Праздники двунадесятые (Господни) в православии

Опубликовано в альманахе «Альфа и Омега», № 15, 1998
Праздники двунадесятые (Господни) в православии

Праздники двунадесятые — это двенадцать важнейших праздников в православии после Пасхи. Подробнее о них Вы сможете узнать из нашей познавательной статьи.

1

О двунадесятых праздниках в православии

Архимандрит Афанасий (Нечаев), духовный отец митрополита Антония Сурожского, родился около 1892 г. в Пензенской губернии в семье священника. Окончил духовную семинарию. После периода духовных сомнений и исканий был послушником на Старом Валааме. Оттуда был направлен в Свято-Сергиевский православный богословский институт в Париже (1926). Постриг принял от митрополита Евлогия (Георгиевского). Остался в немногочисленной группе русских верующих, под руководством митрополита Вениамина (Фед­чен­кова) сохранивших каноническую верность Московскому Патриархату. После отъезда митрополита Вениамина в США был настоятелем патриаршего Трехсвятительского подворья в Париже. Во время немецкой оккупации помогал Сопротивлению, укрывал от гестапо евреев. Скончался в 1943 году. О нем см. воспоминания митрополита Антония в книге: Проповеди и беседы. М., 1991, и монахини Геновефы (Лав­ровой) в Журнале Московской Патриархии, 1985, № 11. Воспоминания самого отца Афанасия о пребывании на Валааме см. в журнале “Русский паломник”, 1990, №№ 1, 2 и 3.

Воздвижение Честного Животворящего Креста Господня

(Синаксарь — описание праздника)

Неописуемая радость охватила всех верующих, когда найден был и опознан Крест Христов на Голгофе. Триста с лишним лет хранился он под спудом, и никому не дано было найти его. А теперь Господь удостоил сей чести царицу Елену, мать Константина Великого, прибывшую для сей цели из Константинополя в Иерусалим. Почему же Крест не был найден ранее, и почему именно теперь Господь показал его всему миру? Для ответа на эти вопросы надо сначала рассмотреть, какими знамениями сопровождалось сие радостное для всякого христианского сердца событие.

Константин Великий вел войну с Максентием, правителем западной части Римской империи, — в то время как Константин правил восточной ее частью. Уже тогда Константин терпимо относился к христианству, что было драгоценно после трехвекового гонения на него. И вот, Господь избрал Константина как орудие Свое для торжества христианства. В 312 году, 28 октября, Константин и все его войско, находясь в походе, после полудня увидели на небе крест, составленный из света, превосходящего солнечный, и на кресте надпись из звезд: “Сим победиши”. А в следующую ночь явился Константину Сам Христос и, показав ему то же знамение, велел по подобию его устроить военное знамя и дать его войскам для защиты от врагов. И Константин так и сделал. Знамя состояло из копья, пересеченного вверху перекладиной и образующего крест. На самом верху его золотой венец с тремя первыми буквами имени Христа: I. Х. и Р., а на перекладине — шелковый плат с драгоценными камнями и портретами царя и его сыновей. Невыразимое вдохновение охватило войска при виде Креста.

Вскоре Максентий был разбит и сам утонул в реке Тибр, на которой стоит Рим. Константин воздвиг тогда в Риме сей крест с надписью: “Сим спасительным знамением, истинным свидетельством мужества, я спас и освободил город наш от ига мучителя и возвратил римскому сенату и народу свободу, прежний блеск и знаменитость”. — С тех пор Крест Христов всегда сопутствовал войскам Константина, и его силою он победил еще два раза. Тогда в благодарность Кресту царица Елена и решила ехать в Иерусалим и искать Крест Господень на Голгофе.

По преданию, иудеи по воскресении Спасителя, желая лишить Его последователей всего относящегося к Нему, зарыли в землю три креста, гвозди и дощечку с надписью. И зарыли на месте казни, как был у них обычай. И вот, когда по царскому повелению разрыли сии места, то обнаружили три креста и дощечку с надписью. Оставалось определить, который именно крест — Господень. И тогда решили положить мертвого на крест. От соприкосновения с одним из крестов он воскрес. И тогда все с великой радостью пали и поклонились Кресту Христову, а Патриарх Иерусалимский Макарий поднял Крест и благословил им народ на четыре стороны. Таков обычай воздвижения Креста, который сохранился и доселе.

Значит мы видим, что время обретения Креста Господня совпадает с моментом торжества христианства после трехвекового гонения его. Пока все христианство находилось в катакомбах, и Крест Христов был под спудом. Прежние цари явно не допустили бы торжества по случаю обретения Креста Христова, Которого они гнали. Но теперь сами цари, в лице Константина и Елены, поклоняются Кресту и Распятому на нем Царю царствующих и Господу господствующих. Теперь дощечка с надписью “Царь Иудейский” уже не есть предмет насмешек, а предмет величайшего преклонения. Так кровь мучеников соединилась с Кровью Христовой на Голгофе. Христианство, трехсотлетним мучением пройдя свою Голгофу, удостоено соединиться с Голгофою Христа. Крест Христов выстрадан был всею Церковью Его. Когда вся Церковь могла сказать: “Аз раны Его на теле моем ношу”, — тогда ей дан был символ победы — Крест. Так и каждый из нас тогда только достойно поклоняется Кресту, когда принимает страдания в мире сем безропотно, как соучастие в страданиях Христовых. В наши дни весь мир, можно сказать, распят на кресте, — со Христом. Не только воины на фронтах, но население многих стран обречено на катастрофу. И вот — в такое-то время пред нами воздвигается Крест, чтобы поддержать наш дух примером Самого Распятого на нем Бога. Да, Христос распял с Собою весь мир и сегодня, как и тогда на Голгофе. И как тогда был соблазн — “Сойди со Креста”, — кричали Ему, — так и ныне для каждого из нас есть соблазн: уйти от своего креста, оставить Одного Христа страдать за нас, — без нас. Нет, не уйдем со креста, иначе как с Самим Христом, ибо тогда, если распяты с Ним, то с Ним и воскреснем. Аминь.

