Пренебрегая исполнением заповедей, мы отрекаемся от Христа

Сайт Ново-Тихвинского монастыря

 

Автор статьи схиигумен Авраам (Рейдман) является духовником Ново-Тихвинского монастыря в г.Екатеринбурге. Проповедь была произнесена схиигуменом Авраамом 22 марта 2003 года.

Во имя Отца и Сына и Святого Духа!

Сегодня, братья и сестры, мы все собрались, чтобы почтить память сорока мучеников Севастийских. Они пострадали в те времена, когда христианская вера, казалось бы, уже начала торжествовать во всей Римской империи, когда император Константин Великий, победив многих своих противников, стал покровительствовать христианству. В это самое время один из бывших союзников Константина, Ликиний, воспротивился его власти и захотел править самостоятельно, хотя ему следовало быть только соправителем. Зная, что император Константин оказывает покровительство христианству, Ликиний, видимо боясь, как бы среди его воинов не появились сочувствующие Константину, стал требовать у них отречения от Христа. И в то самое время, когда христианский мир готов был ликовать о прекращении гонений, неожиданно сорок воинов, которые известны нам как мученики Севастийские, должны были пострадать за Христа. Одно это, надо полагать, было для них особенно мучительно, потому что, когда все уже ожидали покоя, их внезапно постигло гонение и муки. Сначала ласками, а потом и угрозами от них стали требовать отречься от Христа, но они, показав свое мужество в военных сражениях, вели себя мужественно и в брани против дьявола – остались непреклонными, несмотря ни на какие угрозы.

Их было довольно много – сорок человек, почти половина так называемой римской центурии, подразделения римского войска, которое состояло из ста человек. Их подвергли страшному истязанию: загнали в озеро, покрытое льдом, и не давали выйти на берег. Здесь необходимо было не просто вытерпеть, но долгое время пребывать в состоянии, противном человеческому естеству, проявляя стойкость и долготерпение. Раздетые, они стояли так всю ночь, а для того чтобы и соблазнить их, и усугубить их и без того превосходящую человеческие силы муку – потому что человек не может долго терпеть холода, тем паче находясь в ледяной, студеной воде, и наконец перестает даже контролировать себя – мучители поставили на берегу озера растопленную баню, чтобы каждый воин представлял, что он может в любой момент выйти из озера и тут же согреть свое замерзшее тело, если только отречется от Христа. Но все они оказались твердыми, кроме одного. Один не выдержал, отрекся от Христа и пошел к бане, но на пороге ее упал замертво, как его и изображают иногда на иконах.

Спустя некоторое время один из стражей увидел, как Божественный свет осиял небо над страдающими в Севастийском озере воинами и на них стали спускаться сорок венцов. Один венец, предназначавшийся отрекшемуся воину, начал подниматься обратно на небо – тогда страж, имя которого было Аглай, объявил себя христианином, разделся и сошел в озеро, чтобы пострадать вместе с мучениками. Воины благодатью Божией оставались невредимыми. Когда же наступило утро, их убили страшным, ужасным образом: раздробили им молотами кости. Так они погибли. Тела мучеников были сожжены, а кости брошены в воду. На следующий день кости их собрали христиане. С тех пор по всему миру стала почитаться память этих мужественных воинов Христовых. Вы знаете, что это один из немногих праздников, который особо выделяется в Великом посту, потому что мы преклоняемся перед долготерпением этих людей.

В Православной Церкви существуют разнообразные традиции. Например в России, иных святых называют мучениками, иных – преподобными, иных – святителями, а в Греческой Церкви всех их именуют просто святыми. Тех, кто пострадал за Христа, мы обычно называем мучениками или страстотерпцами, греки же, по древнейшей традиции, называют их свидетелями, потому что считают, что человек, который вытерпел такие мучения, показав необыкновенное, сверхчеловеческое мужество, является свидетелем истинности православного вероучения, Православной Церкви. Чем еще, как не своей жизнью, мы можем доказать свою правоту? Если бы мы пустились в какие-то исследования, споры и диспуты, оказались бы в них победителями, превзойдя всех своим умом, но проявили бы малодушие на деле, то тем самым показали бы, что мы сами не убеждены или что наши убеждения – обычные, человеческие, которыми от страха или от каких-либо скорбей мы можем поступиться из чувства самосохранения. Потому-то мучеников и называли свидетелями: они самой своей жизнью и подвигом доказали убедительнее любых апологетов и богословов, что истина в христианстве.

Что же помогло им это сделать? Что было в них такого, чего нет в нас? Сама история дает нам объяснение, в особенности история страданий сорока мучеников Севастийских. Мы видим, что, после того как они показали свое долготерпение, вдруг появился сверхъестественный Божественный свет, осиявший их и даже согревший воздух. Но главное – не то, что согрелись воздух и вода, в которой находились мученики, но то, что благодать Божия, этот Божественный свет проник в их души, в их сердца и как бы воссиял внутри них самих, тем самым сделав их способными к сверхчеловеческому мужеству. Благодать Божия дала им силы вытерпеть то, что превышает возможности не только обыкновенного человека, но даже и какого-нибудь особенно твердого духом и, как бы мы сейчас сказали, сильного волей человека. Именно благодать Божия делает нас способными совершить нечто сверхъестественное. Она помогает нам вытерпеть все скорби, которые враг наш, дьявол, уготавливает нам, чтобы заставить свернуть с истинного пути. Иногда это действительно страшные скорби, какие постигли, например, мучеников Севастийских или новомучеников и исповедников российских, пострадавших в недавнее время. Но иногда дьявол незаметно мелкими скорбями и неприятностями, не требуя от нас явного отречения от Христа, тем не менее, заставляет нас вести себя не по-христиански. Мы же, недооценивая значения этих как будто бы незначительных происшествий, много и часто погрешаем – и на деле, как это ни прискорбно, как это ни страшно звучит, являемся отступниками.

Мы постоянно предаем евангельские заповеди, вменяя их ни во что, однако почему-то думаем, что если бы на нашу долю выпало какое-нибудь особенное испытание, вроде того, какое пришлось вытерпеть сорока мученикам Севастийским, то мы проявили бы твердость, потому что сознавали бы, что здесь речь явно идет о спасении или погибели, об исповедании Христа или отречении от Него. Но многих дьявол искушает именно мелочами – мелкими, ничтожными, незначительными происшествиями, легкими скорбями, маленькими соблазнами. Мы же не заботимся о том, чтобы в нас всегда была благодать Божия, не приобретаем ее усиленной молитвой, покаянием и тщательным исполнением своего христианского долга, то есть участием в богослужениях, постами и так далее. Мы пренебрегаем понуждением себя к исполнению заповедей, пребываем в нерадении, небрежении и беспечности. Таким образом, мы теряем ту благодать, которую получили в Таинстве Крещения, которую получаем в Таинствах Исповеди и Причащения, и потому оказываемся бессильными перед бесчисленными кознями дьявольскими. Сейчас они мелкие, но кто знает, что будет завтра?

Вспомним хотя бы сравнительно недавнее, с точки зрения истории, время. До семнадцатого года Россия была благополучной и богатой великой страной, в которой люди жили безбедно, в том числе духовенство и монашество. Россия процветала и через какие-нибудь полтора десятка лет, по прогнозам Петра Аркадьевича Столыпина, обещала стать великой державой, в экономическом отношении, может быть такой же, как сейчас Соединенные Штаты Америки. Однако люди впали в беспечность, стали в мелочах пренебрегать евангельскими заповедями и лишились благодати Божией. Господь попустил страшному общественному бедствию охватить нашу страну. И те самые люди, которым казалось, что они живут в христианской стране, которые считали себя христианами уже потому, что вроде бы не совершали никаких тяжких грехов, а если в чем и согрешали, то каялись, – проявили малодушие и немощь, предали своего Государя, свою Родину, предали Православную Церковь. Многие и многие повели себя предательски по отношению к своим близким. Многие во время гонений отступили от Церкви, иные отреклись от священного сана – не только священники, но и монашествующие, и епископы. Конечно, было много мужественных людей, исповедников и мучеников, но еще больше было людей малодушных. Они не смогли вытерпеть испытаний по той причине, что не имели благодати Божией, в стяжании которой, по словам преподобного Серафима Саровского, состоит цель христианской жизни.

Действительно, мы заботимся о приобретении имущества, о благополучии своем и своих близких – считаем это своим долгом. Но почему же мы с небрежением относимся к стяжанию благодати Божией? Почему сами делаем себя беззащитными и пустыми? Своими собственными немощными и ограниченными человеческими силами мы, естественно, не можем противостоять всем тем соблазнам и скорбям, которые дьявол воздвигает на Православную Церковь. А Церковь – это мы с вами, это не стены храма, не иерархия, не церковная администрация. Православная Церковь – это каждый православный человек, кем бы он ни был – мирянином ли, монахом ли, священником или епископом. И если дьявол воздвигает на Церковь такие гонения, которые Сам Спаситель сравнил с вратами адовыми (см. Мф. 16, 18), то как же мы должны бодрствовать и трезвиться! Как должны заботиться о стяжании сверхъестественной Божественной помощи, чтобы устоять против всего, что воздвигает на нас дьявол, желая отторгнуть от Церкви и погубить! Ведь пока мы в единстве с Церковью, ничто не может нас победить.

Вот чем отличаются мученики от всех прочих людей. И мученики IV века, как пострадавшие в Севастийском озере воины, и мученики XX века, страдавшие в лагерях и ссылках, и те, кому дробили кости молотами, и те, кого расстреливали из револьверов и наганов, – все они имели одинаковое преимущество перед нами: они имели благодать Божию. Вот что ставит человека выше его собственного естества.

Не будем же проявлять нерадение и успокаивать себя тем, что сейчас у нас все хорошо. Мы не знаем, какое испытание ждет каждого из нас. Может быть, нас будут искушать такие соблазны, что мы предпочтем лучше заболеть какой-нибудь неизлечимой болезнью, пострадать телом, лишь бы только наша душа не поддалась тому греховному влечению, которому мы не имеем сил противостоять. Итак, не будем беспечны, будем молиться день и ночь, будем стараться изо всех сил и все время понуждать себя, чтобы нам быть с Богом, с благодатью Божией. Господь видит наше произволение, видит наше сердце. За наше смирение, покаяние и понуждение себя Он сохранит нас от всех скорбей духовных и телесных. Это не значит, что мы будем жить безбедно и благополучно, – Господь подаст нам твердость, мужество и веру, чтобы во время искушений мы смогли вести себя как истинные христиане.

Аминь.

Помоги Правмиру
Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!
Пожертвования осуществляются через платёжный сервис CloudPayments.
Дорогие друзья!

Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!