Православный владыка молится по-французски

|

Православный владыка молится по-французски. Епископ Квебекский Ириней (Рошон) о своем пути к русскому православию.

«Мне вдруг стало чудо как хорошо»

В детстве я жил в канадском городке Роудон. Родители имели там свой бизнес (небольшую гостиницу), а я учился в школе. На праздники меня водили в католическую церковь. Но ревностными католиками ни мама, ни папа не были.

В Роудоне жизнь не так дорога, там селились, строили себе дома многие эмигранты. Мне было 12 лет, когда я познакомился с русскими мальчиками, один из них — Глеб — стал моим другом. Летом 1961 года я был у него в гостях, и он предложил сходить в церковь на свадьбу. До этого я видел в нашем городке одноэтажное деревянное строение с голубой «луковкой», увенчанной крестом. Но мне и в голову не приходило, что здесь храм.

Шло венчание. Женихом был Серёжа Болдырев — сын протоиерея Олега, настоятеля кафедрального собора Петра и Павла в Монреале. Именно отец Олег в конце 50-х годов с помощью прихожан построил в Роудоне храм-часовню во имя святого Серафима Саровского. И летом, когда его семья переезжала на дачу, здесь служил.

Тогда я, конечно, этого не зал. Я лишь слышал стройное пение на незнакомом языке, видел священника в золотистом облачении… И в тот момент — запомнил это навсегда — мне стало очень хорошо. Просто чудо как хорошо. Так хорошо на душе, что я подумал: вот здесь моё место.

В 25 лет принял монашество

Через три года родители продали гостиницу, и мы покинули Роудон. Но память о происшедшем у меня осталась. И я стал искать возможность ходить в русскую церковь.

В Монреале, куда мы переехали, было несколько православных храмов, принад лежащих разным юрисдик¬циям. Сначала я ходил в уни¬атский храм, учил там цер-ковнославянский язык, слу¬жил в алтаре. Там с виду всё точно такое же, как у правос-лавных, — обряд, облачения, пение, но молятся за папу римского и по сути это като-лики. Вскоре в душе возник¬ло ощущение: это не моё.

Стал посещать Николаевс¬кий кафедральный собор Русской Православной Церк¬ви Заграницей. Настоятелем в то время был архиепископ Виталий (Устинов), будущий первоиерарх. Однажды пос¬ле всенощной мне пришло решение. Дождался, когда владыка выйдет из алтаря, подошёл к нему и попросил дать благословение на при-соединение к Православной Церкви. Он благословил, но велел ждать полгода, до моего совершеннолетия. 25 де¬кабря мне исполнилось 18, а уже 20 января 1967 года я (как бывший католик) про¬шёл чин присоединения и был принят в православие. А ещё через семь лет пере¬ехал в США и стал монахом.

Отношения с родителями

Родители к моему выбору отнеслись довольно равнодушно. Вообще, религиозная жизнь в Канаде уже более полувека переживает упадок: многие храмы — католические, протестантские — пустуют, некоторые закрываются, продаются, их переделывают под жильё. Верит ли человек, в какую церковь ходит — никого не интересует. Большинство живёт без Бога.

В нашей семье эта ситуация со временем изменилась. Моя мама незадолго до своей кончины тоже приняла православие. Православными стали и моя тётя, мой племянник. Наверное, они сделали это в какой-то мере потому, что видели мой пример. Но одно могу сказать точно: они приняли православие не ради меня. В каждом случае это было продуманное личное решение, забота о собственной душе.

Первые послушания

Первым моим монашеским послушанием была помощь больному владыке

Аверкию. Его частично парализовало, но он — удивительно крепкий духом — продолжал служить в алтаре и работать над статьями. Нас было двое келейников — я и монах Иларион (ныне митрополит Нью-Йоркский, первоиерархРПЦЗ), он помогал владыке вечером, я — утром. Мы жили в Джорданвилле, в Свято-Троицком монастыре. Там я освоил новую специальность: выучился сшивать книги, делать твёрдые обложки. И, конечно, ежедневные службы, молитвы, послушания — всё это мне очень нравилось. Про себя я обычно молюсь на родном языке, по-французски, а на службах — на церковнославянском.