Проповедь на Воздвижение Креста Господня

Когда Ева срывала запретное яблоко, казавшееся ей “вожделенным и дающим знание”, — она, конечно, не понимала, что тем самым она возводила Христа на крест, — на ДРЕВО ЖИЗНИ, заменившее собою древо смерти. Зато теперь мы, потомки Евы по плоти и родившиеся по духу от второго Адама — Христа, — можем вкушать обильные плоды Его крестного древа жизни. Адам и Ева изгнаны были из рая, чтобы они не вкусили от древа жизни и не стали жить вечно. Ибо вечно жить в том извращенном виде, в какой они пришли после грехопадения, было бы слишком жестоко, и Господь, по милосердию Своему, лишил их возможности вкусить древа жизни. Но теперь второй Адам, — Христос, — дает нам право вкусить от древа жизни. И что же? останемся ли мы вечно такими, какие мы есть? Нет, да не будет этого, как и не случилось тогда с первым Адамом. Христос вводит нас снова в рай, но только при условии, если мы возродимся, родимся свыше, изменим самую свою природу, если мы, причащаясь Христовых Таин, сделаемся подобными Ему.

Вот, с разбойником произошла моментальная перемена, и он первым вошел в рай. Вот, апостол Павел сразу из гонителя сделался Апостолом. Вот, Матфей мытарь бросил свои деньги — подати и, не думая, пошел за Христом. — А мы, — проходят долгие годы, как мы живем со Христом и не замечаем никакой перемены к лучшему. И закрадывается мысль — не напрасно ли все это, не бесплоден ли наш путь?

Нет, не напрасно, но в этом-то и есть ТАЙНА КРЕСТА. Ты должен всю жизнь свою провисеть на кресте. А когда человек на кресте, — думает ли он достичь совершенства? Конечно, нет. Он только страдает от созерцания своих страстей, кои распинаются на Кресте Христовом. Если же ты подумаешь, что уже умертвил какую-то страсть в себе, то в тот же момент как бы сходишь со креста. А с креста сходить самому нельзя: с креста снимают замертво. И снять тебя с креста может только Сам Христос. Как Его сняли Иосиф с Никодимом, обвивши плащаницею чистою и помазав ароматами, так и тебя некогда Сам Христос придет снять с креста и тоже обвяжет твои раны плащаницею, и помажет елеем милосердия, и даст тебе Самого Себя вместо гроба, Тело Свое даст нетленное вместо твоего — тленного, и введет тебя в брачный чертог, ибо тогда душа твоя уже перестанет быть невестой, — невеста она, когда на кресте, где и Жених ее, — Христос, — а там, в небесах, кончится крест, начнется вечеря брачная, вечный духовный пир, торжество во имя Агнца, закланного от создания мира.

А теперь ты страждешь с Женихом, вкушаешь жизнь от Его КРЕСТНОГО древа. Как пророк Исаия съел данный ему Ангелом свиток, и в устах его он был горек, а во чреве сладок, так и нам горек крестный плод вначале, но потом становится он сладок. — Так Израиль в пустыне нашел источник горький, но когда Моисей, по слову Господню, бросил туда частицу дерева, источник сделался сладким. Так Крест Христов и рождает горечь, и утоляет ее сладостным сознанием неизмеримой последующей славы. — Кусали змеи евреев в пустыне, а когда они смотрели на медного змия — на кресте, — укусы не вредили им. Так и наши укусы диавольских искушений утоляются зрением Христа, висящего на древе.

Итак, вот процесс новой жизни в тебе. Он — горько-сладкий; в нем одновременно печаль и радость, веселие и слезы, страдание и утешение, как и сам Крест содержит в себе два противоположных начала — позор и славу. Не жди же одной только отрады во Христе. Вкушай с благодарностью горько-сладкий плод крестный и не завидуй Еве, которая потянулась за красивым плодом и впала в обман. А мы не обманемся никогда, если будем принимать горечь жизни как залог истинной Христовой жизни. У Евы сначала сладость плода, потом горечь и позор греха; у нас — наоборот: сначала горечь крестоношения, а потом райская сладость победы над грехом во Христе. И потому Ева возвела Христа на Крест, а ты умаляешь Ему тяжесть Креста своим соучастием в Его страданиях, утешаешь Его на Кресте своим послушанием Ему.

Итак, мы, христиане, будем же и “крестьянами” — крестоносителями. Сегодня поклоняемся страстям Христовым, которые подъял Он ради нас, — и нам не подобает в присутствии Его страстей искать легкой и веселой жизни. Да, наша жизнь тяжела теперь, но не на пользу ли нам это? Авраам сказал в аду богачу: “Друг, ты в своей жизни утешался, а теперь страдаешь, а Лазарь наоборот”. — Что же, неужели мы изберем участь богача? На наших глазах гибнут не только богачи, но и целые богатые народы. Не Господь ли отнимает богатство, чтобы оно не отяготило души до ада? Ева тоже хотела обогатиться познанием добра и зла и потеряла первобытную чистоту души. Сделаем же сегодня выбор: не последуем примеру Евы, распявшей Христа, а последуем примеру Христа, спасшего и Еву Своими крестными страданиями. Предпочтем лучше страдать со Христом, чем услаждаться запретным плодом с потерявшею рай Евою. Будем лучше вкушать от крестного древа жизни, чем от древа познания добра и зла.

Христос — Солнце

(Проповедь на Рождество)

“Рождество Твое, Христе Боже наш, возсия мирови свет разума, в Нем бо звездам служащии звездою учахуся Тебе кланятися, Солнцу Правды…”.

Как и где Он воссиял, — свет разума, — и что такое этот свет? И почему Христос — Солнце? В Символе Веры мы поем: “Света от Света, Бога истинна от Бога истинна”. Как свечки, зажигаясь одна от другой, имеют один и тот же свет, так и Сын от Отца, Бог от Бога — одного Существа. Как свечки равны, так и Сын равен с Отцом.

Но вот и в рождественских церковных песнях поется: “Свет от Света, Отчее Сияние”, “Сын сый Отчий и Сияние”, “Возсиял еси Христос от Девы”, “Приводя всех к Свету живоносному”… — Значит, Сын Божий и в Рождестве Своем от Девы не перестал быть Светом от Света. Значит, не в переносном смысле Он называется Солнцем, а в буквальном. Он называется “Огнь Божества”, не опаливший Девы. Иоанн Богослов говорит: “В Нем была жизнь, и жизнь была СВЕТ человеков”. И первые христиане говорили, что они ходят во свете. Как же можно видеть этот свет, если Он не сотворенный, а исходит из Самого Божества? Мы знаем, что этот свет во Христе воссиял на Фаворе в момент Его Преображения так, что три ученика закрыли лица и пали на землю, а потом рассказали о сем: “И просияло лице Его, как солнце, одежды же Его сделались белыми, как свет” (Мф 17:2). — Но в яслях Младенец, — не сиял ли Он подобным светом? Церковные песни отвечают: “Возсиял еси Христе от Девы, разумное СОЛНЦЕ правды”. “И звезда показует Христа — СОЛНЦЕ сущим во тьме”. И про пастухов сказано, что “и слава Господня осия их”, когда явился им Ангел, и затем “и внезапно явилось с Ангелом многочисленное воинство небесное, славящее Бога и взывающее: слава в вышних Богу, и на земли мир, в человецех благоволение”. — Как иначе можно видеть Славу Божию, как не в виде света и Ангелов световидных? И более того, как можно видеть сей свет, и не просветиться им самому? Так несомненно и пастухи просияли сим Фаворским светом. А далее, — вот звезда привела волхвов к яслям, — и мы знаем уже, что это не была обыкновенная звезда, — тело небесное, — а явление Божественного Света, того же самого, который осиял пастухов и который несомненно просветлел и в волхвах. Итак, “Свет от Света” не только возлежал в яслях, но тот же Свет привел к яслям и пастухов, и волхвов. Лежа в яслях, Младенец-Христос, Сын Божий, оставался в недрах Отчих и продолжал управлять как Бог всем миром, и явился в образе Славы Света тем, кого восхотел сотворить первыми свидетелями Своего воплощения. “От неискусобрачныя Матери прошед, не преложение претерпев; еже бо бе пребысть, Бог Сый истинен; и еже не беприят”. “Господу Иисусу рождшуся от Святыя Девы, просветишася всяческая” (Стихира на Господи воззвах, 25 декабря). “Сей, будучи сияние славы и образ ипостаси Его и держа все словом силы Своей <…> воcсел одесную престола величия на высоте” (Евр 1:3).

Итак, когда является Бог Человеком, Он являет Себя в образеСвета. Так было, когда Он явился Адаму по грехопадении и поставил херувима с огненным мечом, преградившим доступ в рай. Этот огненный меч — явление того же света, но устрашающего человека. Но ныне свет сей принимает образ Самого Человека-Христа, и потому преграда сия падает. Тот свет, который запрещал вход в рай, ныне, напротив, открывает доступ туда человеку: “Пламенное оружие плещи дает и Херувим отступает от древа жизни”, — поется в нынешних церковных песнопениях. А чрево Девы Марии называется мысленным раем.

Этот же пламенный Огонь явился Моисею в виде несгораемого куста (неопалимой купины). Потом шел этот Свет Божественный впереди стана Израилева по пустыне, в виде столпа облачного днем и огненного ночью. Потом Он явился на Синае, когда Бог говорил с Моисеем, отчего лицо Моисея просияло так, что люди не могли смотреть на него и просили его покрыться покрывалом. Мы знаем также, что Свет этот сошел на Апостолов в виде огненных языков. Посему все святые изображаются в ореоле сего Божественного Света. И тогда понятно, что про Христа сказано, что Он есть Свет истинный, просвещающий всякого человека, приходящего в мир. И наконец, Апокалипсис говорит, что будет новое небо и новая земля и те, кто будет обитать там, не будут иметь нужды ни в светильнике, ни в свете солнечном, ибо Господь Бог освещает их (Откр 22:5). И еще: “И город [небесный Иерусалим] не имеет нужды ни в солнце, ни в луне для освещения своего, ибо слава Божия осветила его, и светильник его — Агнец” (Откр 21:23). А ныне мы видим сего Агнца, лежащего в яслях — Свет разума, Солнце правды, а над Ним — звезду, про которую в Апокалипсисе сказано: “Я есмь корень и потомок Давида, звезда светлая и утренняя” (Откр 22:16). И про ту же звезду говорит апостол Петр: “И вы хорошо делаете, что обращаетесь к нему, как к светильнику, сияющему в темном месте, доколе не начнет рассветать день и не взойдет утренняя звезда в сердцах ваших” (2 Пет 1:19). — И каждый из нас должен иметь свою Вифлеемскую звезду, ибо она — не что иное как Сам Христос, просвещающий всякого человека грядущего в мир. Тогда она привела волхвов ко Христу, ныне она приводит каждого из нас к Нему, — и каждый знает свой длинный путь, но не каждый видит эту чудесную звезду, управляющую его путем. Узри же теперь твою личную Вифлеемскую звезду и иди уже не вслепую, а руководимый ее светом.

Вавилонское действо

В церковных Рождественских песнопениях много места уделяется восхвалению дивного Промысла Божия, Который приготовил языческие народы ко встрече рожденного на земле Спасителя мира. Так, “ипакои” 2 говорят: “Начаток языков, небо Тебе принесе, лежащему Младенцу во яслях, звездою волхвы призвавый”. Здесь волхвы-цари называются “начатком” или избранными из язычников как удостоенные первыми из людей поклониться Спасителю. — Как мы знаем, эти волхвы приготовлялись к сему, начиная за 1700 лет до Р. X. — И вот, в числе событий приготовительных Церковь особое внимание уделяет истории с тремя вавилонскими отроками. Так, тропарь 8-й песни канона гласит: “Влечет Вавилоня дщи отроки плененные Давидовы от Сиона к себе, дароносцы же слет волхвы дети, Давидове Богоприятней Дщери молящияся”. То есть Вавилонский народ влечет себев плен отроков-потомков царя Давида, а взамен их посылает своих отроков — трех волхвов — для поклонения Отрасли Давидовой, происшедшей от богоприявшей Дочери Давида (Марии). Так произошел обмен трех еврейских отроков на трех языческих волхвов. Но это было куплено дорогою ценою. Со стороны еврейских отроков потребовалось напряжение всей веры, на какую был способен тогдашний еврейской народ. Это выражено в тропаре 8-й песни так: “Органы уклониша плачевныя песни, не пояху бо в земли чуждей отроцы Сионовы: Вавилонскую же разрешает лесть всю и мусикийския составы, в Вифлееме возсияв Христос”. Здесь иными словами выражена мысль псалма: “На реках Вавилонских, тамо седохом и плакохом <…> Воспойте нам от песней Сионских. Како воспоем песнь Господню на земли чуждей”. Значит, — народ еврейский, плененный, отказывался петь свои песни в земле плена. Тем более отроки отказались участвовать в восхвалении золотого истукана, сооруженного царем Навуходоносором, при помощи музыкальных инструментов (мусикийских составов — по-славянски). И за это были брошены в пещь огненную. Но к ним в эту пещь сошел тотчас некто “подобный Сыну Божию”, как засвидетельствовал сам Навуходоносор. И отроки остались невредимы от огня, ибо Божественный свет Сына Божия погасил, как бы небесною росою, огонь земной. — В Вифлееме воссиявший Христос тогда в Вавилонской пещи воссиял небесным светом, и Навуходоносор увидел Его, подобно волхву Валааму, и уверовал в израильского Истинного Бога.

И далее Церковь еще более сближает события плена Вавилонского с Рождеством. “Корысти Вавилон, царства Сионя, и плененное богатство прият, сокровища же Христос в Сион сего и цари, звездою наставляя звездоблюстители, влечет”. Это значит: Как тогда Вавилон пленил богатства Сиона, так теперь Христос привлек к Себецарей Вавилонских, которые сами принесли Ему дары; как бы возместили тогдашний ущерб. Теперь нам становится понятно, что и сам-то плен Вавилонский для евреев был средством обучения языческих народов познанию Истинного Бога. Язычники увидели, что огонь, всепожирающий, по их мнению, был бессилен пред Тем, Кто сошел в раскаленную пещь и вид Коего был подобен Сыну Божию. Отселе они познали, что есть иной свет, более сильный, чем их огонь, свет, в который был по виду облечен Четвертый в пещи. — И тогда совершилось первое поклонение Богу со стороны языческих царей. Дарий и Навуходоносор и Кир исповедали веру в Истинного Бога. Их примеру последовали и другие, менее значительные цари, к которым принадлежали и волхвы-звездо­четы. Так Церковь видит в трех отроках в пещи как бы прообраз трех волхвов. ЦАРИ–ВОЛХВЫ КАК БЫ РОДИЛИСЬ В ПЕЩИ ВАВИ­ЛОНСКОЙ.

Но Церковь еще больше сближает пещь Вавилонскую с Самой Девой Марией. А именно, как в Вавилонскую пещь сошел Сын Божий в виде блистающего Ангела, так и в Деву Марию сошел Сын Божий для рождения. Как три отрока не были опалены огнем, так и Святая Дева не опалилась от воплощенного в Ней Света Божества. “Просвети­тельную Тя и златозарную, всельшийся в Тя Свет неприступный, Дево, показа свещу во вся веки” (Тропарь 9-й песни 6-го гласа). — “Утробу неопально образуют Отроковицы, иже в ветсем опаляеми юноши, преестественно раждающую, запечатленну; обоя же содевающи чудодейство едино” (Ирмос канона Рождества). Значит: пещь Вавилонская прообразует собою Девичью утробу, “преестественно раждающую”.

Теперь нам станет понятно, почему в предрождественских песнопениях так много места уделяется Вавилонскому действу. А в древности совершался обряд, так и называемый “Вавилонское действо”, в котором участвовал сам Патриарх; и обряд этот воспроизводил во всех подробностях это событие, подобно тому, как у нас доселе существует обряд омовения ног. Пещь — это равно означало и пещеру Рождества, огонь пещный — Деву, из Которой рождается Сын Божий, озаряя мир Божественным Светом, три отрока — это три волхва, цари Дарий, Навуходоносор и Кир, и три волхва при Рождении присутствовавших: Мельхиор, Гаспар и Валтасар 3. Аминь.

Крещение Господне

(Синаксарь)

В дикой пустыне на Иордане произошло величайшее событие, имевшее значение второго потопа. Тогда род человеческий нельзя было очистить от пропитавшего его насквозь нечестия, иначе как потопив его в воде, из которой, по откровению апостола Петра, был создан первый, допотопный мир. Теперь нечестие всего мира очищается тою же водою, но уже приобретающей новое свойство — не топить, а спасать, — ибо и сама вода через погружение в нее пречистого Тела Спасителя становится святой. И с тех пор Иорданские струи разлились по всему миру, наводнили и потопили его. И всякий, кто погрузится в них с верою во имя Отца и Сына и Святаго Духа приобщается к насельникам нового Ноева ковчега, к Церкви Христовой. Если перед потопом “всякая плоть извратила стези свои”, иссяк дух в ней и возобладала всецело плоть, то теперь наоборот, второй Адам — Христос — погружает весь мир в силу Духа, крестит его Духом Святым и Огнем. Он низводит с неба огонь, как провещал потом: “Огонь пришел Я низвести на землю, и как желал бы, чтобы он уже возгорелся”. Низвел Он Божественный огонь во время крещения Своего, но он возгорается в душах верующих по мере приобщения их к Нему, по мере крещения и “огнем”. Посему Крещение Господне называется “праздником светов”, — “просвещением“.

Церковь почитает праздник Крещения большим, чем Рождество. “Светел убо мимошедший праздник, светлейший же, Спасе, приходящий”, — поет церковная стихира. И поясняет: там звезда волхвов возвестила о явлении Бога во плоти, а ныне в Крещении Сам Отец показал Своего Сына. Да, воистину так. Крещение есть явление Бога во Святой Троице. В Рождестве Сын Божий явился во плоти, а в Крещении и Отец издал глас: “Сей Сын Мой возлюбленный”, и Дух Святый сниде в виде голубином. В Рождестве пастухи и волхвы поклонились, в Крещении “больший среди рожденных женами” — Предтеча — опознает Бога во плоти. При Рождестве избиваются младенцы, а в Крещении духовно рождается множество новых младенцев — душ человеческих от купели Иорданской воды. В Рождестве Сын Божий облекся в человека, в Крещении Он облекается еще и в стыд человека, обнажаясь подобно Адаму. В Рождестве Он принял плоть человечу, кроме греха, в Крещении Он и грех человека принимает на Себя, ибо крестятся только грешники, а на Нем не было Его личного греха, и значит, Он омывает именно наш грех водами крещения. В Рождестве Он спасается от диавола в Египет, а в Крещении потопляет в водах древнего змия, “гнездящего в них”. Второй Адам поражает в голову змия, который погубил первого Адама. В Рождестве воссияло Солнце Правды, Сын Божий, — в Крещении просиял Трисолнечный Свет Божества, — вся Пресвятая Троица. В Рождестве Бог одевается пеленами, в Крещении Он одевает человека одеждами нетления.

Крещение есть последствие рождения. Родившись Человеком, Сын Божий взял на Себя и все последствия сего. Посему говорит Предтече, отказывавшемуся Его крестить: “Оставь теперь, ибо так надлежит нам исполнить всякую правду”. Он во всем уподобился братии: становится в длинную очередь пред Иоанном Крестителем в числечающих крещения, освобождения от греха, не имея в том нужды для Себя. Как вписал Он Свое небесное имя при рождении в перепись имен человеческих, так ныне вписал его безгрешное, в перепись грешных имен. Как та цепь мирских имен порвалась от того, что одно звено в ней оказалось не от мира сего — имя Христа Спасителя, так ныне цепь грешников порвалась от вписания в нее одного только сего безгрешного имени Христа.

Посему Он и нас зовет к купели крещения, дабы и мы обнажились от греха и облеклись в нетление Христово. И тогда и наш грех переходит на Него и с Ним потопляется в воде вместе с древним змием, гнездящимся в воде. Во Христовом крещении мы все крестились разом; как в первом Адаме мы все разом родились по плоти, так во втором Адаме все христиане родились от Духа в крещении Его. Ибо мы созданы в Нем на добрые дела, и крещение есть обетование Богу доброй совести. “Тебе же выю преклоняю, на сие бо приидох, Мене крести, ВО МНЕ очищающа человеков прегрешения”. Посему наше крещение есть лишь воспроизведение Крещения Христова. Мы крестились Крещением Христовым. И освящая воду на Крещение, и приобщаясь ей, мы приобщаемся Крещению Христову; возобновляем как бы свое крещение — обещание Богу доброй совести.

Богоявление

Тридцать лет молчал Христос. А потом стал действовать и говорить. Весь мир, затаив дыхание, ждал Его первого поступка, первого слова. Но один только Иоанн удостоен был зреть этот момент. Ибо Иоанн — больший всех, рожденных женами. В лице его встречает Христа весь род человеческий и столь высоко это назначение — встретить Христа и признать Его Спасителем мира, что потребовалось совершенно исключительное воспитание Иоанна. Он с младенчества отделен был от всех людей: мать унесла его в пустыню, спасая от рук Ирода, повелевшего избивать Вифлеемских младенцев. Иоанн — сродник Христа, и всего на шесть месяцев старше Его. И конечно Иоанн знал Его, живущего в Назарете Иисуса, но никогда не встречался с Ним. И знал как Человека совершенно исключительной праведности. Посему и был поражен так, когда Иисус тоже пришел для крещения: “Тебе надлежит крестить меня”. — Но Иоанну было особое откровение от Бога: “на Кого увидишь Духа сходящего и пребывающего на Нем, Тот есть Крестящий Духом Святым”. И вот разверзлись небеса, и Дух Святый сошел в виде голубя, в телесном виде. И глас Отчий провозгласил: “Сей есть Сын Мой возлюбленный, в Котором Мое благоволение”. Был момент, когда Отец отнял Свое благоволение от человека в раю, теперь Он его возвращает ему. Был момент, когда Бог перестал говорить с человеком в раю, — теперь Он опять заговорил с ним. То было с первым Адамом, теперь — Второй Адам занял место первого. Адам скрылся от Бога, устыдился, почувствовал себя нагим, — а Второй Адам, напротив, обнажился и не устыдился Своей наготы пред Отцем и Ангелами и человеком. Так Христос восстанавливает Адама и через то открывает доступ и Духу Святому, Который нисходит в отверстые небеса. Ибо небо закрылось от преступления первого Адама и отверзлось вновь для Второго Адама — Христа.

Вот каково первое дело Христа после тридцатилетнего молчания. То, что было принесено Им для рода человеческого в Рождество, лежало под спудом, а теперь открылось. Тогда было возвещено: “Слава в вышних Богу”; теперь эта слава обнаруживается гласом Отца, сошествием Духа и явлением Сына — Слава в явлении Троичного Бога. Посему и праздник называется Богоявлением. Явилось скрываемое под спудом Божество Сына. В чем явилось Божество Его? — в крещении огнем. Что значит крещение огнем? Известны три действия огня: огонь сжигает, очищает и сохраняет. Огонь Божества в крещении сжигает грехи рода человеческого, очищает от проклятия природу человека и тем сохраняет ее нерастленной для вечности.

В Рождество был возвещен мир на земле, примирение Бога с человеком; теперь, в Крещении, он обнаружился. Сам Отец явился примириться с человеком и в Лице Христа называет все человечество — возлюбленным. И дается залог примирения — крещение во оставление грехов. Все человечество крестится в Лице Сына Божия и через то становится снова возлюбленным Богу. — В Рождество было возвещено благоволение в человецех; ныне — в Крещение, оно исполняется на деле: Дух Божий нисходит в виде голубя и освящает всю тварь. Освящает мир животных в образе голубя. Освящает воду — эту кровь земли. Освящается земля стопами Сына Божия. Освящается воздух — явлением Святого Духа в воздухе. Наконец, освящается человеческое естество в купели Иорданской. Полное благоволение Божие воцарилось на земле.

В Крещении вся тварь встретилась со своим Творцом — и вся тварь обновилась, освятилась. Проклятие снято с нее и даны ей новые силы от Бога для новой жизни. Богоявление принесло просвещение всей твари, — все просветлело Троическим светом. Ликуют небо и земля, ликуют Адам и Ева, ликует вся тварь. Лежащее тридцать лет под спудом сокровище — Божество — явилось и обогатило Божественными дарами и человеков, и все создание Божие. Все падшее восстановлено и возвращено к Богу. Отныне Бог будет ходить по земле и жить с человеком, как раньше в раю. Адам, где ты? не бойся, выходи из-за дерева, надень одежды Христовы — и торжествуй день своего спасения. А с тобою и мы все — дети твои не убоимся коснуться, будучи сеном, огня Божества, креститься во Христа и облечься в Его нетление для вечной жизни. Аминь.

Проповедь на литургии Входа Господня в Иерусалим

Господь грядет на страдания. Приближаясь к Иерусалиму на осляти, Он издали видит Голгофу. Видит и плачет; плачет не над Собою, а над теми, кто будут кричать, вместо “Осанна” — “распни Его”. Сколько чудес Он явил, вот и Лазаря только что воскресил! И отверзлись уста народные, и стихийно несется: “Осанна”, — ибо если они умолкнут, то камни возопиют. Но как же случится, что вход в Иерусалим сменится входом на Голгофу? Никто этого не понимает и доселе. Только Один Он понимал и плакал, когда кричали “Осанна”.

Пред Его взором предстал весь род человеческий. Он пришел заменить ветхого Адама, который был создан прекраснее всех творений, взятых вместе — образ и подобие Божие. И такой совершенный человек пал в одно мгновение. Тоже кричал “Осанна” Богу и потом расторгнул свой союз любви с Богом в угоду жене своей, уговорившей его преслушать заповедь Божию. — Был создан ангел Денница, сын зари, создан бесплотным, свободным от праха земного, — и пал он в одно мгновение; и низринут от Престола Божия в самую преисподнюю.

Познай и ты, человече, кто ты есть и на что способен. Познай, что тварь, самая совершенная, без своего Творца есть нуль, ничтожество, небытие, ибо создана она из “ничто”. Познай, что Бог создал тебя для того, чтобы Он Сам мог обитать в тебе. Он создал тебя для Самого Себя, для Своей радости о тебе, чтобы заниматься тобою, чтобы излить Свою любовь на тебя, как мать на ребенка, чтобы питать, греть, лелеять тебя, беречь как зеницу ока, чтобы носить тебя на руках и ласкать, чтобы вдохновлять тебя познанием Себя Самого, чтобы разделить с тобою блаженство Свое, силу, власть, всемогущество.

А ты, ползая на земле, стараешься удержаться от падения, не понимая, что ниже, чем ты пал, пасть уже нельзя, что тебе надо смотреть не вниз, а вверх, что тебе надо подниматься не самому, а цепляясь за руку Божию, Вседержителеву.

Вот Он и сегодня грядет пред тобою на осляти. Чему ты радуешься и поешь “Осанна”? Его чудесам, воскрешению Лазаря? Или радуешься, что и сам ты с Ним вместе восходишь в небесный Иерусалим? Если радуешься чудесам, то что тебе они, если ты продолжаешь быть прахом? Воссядь лучше на сей прах твоего тела, как на дикого осла, и следуй вместе с Господом на Голгофу. И только взойдя на Голгофу, увидишь небесный Иерусалим. Да, увидишь, но не войдешь еще. Ибо чтобы войти туда, надо и самое тело свое оставить у порога Царства Небесного. Совлекись же от тела и предай дух свой Христу. Он Сам внесет тебя на Своих руках в небесный Иерусалим. И вот сегодня ты понял, где твое место, понял, что оно на руках Христовых. Сегодня кричи громко “Осанна” от радости, что и ты входишь вместе со Христом в небесный Иерусалим, а завтра кричи “Распни, распни” — но не Христа, а себя… Тогда поймешь ты, о чем плакал Христос, — о тебе, чтобы научить тебя плакать о себе самом, чтобы ты понял сегодня, что значит для тебя Христос, и тем осушил слезы Христа, дал бы повод Ему радоваться, глядя на тебя… Сие и буди, буди. Аминь.

Проповедь на Вознесение Господне

Это праздник небесный. Мы его мало можем и понять. Праздник для ангелов. Они встречают своего Царя в человеческом теле. Церковные песнопения в этот день заполнены ангельскими восклицаниями: “возьмите врата князи ваша” — поднимайте, врата небесные, свои затворы выше, принимайте Царя славы. Ликуйте, ангельские чины, передавайте из рук в руки Победителя смерти на щитах победных “дориносима чинми, Аллилуя”.

Господь Бог, создавший вначале бесчисленные сонмы ангельские, оделил их богоподобными свойствами и дал свободу в подчинении Ему. И самый светлый Ангел искусился и в мысли своей вознесся выше Бога, — уничижил Его в сердце своем. И в этот самый момент был он низвергнут с неба. Архангел Михаил сразился с Денницей, и Христос увидел, как сатана ниспал с небес, как молния, в преисподнюю (Евангелие от Иоанна). И все воинство ангельское разделилось: одни, так же, как Денница, обратились в демонов, а оставшиеся верными получили милость от Бога навеки остаться Ему верными. Они утвердили навсегда свою волю к добру, а демоны наказаны навсегда пребывать во зле.

И вот, в день Вознесения, страждущий Христос, только что восставший из гроба, является в небесных обителях. В этот момент ангельские сонмы уже знали, что наивысшая слава и подвиг Сына Божия и есть Его уничижение до креста за спасение рода человеческого. В лице Христа они встречали на небе весь род человеческий, Первенца от него. Они ликовали, что поредевшие после отпадения соратников ряды слуг Божиих восполняются ныне приобщением к небожителям множества от сынов человеческих. И еще более торжествовали они победу над сатаной, который, будучи низвержен с неба на землю, по зависти обольстил первых людей. И еще более восхваляли они дивный Промысел Божий, что Он восприял в Свое общение человеческое естество; что на небе, среди бесплотных обитателей его, появился человек во плоти, Иисус Христос. Много веков уже они созерцали с небес, как человечество мучилось, заключенное в свою плоть, в которой царствовал иной закон, чем закон духа. А теперь плоть снова приобщилась законам духа. Примирено враждующее, восстановлено падшее, залечена тысячелетняя рана всего человечества. И еще более воспевали ангелы Бога за то, что соединено небо с землею и открыт доступ в небо исстрадавшимся сынам человеческим и что теперь ангелы могут непрестанно возносить в небеса все новые души человеческие. Воистину небеса исполнились радости и веселия — и все ангельские силы непрерывно восклицали: “Слава в вышних Богу и на земле мир, в человецех благоволение”.

Как радовалась земля в день рождения Христа, в день воплощения Сына Божия, так возрадовалось ныне небо в день “рождения” Христа на небе, в день Его появления в человеческом теле среди бесплотных. Тогда Сын Божий стал Человеком, теперь человек стал богом. Тогда Ангелы удивлялись, видя унижение Сына Божия, теперь они удивляются возвеличению Сына Человеческого. Тогда слава Сына Божия — в несвойственном Ему уничижении, ныне Его слава — в высоте Его положения. Небо и земля, начало и конец, Альфа и Омега — все соединилось. Слава воссияла в унижении, унижение стало славой. Сын Божий унизился, чтобы возвысить человека. Он сошел на землю, чтобы взять на небо человека. А во Христе весь человеческий род обожился, вознесся на высоту и сел во Христе одесную Бога. И все силы небесные радостно восклицали: “Слава в вышних Богу, на земле мир, в человецех благоволение”.

Теперь мы видим, что слава сего праздника столь высока, что хотя она предназначена для нас, но мы еще не в состоянии переживать эту славу. Для нас доступна радость Рождества, а для ангелов — полнота славы Вознесения. Но мы должны радоваться, взирая и прозревая нашу будущую славу, если сподобимся ее. А чтобы сподобиться, нам нужно пройти со Христом весь Его путь уничижения, пройти, не падая духом, укрепляясь надеждой на избавление, упованием славы. После вознесения Господа ученикам дано было повеление идти в Иерусалим и не разлучаться друг с другом, ждать обещанного от Отца Духа Святого. Так и мы, подражая им, будем держаться вместе, пребывая в молитве, для получения Святого Духа. Только имея в себе Святого Духа, можно победоносно пройти юдоль плача и войти в Царство Христовой славы, совознестись с Ним на небо. Сие и да будет с нами всеми. Аминь.

Синаксарь на Пятидесятницу

Три раза Господь Бог сходил на землю к людям, чтобы вразумить создание Свое и направить на путь истинной жизни течение дел человеческих. Книга Бытия говорит: “И сошел Господь посмотреть город и башню, которые строили сыны человеческие. И сказал Господь: вот, один народ, и один у всех язык; и вот что начали они делать [город и башню до небес, чтобы сделать себе имя, прежде чем им рассеяться по лицу земли], и не отстанут они от того, что задумали делать; сойдем же и смешаем там язык их, так чтобы один не понимал речи другого. И рассеял их Господь оттуда по всей земле; и они перестали строить город. Посему дано ему имя Вавилон, ибо там смешал Господь язык всей земли” (Быт 11:5–9).

Это — первая пятидесятница, языческая. Через пять веков после потопа люди опять извратились, и вместо того, чтобы строить из себя дом духовный для обитания в них Бога, начали строить башню высотою до небес — дом гордости и тщеславия; вместо прославления Имени Божия захотели прославить имя человеческое. Отсюда и произошли язычники — поклонники вымыслам человеческим, поклоняющиеся вместо Творца — твари. Посему и наказаны разделением единого языка на множество наречий. Так перестали люди понимать Единого Бога, поклонившись многим богам: и потому заговорили на многих языках. И отнято было от людей благословение Божие, которое заключалось в единстве языка и в понимании друг друга.

И вот, когда Господь Бог решил вернуть Свое благословение людям в лице израильского народа, Он дал им единство языка и понимания и единство в устройстве жизни духовной и общественной. Он дал им единый закон на Синае. “И сказал Господь Моисею: вот, Я приду к тебе в густом облаке, дабы слышал народ, как Я буду говорить с тобою, и поверил тебе навсегда” (Исх 19:9).

Это — еврейская пятидесятница, происшедшая в пятидесятый день по выходе из Египта.

Но вот ныне мы празднуем Пятидесятницу; в третий раз Господь сошел на землю в виде огненных языков и в шумном ветре, чтобы люди снова начали понимать друг друга, — “и исполнились все Духа Святаго, и начали говорить на иных языках, как Дух давал им провещавать” (Деян 2:4). Дар, противоположный смешению языков: Апостолы начали говорить сразу на многих языках. А вернее, это был единый язык Духа Святаго, — и единство языка было возвращено роду человеческому, но только верующему во Имя Божие, а не во имя человеческое.

Сегодня мы все имеем этот язык Святого Духа. Сегодня род человеческий может строить башню до небес, Церковь Христову, заменившую скинию ветхозаветную, которая в свое время заменила башню Вавилонскую. Да, человечество призвано построить из себя дом духовный, из живых камней, обожженных благодатью Духа Святого. И каждый христианин есть такой именно камень в составе Дома Божия — Церкви Христовой. Сегодня каждый из нас должен осознать себя живым камнем в организме Христовой Церкви, должен вновь освятиться огнем Духа Святого, — восприять в себя заново благодать огненных языков, чтобы понимать друг друга, по слову Апостола: “Будьте единомысленны и единодушны”. — И сегодня мы видим в Церкви Христовой множество племен: русские, греки, сербы, болгары, и пр., и пр., — много языков, — но Один Дух и одно понимание, одна вера. Так вернул Господь Свое благословение, отнятое у строителей башни Вавилонской. Слава в вышних Богу и на земли мир, в человецех снова благоволение. Аминь.

Проповедь на Пятидесятницу

В пятидесятый день после Воскресения Христова Дух Святый сошел на Апостолов в виде огненных языков и дал им способность говорить на разных языках. Какой в этом смысл? Что Апостолы, сохранили ли они этот дар на всю их жизнь? Что, когда они рассеялись из Иерусалима по разным странам, проповедовали ли они на тех самых языках, которыми говорили в день Сошествия Святого Духа? Нет, мы знаем, что этот дар не сохранился у них навсегда и проповедовали они другим народам на греческом, общераспространенном тогда языке, и писания свои они оставили им по-еврейски или по-гречески. Зачем же в таком случае дан им был этот дар? Затем, чтобы это было символом, знамением, что Господь Бог возвращает Свое благоволение роду человеческому, отнятое у него во время строения Вавилонской башни. Тогда Господь “смешал языки”, чтобы люди перестали понимать друг друга. Теперь Он дает им опять ЕДИНЫЙ ЯЗЫК, язык Духа Святого, чтобы люди получили возможность понимать друг друга, таким образом, — быть в любви через единомыслие. Апостолы заговорили разными языками человеческими, но кроме того, им даны были также единые мысли и чувства, чтобы проповедовали они единое Откровение, единое Евангелие. Если бы они не переживали единого вдохновения, то на разных языках они передавали бы разное, что не соединяло бы людей в единомыслие, а наоборот, разъединяло бы. Значит, сущность дара языков не во внешней способности речи, а в единстве внутреннего откровения. И для передачи сего откровения не было непременной необходимости снабдить всех проповедников иностранными языками. Значит, этот дар был лишь внешним знамением взаимопонимания, которое снизошло с неба на землю в явлении Духа Святого. И этот дар единства откровения сохранился и до сих пор. Мы, все христиане, имеем этот дар, по слову апостола Петра, сказанному в тот момент слушателям: “Вам принадлежит обетование сие и детям вашим и всем дальним, кого ни призовет Господь Бог”. И действительно, “все мы напоены одним Духом”, — “никто не может назвать Иисуса Господом, как только Духом Святым”. — Так в день Пятидесятницы каждый из нас уже был приобщен Промыслом Божиим к принятию Духа Святого. Если бы Дух Святой не сошел и не дал людям новый, единый язык духовный, то не было бы и Церкви Христовой. Чтобы созидать Церковь, надо быть всем в единомыслии. Церковь есть не внешнее строение, а совокупность верующих. Люди не могли построить даже вещественную башню Вавилонскую, когда потеряли способность понимать друг друга. Тем более мы не можем соединяться в любви, строить из себя дом духовный друг с другом, если не будет в нас Единого Духа, а через Него — единства во всем. Если нет этого единства, то и жизнь человеческая становится невыносимой. Касается ли это семьи или государства, или Церкви, — все строится на единстве целей и средств и на взаимном понимании. Почему люди через 5700 лет после потопа задумали строить Вавилонскую башню? Потому, что они боялись рассеяться, разъединиться. Стремление к единству заложено в основу нашего существа, природы.

Проповедь на Преображение Господне

Во имя Отца и Сына и Святаго Духа. Аминь.

Невидимый, непостижимый Бог, благоволивший соделаться человеком, не мог открыть Свое Божество сразу всем людям. Сначала их надо было приготовить к сему, очищая их и просвещая словом Божиим. И для сего избрал Господь преимущественно Своих ближайших учеников. Но и они не все были одинаково способны к этому. И только трое из них, Петр, Иаков и Иоанн были удостоены непосредственного лицезрения славы Божией на Фаворе. Ибо кто приближается к Богу, не очистившись, тот попаляется божественным огнем, подобно Дафану и Авирону в древности. Диавол в пустыне и искушал Христа показать всем людям непосредственно Свою Божественную славу: свергнись вниз с крыши храма, чтобы ангелы, явившись, поддержали Тебя и все люди увидели бы это и признали бы Тебя за Сына Божия. На это Христос отвечал: “не искушай Господа Бога твоего”, то есть не посягай на Его Божество.

Но вот ныне настало время, когда Господь благоволил явить славу Свою ученикам, “якоже можаху”. А сие было невозможно иначе, как приобщив и самих учеников к славе сей. И действительно, трое учеников на Фаворе испытали необыкновенное состояние вдохновения и радости неизреченной. И увидели они славу Божию, подобно тому, как и Моисей на горе Синай. И как тогда Моисей просиял от славы Божией так, что он носил покрывало на лице, так и на Фаворе ученики просияли славой Божией, чтобы увериться им в Божестве Господа своего Иисуса.

Однако в момент страданий Его эта уверенность могла в них поколебаться. Слишком несообразны по понятию человеческому слава и страдания. И вот, чтобы еще более укрепить их веру в Свою силу, Христос вызывает из ада Моисея и с неба Илию. И беседует с ними при учениках о Своем исходе, то есть о страданиях, ожидающих Его. Эти два высших авторитета, Моисей и Илия, должны были подтвердить Его славу, раз Ему подчинены и сфера смерти, и ад, и небесные обители.

Но и этого мало; свидетелем Божественного происхождения Иисуса является Сам Отец, издающий из облака Свой глас: “Сей есть Сын Мой возлюбленный, Его слушайте”. Выше этого Откровения уже не могло быть. И ученики были глубоко потрясены всем виденным и слышанным, как о сем свидетельствует Петр, — не зная уже, что и говорить, видя все это дивное и славное, — только желая одного, не расставаться с таким блаженным состоянием, почему и просит построить три палатки для трех собеседников — Иисуса, Моисея и Илии.

Но что произошло потом? Когда настали страдания Христовы, — и эти избраннейшие ученики впали в искушение, разве только кроме одного Иоанна, который с Божией Материю один из всех учеников был у Креста. Но если только и один, то и тогда слава Преображения не напрасно была явлена ученикам, а Иоанн был удостоен того, что ему была поручена Божия Матерь и в лице его Ей был усыновлен весь род человеческий.

Что же отсюда нам надо вывести? То, что и все мы призываемся приобщиться славы Христовой, преобразиться вместе с Ним, как преобразились, просияли тогда ученики. Фаворский свет доступен каждому христианину. Но вот мы видим, как мало мы к этому стремимся. Как тогда ученики с большим трудом распознавали в Нем Божественную славу, так и мы, по маловерию и косности своей, удаляем себя от лицезрения и восприятия Его Божественной силы. Ныне праздник Преображения как бы призывает нас войти к Нему на гору Фаворскую и насладиться общением с Ним и со святыми, уже просиявшими Фаворским светом, как Моисей и Илия. Огненная колесница, на которой восхищен был Илия от земли на небо, был тоже Божественный свет, подобный Фаворскому, почему Илия и мог явиться ко Христу на Фаворе, как и Моисей, просиявший все тем же светом. И после Фавора Моисей снова сошел во ад на лоно Авраамово, где находились все умершие до пришествия Христова, и там он поведал о пришествии Бога на землю и о предстоящих Ему страданиях, смерти и сошествии во ад. Эта весть в аду принята была, конечно, с неописуемым ликованием: там страшнее жизнь и напряженнее ожидание освобождения, поэтому в аду люди лучше были приготовлены ко встрече Христа, чем на земле — к рождению Его, когда, как мы знаем, кроме волхвов и пастухов никто не явился для поклонения Ему, хотя весь Иерусалим узнал от волхвов о Его рождении.

Возжаждем же и мы восприять Божественную славу от Христа, дабы не надо было побуждать нас к тому созданием на земле адских условий жизни, как ныне скорбями и войнами возбуждает нас Господь ко спасению. Дерзнем поверить, что путь в Царство Небесное для всех нас один — через приобщение к славе Христовой. И средство к этому одно — очищение от грехов и напряженное искание сей славы. Сегодня время благоприятное для спасения. Сегодня гора Фавор открыта для каждого, — взойдем же, пока не поздно: наступит момент, когда тот же Божественный огонь будет уже не обожать нас, а палить нестерпимой мукой, огнем геенским. Придет день, когда потечет огненная река и сожжет на своем пути все плевелы людские. Выбирай сегодня каждый: огонь любви Божией или огонь попаляющего гнева Его. Среднего нет. Господь приглашает тебя сегодня устами апостола Петра построить три палатки на Фаворе. Но тогда Петр не знал — для кого. Для себя он не осмеливался мечтать. Но ты знай, что одна палатка готова на Фаворе для тебя, а другая для Христа, а третья — для ближнего твоего. Не забудь прежде примириться с ним и взять его с собою. Зажги сегодня Фаворский свет в душе своей и не гаси его неверием, небрежением и грехами. Это путеводная звезда твоя — вифлеемская, — которая наверное приведет тебя в Царствие Небесное.


Вы прочитали статью «Праздники двунадесятые (Господни) в православии». Возможно, Вам будут интересны следующие статьи:

Календарь постов и трапез на 2016 год

Советы для тех, кто постится впервые

 

Notes:

  1. Впервые опубликовано: Православные богослужения. Праздники двунадесятые (Господни). Париж, 1941. Печатается с сокращениями. Подготовка текста. “Альфа и Омега”, 1998
  2. Ипакой (греч. Шpako» ‘послушание, внимание’) — песнопения, заменяющие в воскресные и праздничные дни седален. — Ред.
  3. Мельхиор, Гаспар (Каспар), Валтасар — имена волхвов в преданиях Запада. — Ред.
Помоги Правмиру
Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!
Пожертвования осуществляются через платёжный сервис CloudPayments.
Похожие статьи
Проповеди. Воскресенье перед Рождеством…

Опубликовано в альманахе “Альфа и Омега”, № 50, 2007

В сети появился электронный архив журнала «Альфа и Омега»

«Альфа и Омега» некоммерческий культурно-просветительский журнал, посвященный богословским вопросам православия

Дорогие друзья!

Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!