Православные и католики: рана до сих пор не исцелена

Экуменисты и консерваторы продолжают спорить о встрече Патриарха и Папы в Гаване. А на самом деле – преодолимо ли разделение между христианами Востока и Запада? Разговор с бывшим католическим священником, ныне – православным иеромонахом Константином (Симоном).

Больная тема: уния

Отец Константин, какие темы в Гаванском документе вам кажутся наиболее важными?

– Очень важный вопрос – уния. Правда, его, по-моему, обсуждали довольно мало, только в самом конце декларации. Конечно, сегодня это одна из самых серьезных проблем для Православной Церкви. Слишком многое из-за унии потеряно в Западной Украине и Беларуси.

Лично я был очень рад и даже счастлив, когда прочитал, что Папа и Патриарх осудили унию как способ соединения Церквей. Несколько лет назад я сам написал статью и дал интервью в Санкт-Петербургской духовной академии по поводу унии и католического прозелитизма в России: я сказал, что это недопустимо и что Ватикан и Папа против такого метода. Через некоторое время мне пришли письма из Конгрегации доктрины веры: меня страшно отругали за то, что я смел сказать, что Ватикан не стремится всех, включая православных, обращать в католицизм.

Я должен был направить через иезуитского генерала извинения в Конгрегацию и объяснить, что я никоим образом не хотел представить мнение Святейшего Отца. Я попытался напомнить, что эту же позицию представители Католической Церкви высказывали еще в 1993 году на межконфессиональной православно-католической конференции в православном монастыре в Баламанде (Ливан), где они осудили унию как метод соединения.

Но мне ответили, что эти декларации не являются официальными и что Католическая Церковь продолжает политику унии. Я был в шоке от этого ответа, потому что считал, что она давно отменена.

Я знаю, что «Гаванской декларацией» был крайне недоволен лидер Украинской Греко-Католической Церкви Святослав Шевчук. Он заявлял, что чувствует себя преданным, что Папа изменил его Церкви…

Это давно назревшая проблема. В Советском Союзе были гонения на всех верующих, в том числе были запрещены и униаты. Предстоятель украинских греко-католиков и будущий кардинал Иосиф Слипый1 пострадал в Сибири и был освобожден только во времена Хрущева.

Но что он начал делать по освобождении? Он против воли Ватикана, без благословения Папы начал бороться за Украинский патриархат и даже рукоположил трех епископов. За такие проступки епископ обычно отлучается от Церкви. Например, консерватор архиепископ Марсель Лефевр2 был отлучен. А Слипый продолжал свою деятельность. Один из незаконно рукоположенных им епископов, Любомир Гузар3, получил десятилетний запрет на служение, но позже, во время понтификата Иоанна Павла II, его простили. Он даже стал кардиналом, а позже – главой Греко-Католической Церкви.

Мне все это совершенно непонятно. Сегодня униаты поминают патриарха, хотя никакого патриарха у них нет. При этом все они учатся в Риме, занимаются церковным правом, и в очередной раз право игнорируют. Из церковного права сделали посмешище, им вертят, как удобно.

Поэтому я был очень доволен заявлением об унии в «Гаванской декларации».

Иеромонах Константин (Симон)

Иеромонах Константин (Симон)

Между секуляризацией и агрессией

То есть все-таки встреча двух иерархов знаменует собой начало новой эпохи?

– Я не знаю, насколько это революционно. В конце концов, когда Святейший Патриарх был еще митрополитом, он много раз бывал в Ватикане и встречался с разными Папами. Ничего радикально нового не произошло, но проговорены самые важные вопросы: положение христиан на Ближнем Востоке и проблема униатства, которая продолжается на Украине (захват храмов и так далее).

Я не сказал бы, что это была встреча в прямом смысле политического характера. Но, может быть, она была нужна как демонстрация сотрудничества православных и католиков. А это необходимо ввиду, во-первых, растущей секуляризации на Западе, а во-вторых и в-главных – из-за проблем христиан в мусульманском мире. Ведь не только в Сирии, но и в Ираке и других ближневосточных странах, где проводились военные операции и велась работа спецслужб США, вследствие которых поменялся государственный строй – сегодня хаос, в котором очень страдают христиане.

Да, ведь раньше там у власти находились абсолютно светские люди, как, например, в той же Сирии…

– Башар Асад не абсолютно светский человек. Он мусульманин, причем принадлежит к конкретному направлению ислама. Но христиан он никогда не преследовал. Он считал, что граждане страны равны вне зависимости от вероисповедания. Новые исламские фундаменталисты не таковы, и это надо признать.

Поможет ли репутация в богословском диалоге?

Пожалуй, самые острые богословские разногласия между католическим Западом и православным Востоком вызывает учение о примате Папы4. Может быть, сейчас диалог по этому вопросу будет продуктивным? Папа Франциск производит впечатление блаженного человека, совершенно не властолюбивого. Может быть, ему легче было бы пересмотреть этот догмат?

– Дело в том, что Папа Франциск не богослов. Иногда у него попадаются богословски совершенно невыверенные замечания. Но он довольно консервативен, у него прекрасный опыт социального служения – он очень много работал и продолжает работать с бедными…

Благодаря этому у него очень хорошая репутация в обществе: открытый, демократичный.

– Это совсем другая тема и к тому же во многом вопрос подачи. Дело в том, что, когда он был еще настоятелем у иезуитов, он был известен как очень жесткий руководитель, и тогда у него была не самая лучшая репутация. Он, даже приезжая в Рим, будучи кардиналом, никогда не жил у иезуитов.

Почему же его выбрали?

– Мне кажется, нужен был Папа – посредник между старым и новым миром. Аргентина – это все-таки европейская страна, население там, в отличие от Парагвая или Эквадора, преимущественно по происхождению итальянское и испанское. Думаю, выбор был обусловлен именно этим.

Люди радуются белому дыму из трубы Сикстинской капеллы в день избрания Папы Франциска. Фото с сайта photo-day.ru.

Люди радуются белому дыму из трубы Сикстинской капеллы в день избрания Папы Франциска. Фото с сайта photo-day.ru.

Трудные вопросы богословия

Какие богословские разногласия между нашими Церквами, кроме учения о примате Папы, сохраняются до наших дней и можно ли их решить?

– Это очень интересный вопрос. На Флорентийском Соборе в XV веке вопрос о «Filioque» [исхождение Святого Духа «и от Сына», указанное в Символе веры, принятом у католиков – ин. Евгения] обсуждался греками и католиками несколько месяцев. А на проблему примата потратили только три или четыре дня. Мне кажется, это произошло не потому, что вопрос о Папе считали неважным, а потому, что в нем было все ясно: если греки соединяются с Римской Церковью, то, конечно, они должны подчиняться Папе Римскому. И до сих пор эта проблема остается самой важной между православными и католиками. На мой взгляд, сегодня католики готовы уступать православным насчет Filioque – ведь разрешается униатам читать Символ веры без Filioque.

Правда ли, что сейчас католическое богословие Троицы приближено к восточному?

– Да, и очень сильно. Католическая Церковь признает исхождение Святого Духа от Отца через Сына. Думаю, внести эту поправку в Символ веры не составило бы трудностей при необходимости.

Католики могли бы уступить и в считающемся полемичным вопросе Непорочного Зачатия Девы Марии. В Средние века далеко не все поддерживали это учение. Например, ни Фома Аквинский, ни доминиканцы его не принимали. Догмат этот был провозглашен Папой Пием IX только в XIX веке и его пересмотр с учетом православной догматики особой трудности не составил бы. Немного иначе, чем у православных, понимается Успение Божьей Матери – как взятие на небо (некоторые католические богословы считали, что Она вообще не умирала, а сразу была вознесена на Небо). Но здесь проблема вообще только в том, что учение обсуждалось и было сформулировано без участия православных христиан.

Часто называют в ряду проблемных вопросы частной эсхатологии, но они тоже второстепенные. Сравнительно недавно, к моему большому удивлению, Папа Бенедикт заявил, что он решил проблему некрещеных младенцев – они попадают прямо в рай. На самом деле это в богословском отношении не определенная ситуация. В Средние века и после говорилось, что некрещеные младенцы не могут попасть в рай. Они попадают в лимб – не рай и не ад. Так как они не получили крещения, на них нет освящающей благодати, позволяющей им вполне участвовать в райском блаженстве, но и страдать они не будут.