Переход в другую юрисдикцию

В 30 лет меня благословили оставить монастырь и начать священническое служение во Франции. Четыре года я служил в Никольском храме Лиона. В начале 80-х вернулся в Монреаль.

В то время вокруг владыки Виталия стала складываться нехорошая обстановка. В его ближайшем окружении возобладал крайний консерватизм, убеждённость в том, что лишь Русская Зарубежная Церковь — истинная и только в ней благодать. Мне это было горестно. Вести миссионерскую работу становилось всё труднее. Поэтому в 1986 году мы с иеродиаконом Марком (Пьером) подали прошение о переходе в канадскую епархию Православной Церкви Америки.

Так я оказался в другой юрисдикции. И через несколько лет был переведён настоятелем — куда бы вы думали? В Роудон, в тот самый деревянный храм святого Серафима, где мне, мальчишке, впервые открылось православие. Более десяти лет, до 2007 года, я служил в этой родной для меня церкви.

Работа в больнице

Одновременно каждый будний день я ездил на работу в монреальскую больницу. Трудился там на многих участках — санитаром, помощником, на скорой помощи, стерилизовал инструменты, ухаживал за лежачими больными. Именно работа в больнице позволяла кормить себя, давала доход.

Вообще, от священнического служения в Канаде доходы получают только настоятели крупных приходов, а таких единицы. Большинство священников своё пастырство совмещают с работой в миру. Кто преподаёт, кто пишет книги.

Обязанности санитара, на мой взгляд, — самые подходящие для монаха. В больнице, как в монастыре, нужно слушаться всех — администраторов, врачей, медсестёр. Благодаря этой работе сумел купить себе небольшой дом, заработал пенсию. Я очень хорошо живу. У меня есть всё необходимое.

Впечатления от России

Однажды, в Царском Селе, мне очень ярко вспомнились мои русские наставники-эмигранты. Вспомнил, как они страдали из-за того, что потеряли Россию. Духовные отцы — монахи, молитвенники, всю жизнь мечтали вернуться на родину. Но все похоронены на чужбине. А мне, канадцу, довелось сюда приехать. «Почему так? Почему именно мне?» — с болью спрашивал я. А потом помолился и получил ответ. Не буду говорить какой, это личное. Но я всегда получаю для души что-то важное, приезжая в Россию.

 

4 факта о владыке Иринее

Родился в 1948 году в Монреале.

Окончил университет со степенью бакалавра в области славистики.

Кроме французского, владеет английским, русским, церковнославянским и латинским языками.

В 2009 году, будучи по гражданскому статусу пенсионером, избран епископом Квебекским.

Поскольку вы здесь…

… у нас есть небольшая просьба. Все больше людей читают портал "Православие и мир", но средств для работы редакции очень мало. В отличие от многих СМИ, мы не делаем платную подписку. Мы убеждены в том, что проповедовать Христа за деньги нельзя.

Но. Правмир — это ежедневные статьи, собственная новостная служба, это еженедельная стенгазета для храмов, это лекторий, собственные фото и видео, это редакторы, корректоры, хостинг и серверы, это ЧЕТЫРЕ издания Pravmir.ru, Neinvalid.ru, Matrony.ru, Pravmir.com. Так что вы можете понять, почему мы просим вашей помощи.

Например, 50 рублей в месяц – это много или мало? Чашка кофе? Для семейного бюджета – немного. Для Правмира – много.

Если каждый, кто читает Правмир, подпишется на 50 руб. в месяц, то сделает огромный вклад в возможность нести слово о Христе, о православии, о смысле и жизни, о семье и обществе.

Похожие статьи
Как потомок адмирала Ушакова стал священником

Воспоминания протоиерея Георгия Ушакова

Петр Мамонов: Что будем делать в четверг, если умрем в среду? (+видео)

На съемках «Острова» я ложился в гробик и выскакивал три раза

Базилика святого Николая в Бари: реликвии и убранство (фото)

Открывают раку с мощами святителя 1 раз в год – в мае

Дорогие друзья!

Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: