Православная миссия в тропической Африке

Опубликовано в альманахе «Альфа и Омега», № 15, 1998
Православная миссия в тропической Африке

Эта статья впервые появилась в издании Evangelion, № 29 (Вели­кий пост 1996 г.), сс. 1–7. “Евангелион” — бюллетень Православного Общества во имя Святителя Николая Японского в Южной Африке (PO Box 56303, Arcadia, 0007 South Africa). Это общество зародилось в среде многонационального прихода, основанного в Йоханнесбурге отцом Хризостомом Франком около 9 лет тому назад. Православию в Южной Африке все еще приходится доказывать, что его место не в гетто. С другой стороны, на примере Тропической Африки мы ясно видим путь, которым следует идти.

В ноябре 1995 я ездил в Найроби (Кения) для более детального изучения деятельности Православной миссии. Я жил в Православной семинарии Макария III, находящейся в Рируте, пригороде Найроби, приблизительно в 10 км от центра города. Ректор семинарии — епископ Макарий Рирутский. Его высокопреосвященство Ириней, недавно рукоположенный в митрополита Иринопольского, живет по соседству с семинарией. Первоначально семинария задумывалась как учебное заведение для студентов из Восточной Африки: Кении, Танзании и Уганды; но последние два года ее двери открыты для студентов со всей Африки, и таким образом она является Патриаршей Семинарией для всего Александрийского Патриархата и всей Африки. В 1995 г. в семинарии училось более 40 студентов из Кении, Уганды, Танзании, Камеруна, Нигерии, Мадагаскара и Зимбабве. Некоторые студенты, чья родина находится за пределами Восточной Африки, испытали культурный шок, оказавшись в учебном заведении, первоначально приспособленном для студентов только из Восточной Африки. По их рассказам, труднее всего им было привыкнуть к местной пище. Я приехал из Южной Африки, и поэтому местная пища не показалась мне слишком непривычной: главное блюдо — угали — это разновидность милипап, по составу что-то среднее между зулусским путу и тсванским богобе 1. Но для африканцев с Запада такая пища была непривычной. Из бесед со студентами и с другими людьми я узнал многое о Православной миссии не только в Кении, но также и в других частях Африки. Эта информация была интересна сама по себе, так как в Тропической Африке переплетаются, наверное, все пути православной миссии, когда-либо и где-либо существовавшие в истории Церкви.