Чтобы понять католическое учение о чистилище, вспомним: православное учение об участи души после смерти утверждает: ад остается каким-то образом открытым, живые могут помогать усопшим, попадающим в него, своими молитвами. Католическое представление об аде однозначно: он закрыт. Человек туда попадает бесповоротно.

Если ад полностью закрыт, то почему и в Католической Церкви есть молитва за усопших?

– Потому что неизвестна участь конкретного усопшего: в аду он, в раю или в чистилище.

При этом все, кто попадает в чистилище, уже спасены. Когда-то они будут в раю, это только вопрос времени. Сейчас они очищаются, и наши молитвы ускоряют процесс их очищения.

Как видим, в православном богословии понятие чистилища просто лишнее – мы считаем, что человека до Страшного Суда можно вымаливать и из ада.

Таким образом, на сегодняшний день этот вопрос тоже можно считать несущественным.

То есть камнем преткновения между богословием православным и католическим сегодня остается учение о примате Папы?

– Да, и так было всегда. И можно быть уверенными: католики никогда не отступят в этом учении. В некоторых вещах они невероятно строги. Может быть, это и хорошо. Например, в Католической Церкви никогда не было сдачи позиций по вопросам нравственным: так, любое прерывание или предохранение от беременности в Католической Церкви запрещено. Совсем. Любые способы. И они здесь не уступят.

Точно так же они не уступят на вопросе о Папе. Может быть, его будут разворачивать каким-то другим образом, но мне представляется, что надеяться на возвращение к богословию I тысячелетия в этой теме бессмысленно.

Фото с сайта daypic.ru

Фото с сайта daypic.ru

Теология без катехизации

Но это по крайней мере косвенно свидетельствует о заинтересованности западных христиан в богословии…

– Ситуация с богословием на Западе очень неоднозначная. В Германии, в Бельгии, в Голландии, в Англии, в Америке, например, богословие такое, что лучше о нем вообще не вспоминать как о католическом – они часто дальше от ортодоксии, чем несториане. Автор многих книг о Новом Завете, знаменитый библеист Реймонд Браун не принимал того, что Христос родился от Девы, что Христос родился в Вифлееме, что Христос был сыном Давида… Отлучен от Церкви он за это не был, не было дано и никаких официальных пояснений и уточнений.

Когда католик читает его труды, он страшно теряется. Были такие случаи, когда семинаристов-иезуитов отправляли из Польши, из Венгрии и других восточноевропейских стран учиться в Германию, и на родину они возвращались совсем запутанными. Я сам учился в Германии девять лет, правда, занимался не богословием, а филологией. Но то, что я видел там у иезуитов, выглядело ересью – а порой создавалось ощущение, будто я живу среди язычников.

Мне это слышать удивительно, потому что я, бывая за границей, смотрю, как живут обычные католики – исправно ходят в храм, у них гораздо больше, чем у нас, развита социальная деятельность при храмах, собираются пожертвования, много молодежи…

– Это внешнее впечатление. Да, они больше жертвуют, но одновременно у мирян сильно страдает нравственность. Католические девушки легко могут подойти ко Причастию в совершенно непристойном виде. Многие католики в Западной Европе вообще не исповедуются. Я служил в Австралии восемь месяцев – за это время ко мне на исповедь пришел один человек. Может быть, исповедь осталась еще в более традиционных странах «Старой Европы»: Польша, Словакия…

Дело в том, что сегодня катехизация у католиков находится далеко не на том высоком уровне, на котором она была, когда я был мальчиком. Я задолго до поступления в семинарию достаточно хорошо знал богословие, потому что в католической школе, где я учился двенадцать лет, преподавали монахини. И это был высокий уровень преподавания! По крайней мере, так было до Второго Ватиканского собора. К конфирмации в двенадцать лет мы должны были уметь ответить на пятьсот вопросов по катехизису – что-то вроде Закона Божия. Мы должны были глубоко понимать, что такое таинства, как действует благодать и так далее.

После Второго Ватиканского собора планка сильно снизилась. Сегодняшняя католическая молодежь богословие знает очень плохо. Раньше послушники-иезуиты обязаны были говорить по-латыни, и они это могли! В средних школах в Европе обязательно преподавали латынь. Во многом благодаря этому молодые люди достаточно хорошо понимали и богословие. Сегодня – ни латыни, ни богословия. Священник, обучающий молодых иезуитов, преподает богословие на очень инфантильном уровне.

Так что высокий уровень катехизации, о котором часто с завистью говорят думающие православные, сохранился только там, где Католическая Церковь традиционно очень сильная. В той же Польше.

Италия, наверное, тоже?

– Италия как раз нет. Итальянцы гордятся тем, что у них Папа, что часто Папа – итальянец. Но знать свою религию – это другое дело. Может быть, благодаря традиционности народа там дело обстоит лучше, чем в Англии или в Германии, но сохранение традиций ничего не говорит об уровне катехизации. Посмотрите на Испанию. При Франко Испания была католической страной. Сегодня Барселона – это столица порнографии.

Чем ответить на секуляризацию?

Но храмы-то в воскресные дни во всей Европе забиты. На мессе очень много людей.

– Вы просто бываете в тех местах, где храмы – достопримечательности. Посмотрите окраины, небольшие города, где храмы достопримечательностями не являются.

В общем-то это понятно. В России тоже за пределами больших городов людей в храмах на порядки меньше.

– Да. И я бы сказал, что в Москве люди относятся к вере серьезнее, чем на Западе. На Западе уже давно идут процессы секуляризации, и Церковь в Европе никогда такого давления не испытывала (кроме, может быть, периода нацизма в Германии).

Я два года жил в Бельгии, потом год в Париже, а потом – девять лет в Германии. Должен заметить, что секуляризация в этих странах очень сильна. Когда я занимался филологией в Мюнхенском университете, Мюнхен считался католическим городом, но я не мог говорить, что я священник, не опасаясь издевательств.

Я думал, что нахожусь как будто в Советском Союзе – так часто звучали бестактные и грубые шутки о священниках или религии. Мы изучали церковнославянский язык, но никто, кроме профессора, не знал, что значит освящение хлеба и вина. И никто это не объяснял, хотя при изучении церковнославянского языка знакомиться с богословскими темами необходимо – ведь на этом языке написана богослужебная и богословская литература.

Это было в 80-х годах. Я слышал, что сейчас ситуация еще хуже.

Так что, возвращаясь к встрече Патриарха и Папы, могу предположить, что она может быть полезной в том, что католики могли бы кое-чему поучиться у православных. У нас есть опыт Церкви, пострадавшей во время коммунизма от волны принудительной секуляризации: в 1930-е годы, после войны, когда религия была запрещена, и так далее. И все-таки некоторые люди, пережив этот период, остались верующими, как мы видим сегодня. Это очень ценный опыт для Запада. Католики могли бы поучиться у православных оставаться верующим даже перед лицом смерти – уж тем более перед лицом насмешек и издевательств.

Фото с сайта photo-day.ru

Фото с сайта photo-day.ru

Вуду и привороты в церковной ограде

Есть еще одна проблема. Католическая Церковь сегодня говорит, что наше будущее – это Африка, Латинская и Южная Америка, Азия, Индия. Но я жил и близко общался и с христианами из этих регионов! В Южной Америке идет волна синкретизма. Дохристианские языческие религии перемешиваются с христианством – даже в храмах.

Santa Muerte?5

– Да. Кроме того, распространено вуду. Но и это не все: часто в этих статуях продаются статуэтки языческих божеств под видом католических святых. Им приносят в жертву животных, совершают обряды и так далее.

В Африке очень распространена полигамия, в том числе и среди христиан. Многие африканские католические священники женаты, и это никак не урегулировано с католическим церковным правом.

В Индии бывали неоднократные случаи, когда иезуитские послушники во время мессы читали вместо апостола Павла и Ветхого Завета «Бхагават-Гиту», говоря: «У нас тоже есть традиция, и она не примитивнее традиции древних евреев».

Возможно ли как-то исправить положение?

– Конечно. Нужно возобновить катехизацию – это очень важно и для этих стран, и для стран Западной Европы. Люди должны знать, чему учит Церковь.

В России это тоже необходимо, особенно после стольких лет коммунистических гонений. Многие люди сегодня в России крещены, но вообще ничего не знают про свою религию. С верой перемешиваются суеверия. Пока, правда, не так, как на Западе, где даже в книжных магазинах продают эзотерику вместе с религиозными книгами.

Ну, в России такое тоже есть… Спокойно рядом могут лежать рядом житие блаженной Матроны Московской и брошюра «Как приворожить мужа».

– Все же вряд ли астрологию будут продавать вместе с Библией. Просто потому, что люди, занимающиеся изданием и продажей Библии, веру от суеверия отличают. И катехизация нужна как раз для того, чтобы все верующие понимали свою религию.

Беседовала инокиня Евгения (Сеньчукова)


1Иосиф (Слипый), кардинал (1892-1984) – предстоятель Украинской Греко-Католической Церкви с 1944 по 1984 годы. В 1945 году был осужден на восемь лет лагерей по обвинению в сотрудничестве с оккупационными властями во Львове (в том числе при формировании дивизии СС «Галичина»). Затем проживал в Красноярске, занимался журналистикой и историческими исследованиями, продолжая подпольную религиозную деятельность, за что в 1958 году был осужден на семь лет. В 1963 году был освобожден по ходатайству Папы Иоанна XXIII и президента США Джона Кеннеди и принял участие во Втором Ватиканском соборе, где ратовал за создание Украинского греко-католического патриархата. В 1975 году самочинно присвоил себе титул патриарха, что вызвало негативную реакцию Папы.

2Марсель Лефевр, архиепископ (1905-1991) – лидер консервативных католиков-традиционалистов, не принявших ряда реформ Второго Ватиканского собора. В 1988 году был анафематствован за рукоположение четырех епископов без разрешения Папы. Анафемы были сняты только Папой Бенедиктом XVI.

3Любомир Гузар, кардинал-священник (род. 1933) – предстоятель Украинской Греко-Католической Церкви в 2001-2011 годах.

4Учение о примате Папы часто ошибочно сводят к «догмату о папской непогрешимости». В реальности догмат о безошибочных суждениях Папы в вопросах веры и нравственности ex cathedra – это лишь довольно поздно сформулированное следствие этого учения. В основе его лежит принципиально отличная от православной экклезиология. Русский богослов XX века протопресвитер Николай Афанасьев называл две тенденции в учении о Церкви: евхаристическую и универсалистскую экклезиологию. Первая ближе к православной и ее основой является представление о единстве христианских общин во главе с епископами в Евхаристии. Вторая, предполагающая единство общин через единство с предстоятелем, нашла отражение в католическом представлении о роли Папы. На самом деле обе концепции Церкви имеют место в истории (так, на современном этапе в Русской Православной Церкви и Константинопольском Патриархате универсалистская экклезиология играет огромное значение, а в Католической Церкви при нынешнем Понтифике как раз наблюдается акцент на евхаристическую экклезиологию), но в целом единство Церкви в православном понимании гарантируется и выявляется во взаимном богослужебном общении, а в католическом – в общении со Святым Престолом.

5Синкретический религиозный культ, в котором соединились воззрения ацтеков и майя с католицизмом. Распространен в Мексике и США. Носители культа почитают в качестве божества смерть, перед которой все люди равны. Смерти, изображаемой в виде фигуры женского скелета в традиционной одежде, устанавливают часовни и алтари, на которые возлагаются жертвоприношения: еда, алкоголь, сигареты. Отдельными фанатиками совершались человеческие жертвоприношения.

Помоги Правмиру
Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!
Пожертвования осуществляются через платёжный сервис CloudPayments.
Похожие статьи
Совместная декларация Патриарха и Папы – что думают о ней католики и православные?

Как был прочитан текст заявления в двух частях христианского мира и какие реакции вызывал? Какими могут…

Есть ли благодать у католиков?

Люди, которые отрицают надежду для католиков, отрицают надежду и для себя

Католики и православные. Что мы думаем друг о друге?

Происходит ли вообще диалог, каковы его перспективы и можно ли говорить о христианском единстве?

Дорогие друзья!

Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!