Православие: «религия спасения»?

|

Что мы будем делать, когда грехи кончатся? Зачем нам нужно Царство Небесное — и нужно ли оно нам вообще? Ответы на вопросы ищет священник Сергий Круглов.

Когда на исповеди мне жалуются на то, что исповедь кажется бесплодной, что вот, мол, батюшка, я целыми годами каюсь в одном и том же, а «любимые» грехи мои так и не проходят, снова и снова со мною происходят осуждение, зависть, лень, разнообразные похоти, и все это сопровождается по временам мертвящим унынием, я всегда предлагаю ответить самому себе на вопрос: а для чего это всё? Для чего вам исповедь и вообще вся христианская жизнь? Как для чего, говорят мне. Для спасения. Православие — религия спасения. А что вы будете делать, спрашиваю я, когда спасетесь окончательно? Чему посвятите свою жизнь, когда не надо уже будет бороться с грехами?

Как это, с недоверием и непониманием смотрит на меня кающийся — окончательно? Разве так бывает? Разве может быть такое время, когда грехов больше не будет?

Может. И непременно будет.

Только вот хотим ли мы жить-то без греха? И если хотим — то как именно будем жить, когда греховные страсти наши истребятся окончательно, чем займем себя, когда наконец достигнем Царства Божия и жизни будущего века, которых вроде бы (именно что «вроде бы») так чаем?

Эти вопросы вовсе не кажутся мне праздными или умозрительными. Грехи грехами — но каково положительное содержание нашей жизни во Христе? Зачем вообще мы живем на свете, есть ли у нашей жизни творческий смысл? Следуя словам Священного Писания: «Уклонись от зла и сотвори благо», — какое благо мы можем и хотим сотворить? И как часто, лихорадочно ища ответ на этот вопрос, мы с тоской понимаем: никакого.

Мы втянулись в ритм церковной жизни: посты-праздники, молитва утром-вечером, исповедь-причастие, мы исполняем всё, что положено, потому что нас научили: православие есть религия спасения, главное — как можно более неукоснительно соблюдать всё, что положено, тогда Бог простит нас и перестанет наказывать и гневаться.

Перестанет гневаться — а дальше что? «Пришел еси во врачебницу, да не неисцелен отыдеши» — но что будешь делать, больной, когда выздоровеешь? Многие больные об этом и не думают. Во-первых, попросту не верят, что это вообще может быть. Это неверие — прямая инвольтация врага, который, действуя через нашу нечистую совесть, раздувает наши грехи до небес, застит ими весь белый свет и Самого Христа, и шипит на ухо: «Ты страшный грешник… Бог не простит…».

А во-вторых, боятся расстаться с болезнью, потому что привыкли к лечению, а здоровье таит в себе неизвестность, новые вызовы, новую — вот труднопереносимое для нас понятие! — ответственность. Мы, год за годом кающиеся, но не меняющиеся ни на йоту, словно бы исправно ходим к врачу, часами сидим в очередях и увлеченно обсуждаем все новые рецепты, без поликлиники жить не можем, но назначенные врачом лекарства тайком спускаем в унитаз, потому что пуще всего не хотим встать с постели и быть здоровыми, утратить болезнь как смысл жизни…

Бог хочет от человека одного: чтоб человек был счастлив. Не всё равно, конечно, какими средствами — но тем не менее. И к творческому смыслу нашей жизни во Христе неотменимо относятся, среди прочего, понятия счастья, радости и даже (простите за слово, которое уж совсем не из сотериологического лексикона) удовольствия. А какое же удовольствие может приносить одно лишь только бесконечное копание в грехах?..

Вспоминаю одного знакомого алкоголика. Он рассказывал, как бросил пить. Ничего, говорит, не помогало, завязывал сто раз — и развязывал снова… Пока не повстречался с грамотным врачом, хорошим душеведом. Ничего он, говорит, со мной не делал, не кодировал, не назначал дорогущих импортных препаратов. Просто поговорили с ним по душам…

Для начала он объяснил, что весь корень зла — не в каких-то внешних обстоятельствах, и даже не в соматике, а в сознании человека. Дал мне пустой стакан: «Понюхайте. Чем пахнет?». Я понюхал: «Да ничем…». Достает врач бутылку водки, налил в стакан: «А теперь понюхайте — чем?» Меня аж передернуло: чем же, кроме водки!.. А он говорит: «А теперь попробуйте — это ведь просто вода. Корень зависимости — у вас в голове». Попробовал — точно, вода…

Так вот, он мне и сказал, врач этот: «Вы не сможете отказаться от водки, пока не почувствуете более сильного кайфа — от трезвой жизни. Вам есть ради чего и чем жить?» Я подумал: конечно, есть. Творчество, любовь, дети… Вот этим кайфом, этой радостью, теперь и живу. И к бутылке даже не тянет.

«Православие — религия спасения»… Что-то не то в этой формулировке. Представим себе, что «Робинзон Крузо» , которым многие из нас зачитываются до сих пор, кончается на том месте, когда героя выбросило-таки на берег острова. И всё на этом, финал. А что, главное ведь — спасся? Так-то оно так, но книжка из Великого Приключения превратится в какую-то ерунду…

Чем мы с вами, православные, займемся, когда грехи исчезнут, чего именно чаем в Царстве будущего века — вопросы не праздные, они непосредственно касаются нашего нынешнего состояния души, смысла нашей нынешней жизни. И отвечать каждому из нас на эти вопросы придется самому.

Помоги Правмиру
Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!
Пожертвования осуществляются через платёжный сервис CloudPayments.
Похожие статьи
Впереди не только грех, но и Христос

После Преображения для верующих есть две реальности

Российские пограничники спасли украинца, трое суток плававшего на батуте в Черном море

Мужчина заснул на берегу моря на батуте, а проснувшись, обнаружил, что вокруг одна вода

Быть христианами, а не играть в христианство

Видео протоиерея Андрея Ткачева про «малолетних шалав» мало кого оставило равнодушным

Дорогие друзья!

Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!