответственности

Дорогие друзья!

Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: