Причина депрессии – ложь самому себе

|

Что такое депрессия? В чем причины ее возникновения? Почему эта проблема так актуальна в мегаполисах? Об этом мы говорим с психологами центра «Логос» Еленой Якуниной и Елизаветой Жудро.

– Действительно ли, сейчас люди очень разобщены, все вращаются в колесе «дом-работа», общаются мало и от этого легко впасть в депрессию?

Елена Якунина: Да, особенно в мегаполисах. Здесь большие расстояния и переполненный транспорт «съедают» силы и время, которые можно было бы потратить на общение. Ведь чисто психологически трудно заехать лишний раз в гости к друзьям, если знаешь, что тебя ждет еще дорога домой – при наших ценах на такси! В   небольших городах все по-другому. Там можно позволить себе после работы встретиться и пообщаться, там ходят друг к другу в гости не только по выходным, но и в будни. Таким образом, одна из самых глубоких потребностей человека – потребность в общении – получает адекватное удовлетворение. Еще одна причина – неизбежное пребывание в толпе, перенасыщение человеческим присутствием, перебор социальной информации.

Елизавета Жудро: Это очень интересный феномен. С одной стороны, ты никогда не бываешь один: то ты в толпе в метро, то ты сидишь в офисе, окруженный такими же, как ты. Ты постоянно на виду, постоянно с людьми. И теряется, притупляется чувствительность, потому что нельзя все время чувствовать столько людей вокруг.

Е. Я.: Получается, что, на самом деле, в этой толпе ты совершенно один.

Е.Ж.: Мы привыкаем ограничивать интенсивность контактов, ведь с ума можно сойти, если постоянно со всеми поддерживать хотя бы просто визуальный контакт, например, в метро. Потом приходишь домой, уже потеряв всякую способность и желание с кем-либо общаться. И, с одной стороны, тебе жутко надоели люди, а с другой – ты предельно одинок. Хочется побыть одному, но, поскольку ты и так ни с кем толком не общаешься, существует постоянная тоска по общению. Вот такой парадокс.

Е.Я.: Мне вспоминается метафора «каменных джунглей», где окружающих тебя людей воспринимаешь как деревья: нечто неодушевленное, лишенное индивидуальности. Как индивидуума, но не как личность. Интересная деталь – мы даже не смотрим, как кто одет на улице, не всматриваемся в лица, закрываем глаза в метро, чтобы не смотреть на человека напротив. Нас так много, что мы не интересны друг другу как личности, мы раздражаем друг друга.

– Что-то в человеке ломается, когда он привыкает людей воспринимать как деревья?

Е.Я.: Появляется нечувствительность, безразличие, жестокость. Человек привыкает отгораживаться от других людей, чтобы избежать перегрузки восприятия. Он будет лежать без сознания, а все пройдут мимо, к нему не подойдут, никто не вызовет «скорую».

Е.Ж.: Человек как бы обречен «замкнуться на себе» – вырабатывает привычку к эгоцентризму, которая влечет за собой притупление эмпатии и неспособность к душевному обмену, открытости, мешает встать на точку зрения другого человека, вникнуть в него, разделить свое бытие с тем, кто рядом – и ощутить это.

– А бывает, что кому-то из-за этого семью трудно создать?

Е.Я.: В мегаполисе, по-моему, вообще семью трудно создать. Кто-то не может это сделать, у кого-то это получается, но семья разваливается. У кого-то она есть, но такая, что лучше бы ее не было. Здесь трудно даже просто познакомиться. Ведь уличные знакомства вызывают, как правило, подозрение, поскольку в большом городе никто никого толком не знает, и нельзя поинтересоваться у знакомых, что за человек с тобой познакомился. Сумасшедший ритм и привычная поверхностность общения не позволяют нам вникнуть в другого человека, прочувствовать, что же это за личность, с которой мы решили связать судьбу. В уже состоявшейся семье редко остаются силы и время на полноценное общение, приносящее удовлетворение и радость. Мы ежедневно истощены работой, дорогой в метро и стоянием в пробках, и, после того, как мы переделаем необходимый минимум хозяйственных дел (довольно обширный в современном обществе потребления), нам почти нечего дать друг другу. Мы забываем, что полнота общения – это умение не только брать и подпитываться кем-то, но отдавать себя кому-то.

Е.Ж.: Семья – это когда люди живут единым организмом… В таких условиях трудно создать такой гармоничный организм. Не так давно меньше людей обращалось к психологам, потому что был такой вариант: посидеть на кухне с другом (подружкой), все «излить», получить свою порцию сочувствия. А сейчас, во-первых, ни у кого нет времени: либо зарабатывают деньги, либо отдыхают после того, как заработали. «Ах, ты живешь в двух станциях метро, – нет, очень далеко, полчаса целых до тебя ехать, сил нет…» Во-вторых, все раздраженные, в стрессе, «выливаешь» на них свои проблемы, они только злятся, естественно, хотят потом в ответ еще свои на тебя «вылить». Никакого сочувствия и дружеского общения уже практически нет. У тебя два выходных. Может быть, какое-то время стоило бы уделить общению с ближайшими друзьями, если они еще сохранились. Большинство людей не отдает себе в этом отчета, и вообще не видит эту проблему до тех пор, пока не становится уже слишком больно. Мне кажется, что надо обращать на это внимание людей.

– Мы уже начали говорить о депрессии. Как вы думаете, можно сказать, что депрессия – это такой снежный ком, который нарастает из постоянной лжи самому себе? Как можно понятно объяснить, что такое депрессия и как она образуется?

Е. Я.: Есть много разных взглядов на причины и сущность депрессии…

Е. Ж.: Например, отец Александр Шмеман откровенно считал, что депрессия – это демоническое нашествие: уныние, состояние хулы, отвержения Бога и своей жизненной ситуации. Это довольно радикальная точка зрения: получается, что здесь нет места психиатрии и психологии, это только в Церкви лечится.

Е. Я.: Вы очень хорошо сказали – ложь самому себе о своих потребностях, возможностях и желаниях. Дело в том, что у каждой личности есть свои уникальные, очень значимые для нее потребности. У кого-то они в основном связаны с материальным достатком, у кого-то – с общением, у кого-то – с профессиональной реализацией. Мы не оцениваем эти потребности, а просто знаем, что они есть, и они очень важны для личности. Когда человек – по разным причинам – очень долго не реализует важную потребность, которая у него есть, он приходит к депрессивному состоянию. Как психолог, гештальт-терапевт, например, я могу помочь человеку осознать свою потребность и найти оптимальный способ ее удовлетворения.

Если же смотреть с точки зрения православно-ориентированной психологии и православной антропологии, основная проблема заключена в страстях, которые достались нам с грехопадением. Главная страсть, материнская, корневая – самолюбие. От самолюбия отходят три: сребролюбие, чревоугодие и тщеславие. Тщеславие же может порождать уныние, то есть, разновидность депрессии. А теперь, если перевести на психологический язык, посмотрите, что происходит с человеком. Например, долго не реализуется какая-то серьезная потребность, основанная на тщеславии: хочу высказаться, не высказываюсь, потому что боюсь, что осудят, осмеют, отвергнут, останусь в одиночестве… Молчу, а внутри накапливается неудовлетворение, и я сам себе вру, что никому не интересен, что мне не стоит даже пробовать. В конце концов, попадаю в тупик, который проявляется как депрессивное состояние. Вперед – высказаться, наконец, –   не могу, боюсь, что осмеют; назад не могу, потому что на самом деле хочу вперед. Лгу себе. Потому что не осознаю своей потребности, не реализую – в этом ложь самому себе. Это депрессия невротическая. И если говорить о методах лечения, то с ней можно справиться психотерапевтическими методами, скажем, с помощью гештальт-терапии.

Еще одна версия происхождения невротической депрессии – депривация, нехватка общения, любви. Родительская депривация, когда ребенок в детстве недостаточно получал любви, бывал отвергнут. И во взрослом возрасте тоже можно испытать эмоциональное отвержение близкими людьми, например, супругом.

Е. Ж.: В общем, причин депрессии может быть много и их соотношение в каждом случае уникальное. Соответственно и универсального метода преодоления депрессии нет. С каждым случаем депрессии необходимо тщательно разбираться и искать способы устранить все причины адекватными методами. Да, это может быть «слева», унынием – человеку поможет молитва, исповедь, Причастие. Но это, между прочим, может быть просто физиологическим состоянием – можно пропить курс витаминов. А может быть невротическим симптомом – тогда нужно проработать депрессию с психологом.

– А чего нужно избегать родителям, чтобы не допускать эмоциональной депривации, которая потом у детей может вот так аукнуться?

Е. Я.: Нужен максимум любви, участия. Недостаток любви, недостаток внимания – причина депрессии. Именно своей любовью, выраженной способом, понятным ребенку, родители доказывают маленькому человеку его нужность, востребованность, утверждают его «право» на существование.

Е. Ж.: Я думаю, что на самом деле очень редко бывает, чтобы родители ребенка не любили. Скажем так, это бывает реже, чем встречается депривация и депрессия. У нас просто не очень принято говорить о своих чувствах. Мы любим, но забываем, что человеку иногда нужно услышать это от нас. Три раза в день обнять, погладить, пять раз сказать: «Я люблю тебя»…

Е. Я.: Кстати, клиенты часто обращаются с проблемой отсутствия любви в детстве. Сейчас, во взрослом возрасте много проблем и депрессивные состояния периодически возникают. Когда начинаешь разбираться, то оказывается, что…

Е. Ж.: …что корень, что самая болезненная точка это: меня не любили. Хотя, скорее всего, просто не говорили об этом…

Е. Я.: Кроме того, мы призываем родителей быть внимательными к личным потребностям ребенка, чтобы не реализовывать за его счет какие-то вещи, которые им самим не удалось реализовать в своей жизни. Если девочка хочет стать балериной, а мама, всю жизнь мечтавшая стать врачом, навязывает ей свое желание видеть ее доктором, ребенок может сломаться и уступить – чтобы всю жизнь прожить по программе, составленной матерью, в ущерб своим собственным стремлениям. Подобный отказ от самореализации, произошедший в детстве под влиянием родителей,   часто приводит к тому, что человек становится неуверенным в себе, депрессивной личностью.

– А как вы думаете, такое чаще бывает в неполных семьях, где одна мама, или не обязательно?

Е. Ж.: Это не обязательно бывает только в неполных семьях. Бывают одинокие мамы, которые просто «облизывают» своего ребенка с ног до головы и создают ему идеальные условия для самораскрытия…

Е. Я.: А бывает, что полная семья, а ребенок в ней все равно предоставлен себе. В неполной семье есть свои, и немалые, проблемы, а вот детская депрессия может появиться в любой. Если ребенок чувствует уважение и любовь к себе, если мама или папа внимательны к значимым личностным потребностям малыша, то депрессии может не быть.

Е. Ж.: Но все же, в менее благополучных семьях – неполная семья, семья алкоголиков, семья, в которой есть уже один человек с нервно-психическими расстройствами – такая вероятность больше.

Беседовала Ольга Гуманова

Теги:
Понравилась статья? Помоги сайту!
Правмир существует на ваши пожертвования.
Ваша помощь значит, что мы сможем сделать больше!
Любая сумма
Автоплатёж  
Пожертвования осуществляются через платёжный сервис CloudPayments.
Похожие статьи
Огромное количество великих людей были отчаянными тугодумами

Что делать, если ребенок не успевает за школьной программой - объяснение семейного психолога Александра Лобка

Психолог: любить себя – значит быть уверенным в Боге, людях и себе

В чем заключается правильная любовь к себе и чем она отличается от эгоизма

Иллюзия смирения, или Что делает нас людоедами

В каких случаях выполнение обрядов не дает духовного роста, а консервирует