Православие в Кении

Путь Православия в Кении тесно связан с борьбой ее народа против британской колонизации. В начале XX в. все школы в Кении контролировались иностранными (западными) миссиями. В 1929 г. многие из миссионерских организаций, возглавлявшихся Церковью Шотландской Миссии (CSM), потребовали от своих “агентов” (в число которых входили учителя) подписать документ, заверяющий их отрицательное отношение к вопросу о женской активности в духовной жизни, а также к Центральной Ассоциации Кикуйю 2. Многие учителя отказались, и это привело к созданию двух независимых школьных Ассоциаций Кикуйю: Независимой Школьной Ассоциации Кикуйю (KISA) и Ассоциации Образования Кикуйю Каринга (KKEA). Кикуйю было самым большим племенем в Кении, и на языке кикуйю (гикуйю) каринг’а значит ‘чистый’, однако может переводится и как ‘православный’. Эти ассоциации основали школы, в которые перешло огромное число учителей и учеников из миссионерских школ. Но идея образования, оторванного от Церкви, также казалась весьма странной. И когда правящий епископ Африканской Православной Церкви в Южной Африке, епископ Даниил Александр, возвращаясь на родину из Уганды, встретился с некоторыми лидерами Кении, KISA пригласила его посетить Кению снова. Епископ Александр еще раз посетил Кению в ноябре 1935; он открыл семинарию, где обучал 8 студентов, семеро из которых спонсировала KISA, и одного — KKEA. Перед отъездом он рукоположил двух священников и двух диаконов. Ассоциации образования положили начало двум вероисповеданиям. KISA, более “умеренная” политически, учредила Независимую Пятидесятническую Церковь, а KKEA, будучи более радикальной, — Африканскую Православную Церковь. Епископат Африканской Православной Церкви в Уганде узнал об образовании Церкви в Кении из газет, связался с церковными лидерами в Кении и призвал их к общению с Александрийским Патриархатом (Африканская Православная Церковь епископа Александра была неканоничной). Тогда кенийские церковные лидеры написали патриарху Мелетию; Патриарх дал положительный ответ, но умер, не успев предпринять какие-либо шаги. Предстоятели Кенийской Церкви написали снова уже патриарху Христофору. В 1942 г. митрополит Николай Аксумский 3 нанес визит в Восточную Африку и сделал доклад перед Священным Синодом в Александрии, благодаря чему в 1946 г., после второй мировой войны, Патриархат принял в общение Африканские Православные Церкви в Кении и Уганде. В период с 1946 по 1952 гг. Православная Церковь в Кении, без сомнения, росла очень быстро, но в 1952 г. колониальное правительство установило чрезвычайное положение вследствие деятельности партизан мау-мау. KKEA и KISA были запрещены. Большинство православных церквей закрыли, несколько школ и храмов сожгли. Почти все духовенство было отправлено в концлагеря. Аналогичная же борьба против колониального режима на Кипре велась архиепископом Макариосом. В марте 1956 г. он был выслан на Сейшельские острова. В апреле 1957 г. его освободили; путь архиепископа домой лежал через Кению, и в кафедральном храме в Найроби он произнес антиколониальную проповедь. Эта проповедь воодушевила лидеров антиколониальной борьбы в Кении, которые до тех пор находились в лагерях для интернированных. После освобождения Кении и Кипра между архиепископом Макариосом, первым президентом Кипра, и Джомо Кениатой, первым президентом Кении, установились дружеские отношения. В 1970 г. архиепископа Макариоса пригласили в Кению с официальным визитом. Он был поражен нищетой Православной Церкви и ее чад. Это побудило его написать Александрийскому Патриарху и предложить свою помощь. В 1971 г. он приехал снова, теперь уже по церковным делам. Архиепископ заложил фундамент семинарии на участке, пожертвованном президентом Кениатой. Кроме того, он крестил тысячи людей у р. Кагеры 4 и в Ньери 5, где за 35 лет до того учил епископ Александр. В то же время, в 1958 г., Александрийский Патриархат учредил новую архиепископию в Иринополисе (Дар-эс-Салам 6) для окормления православных христиан Кении, Уганды и Танзании. Вскоре митрополичий центр был перенесен в Кампалу 7, а затем в Найроби. Семинария открылась только в 1982 г., когда правящим митрополитом был владыка Анастасий (Яннулатос). Православная Церковь в Кении, первоначально существовавшая только в центральных и западных провинциях (у границ Уганды), теперь распространилась во многих районах страны. Божественная Литургия, утреня и вечерня, службы крещения и отпевания и некоторые другие были переведены на одиннадцать языков Кении. Недавно эти переводы сверили студенты и преподаватели семинарии. Семинария играет значительную роль в становлении Церкви. Так, некая семья из племени кикуйя обосновалась в Лугари, среди племени туркана, которое живет в северо-западной части Кении. В это время один из членов семьи учился в семинарии, и в 1982 г. он вместе с группой студентов прибыл в этот район проповедовать и учить. В следующем году было крещено 156 человек. Сначала там был только один человек, слепой, который мог служить переводчиком, теперь в округе несколько церквей, где Божественная Литургия уже совершается на языке туркана.

Православие в Уганде

Можно сказать, что сердце Православной Африки находится у берегов озера Виктория, в Кении, Уганде и Танзании; здесь живет большинство православных христиан. В предыдущих номерах “Евангели­она” мы уже рассказывали кое-что об истории Православия в Уганде, поэтому теперь нет надобности все это подробно повторять, нужно лишь сказать, что Православная Церковь в Уганде, ранее входившая в состав Архиепископии Иринополиса, ныне возглавляется собственным митрополитом, его Преосвященством Феодором. На долю Церкви в Уганде выпало пострадать от гражданских войн и других политических потрясений за последние двадцать пять лет или около того. Много церковных зданий и школ было уничтожено, а общины рассеяны. Cеминарист Джон Оджок из северной Уганды рассказывал, что после того, как умер священник из их прихода, во всей округе несколько лет не было ни одного священника — они должны были приезжать сюда из Кампалы. Много зла принесли повстанцы из Судана: их партизанские отряды грабили окраины.

Танзания

Большинство православных христиан Танзании живет в северо-восточной части страны, у западного берега озера Виктория. Теперь у них есть свой епископ, проживающий в Букобе. Один из семинаристов, Пол Кагома, рассказал мне о своем родном приходе в Коньябугуру, в 16 км от Букобы. Приход был основан в 1990 г.; материнская церковь этого прихода находится в Маконгоре, в 8 км от Коньябугуру. Приходской священник, отец Пол Тируганья, живет тем, что работает на семейной ферме; правда, он покидал ее на три года, чтобы окончить семинарию. У храма каменный фундамент, каменные стены и кровля из рифленого железа. При церкви есть школьное здание, в течение недели используемое как детский сад, а по воскресеньям — как воскресная школа. В детском саду два преподавателя и около 18 детей. Эта церковь была основана, когда отец Сосфен Кийонга приехал туда из Маконгоры в 1974 г. и стал проповедовать в Коньябугуру. В то время в деревне не было воды, и жители должны были носить ее издалека. Отец Сосфен молился, и в деревне появился источник, с тех пор не пересыхавший. Это чудо послужило к обращению в Православие многих местных жителей. Церковь в Коньябугуру была признана приходом в 1990 г. Божественная Литургия совершается в церкви Святого Антония дважды в месяц; на службе бывает около 300 человек, из них 250 причащаются. Местный язык — кихайя, но Литургию служат на суахили, государственном языке Танзании. В приход святого Антония входят четыре подчиненных приходу общины. Это вполне типичный принцип распространения Церкви в деревенских районах Восточной Африки: приход организует подчиненные ему общины, которые в свою очередь становятся приходами и образуют собственные общины.

Западная Африка

В семинарии обучались три студента из Камеруна и три из Нигерии; сам митрополит Ириней до своего назначения митрополитом Иринопольским некоторое время был митрополитом Западно-африканским. Владыка Ириней рассказывал мне, что Западно-африканская Архиепископия включала в себя двадцать две страны. Занимая эту кафедру, он, казалось, добрую половину своего времени прожил в аэропортах. Было предложение разделить Архиепископию на три части, но в настоящее время вся эта территория находится в ведении митрополита Петра, проживающего в г. Яунде (Камерун). В XIX в. Камерун был германской колонией, но после первой мировой войны он был разделен на части и управлялся Британией и Францией под мандатом Лиги Наций. Когда в 1960 г. он стал независимым государством, часть территории, находившейся под британским мандатом, отошла к Нигерии, а другая — к Камеруну. Таким образом, Камерун — двуязычная страна с официальными французским и английским языками. В Камеруне была довольно значительная греческая община; греки построили православные церкви в Яунде, столице Камеруна, и в Дуала, главном порту страны. До приезда митрополита Иринея там не было православных камерунцев. Когда некоторые из местных жителей стали спрашивать владыку о Церкви, он пригласил их на Божественную литургию, и таким образом некоторое количество камерунцев из больших городов стало православными. Кочующие рабочие из северо-восточного Камеруна работали на греческих плантациях, некоторые из них тоже стали православными. Они были из племени тубу, проживающем на границе Чада, и теперь в том районе 8 приходов. В Чаде сейчас есть православный священник. В Нигерии Православие утвердилось благодаря объединению неканонической организации с Александрийским Патриархатом. В семинарии было три студента из Нигерии. Надеюсь, в следующих номерах “Евангелиона” мы сможем рассказать о православной Церкви в Нигерии больше.

Зимбабве

Подъезжая все ближе к своему дому, я с нетерпением ждал встречи с Рафаэлем Ганда, студентом из Зимбабве. Задолго до этого он ездил в Грецию, чтобы пройти курс офицерской подготовки, и там познакомился с Православием и православной Литургией. Возвратясь в Зимбабве, он уволился из армии и принял крещение в сентябре 1994 г. Несколько месяцев спустя правящий епископ митрополит Хризостом послал Рафаэля в семинарию. Несколько членов его семьи и некоторые друзья тоже присоединились к Православной Церкви и в настоящее время являются прихожанами кафедрального прихода в Хараре. Рафаэль Ганда работает над переводом Божественной литургии и других церковных служб на язык шона. Он надеется, что по окончании семинарии епископ пошлет его в сельскохозяйственные районы Зимбабве для проповеди.

Мадагаскар

Остров Мадагаскар — также часть архиепископии Зимбабве. В 1953 г. в Тананариве, столице государства, была выстроена православная церковь, но священника, как и многих других иностранцев, депортировали из страны после военного переворота в 1972 г. Местная община возопила о своей нужде в священнике, и в 1994 г. архимандрит Нектарий (Келлис) приехал туда из Австралии. За очень короткое время были достигнуты удивительные результаты. Один из местных жителей был рукоположен в священники, а другой, Жан Кристос Тсаканиас, теперь учится в семинарии в Найроби. В разных частях страны были образованы новые общины.

Сельская община

По воскресеньям студенты и преподаватели Макариевской семинарии посещают приходы в Найроби и вокруг него. В этом заключается практическая часть их подготовки к приходскому служению, но, кроме того, это еще и помощь приходам. Находясь в семинарии, вместе с группой я ездил в сельскую церковь Кваньанджара, расположенную в 25 км от Найроби. По пути туда мы оставили часть группы на другом приходе. В этой группе была Элени Яннарис из “Апостолики Диакониа”, миссионерской организации Греческой Церкви. В то время она работала в Кении, где готовила учителей воскресных школ и членов Союза матерей. Путешествуя по ухабистым загородным дорогам, среди небольших земельных участков, мы проезжали много культовых зданий, которые принадлежали различным деноминациям и группам, и интересно, что многие из них были православными. Община в Кваньанджара была новой: прежде безземельным крестьянам из разных мест даровали здесь землю. Один из них, Сэмюэл Гихуру Куриа, организовал православных христиан, и они стали проводить богослужения в помещении детского сада. К моменту нашего приезда туда прошло уже более года, как они последний раз служили Божественную литургию; но, с другой стороны, за это время была построена церковь-мазанка, в которой мы имели честь присутствовать на первой Литургии и первых крещениях. Епископ Макарий служил за этой Литургией, ему помогали некоторые студенты. Команда из семинарии была предусмотрительно набрана так, чтобы в нее входили представители разных стран: Камеруна, Мадагаскара и других мест. Церковь еще не достроили: грязные стены были не отштукатурены, и свет снаружи проходил сквозь щели. Пол был неоструган и недоделан. Община сама возвела церковь, без всякой помощи со стороны. Их собственные чтецы с большим удовольствием пели за утреней; правда, не так уверенно они пели за Литургией, которая была им незнакома, поскольку у них не было священника. Я чувствовал себя как дома. Язык гикуйю незнаком мне, но в остальном церковь была типичной для сельской местности в Южной Африке. Я бывал в сельских церквях в Зулуленде, Вендаленде, в бывшем Газанкулу, в Секукуниленде и даже в Намибии, они и в самом деле все очень похожи. Единственное, в чем заключалась разница — это язык и тот факт, что церкви в Южной Африке не были православными. Если православные церкви существуют в сельских местностях Восточной Африки, почему бы им не существовать и в Южной Африке? После Литургии мы обедали в гостях у главы общины, Сэмюэла Гихуру Куриа. Обед состоял из маисовой каши, бобов и сладкого чая. Гостям из Западной Африки такая пища показалась странной и несъедобной, но для меня все, за исключением языка, было так, будто дело происходило в долине Нквалини, между Эшове и Эмпангени.

Похороны

Кроме того, я и еще некоторые студенты вместе с владыкой Макарием присутствовали на похоронах. Отчим одного из священников умер, и похороны проходили на его ферме, в горах над Рифт Вэлли. Собралось много священнослужителей, служба велась во дворе под брезентовым навесом. Могила находилась в нескольких метрах в стороне, на краю поля. После похорон был устроен обед для всех присутствовавших, и опять я был поражен тем, насколько все это было мне знакомо. Я находился на расстоянии трех тысяч километров от дома, но все, что происходило вокруг, за исключением языка и ландшафта, могло встретиться практически в любом уголке Южной Африки.

Миссия в тропической Африке

Картина Православной миссии в тропической Африке представляется удивительно пестрой. Почти любой способ ведения миссионерской работы, когда-либо и где-либо использовавшийся в истории Церк­ви, используется на этой территории. Некоторые стали православными после того, как были исцелены от болезней или после изгнания из них злых духов. Некоторые во время поездок в другие места встретились с Православной Церковью и принесли ее в свой дом. Так случилось с начальником провинции Рифт Вэлли в Кении, а также с фермером из Восточной провинции и с офицером из Зимбабве. Случается, какой-нибудь священник или мирянин едет проповедовать в соседнюю деревню… и приобретает себе епископа и архиепископа. Во многих местах к северу от Лимпопо и к югу от Сахары Православная Церковь растет. Существуют активные общины, из которых выходят собственные священники, диаконы и церковнослужители. В некоторых общинах свои священники появляются всего через несколько лет после их основания, в то время как в Южной Африке существуют приходы, основанные десятилетия назад, в которые священники приезжают из-за моря. Единственный исторический миссионерский метод, недостаточно используемый — монашество. В большинстве мест зачинателями миссии были монахи. Да, в тропической Африке тоже есть монахи: иноки с Афона работают в Заире, в семинарии в Найроби есть монах. Греческая сестра преподает в Мадагаскаре. Но монастырей нет. Нужно неотложно помолиться об этом. Иисус рассказал притчу о сеятеле. В Африке маленькое зернышко падает в бедную землю. На самом деле почва плодородна, и где только брошено зерно, всходят ростки христианских общин. Но все же существует опасность, что плодородный слой окажется неглубоким. А именно монашество дает глубину. Поэтому нам нужны монашеские общины, мужские и женские, которые основали бы в Африке монастыри. Наверное, было бы хорошо, если бы они пришли из разных частей православного мира, чтобы принести разнообразие монашеских традиций. Тогда африканские монастыри смогли бы произрастать в разных частях континента, вбирая в себя полноту православной традиции.

Notes:

  1. Hayes, Stephen. Orthodox Mission in Tropical Africa // Sourozh. A Journal of Orthodox Life and Thought. № 65. August 1996. — Pp. 30–37. Печатается с незначительными сокращениями. См. в обзоре журнала “Сурож” статью отца Хризостома Франка “Православие в Южной Африке — упущенная возможность?” // Альфа и Омега. 1995. № 2(5). — Сс. 171–184.
  2. Kikuyu Central Association — просветительская организация в Восточной Африке.
  3. Аксум — город в Северной Эфиопии.
  4. Кагера — река на границе Уганды и Танзании.
  5. Ньери — город в Кении.
  6. Город в Танзании, на берегу Индийского океана. Название Иринополис — перевод на греческий с арабского: Дар-эс-Салам ‘город мира’. — Ред.
  7. Кампала — столица Уганды.
Помоги Правмиру
Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!
Пожертвования осуществляются через платёжный сервис CloudPayments.
Похожие статьи
Проповеди. Воскресенье перед Рождеством…

Опубликовано в альманахе “Альфа и Омега”, № 50, 2007

В сети появился электронный архив журнала «Альфа и Омега»

«Альфа и Омега» некоммерческий культурно-просветительский журнал, посвященный богословским вопросам православия

Дорогие друзья!

Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!