Чему и как учить прихожан?

|

Ставшая уже расхожей фраза Николая Лескова о том, что Русь была крещена, но не просвещена, остается актуальной и сегодня. Не все люди, переступившие или собирающиеся переступить порог православного храма, понимают, а для чего, собственно, они это делают.

Мы хотим познакомить вас с опытом приходов, которые не ограничиваются тремя обязательными катехизаторскими беседами перед крещением, а стараются, чтобы люди больше узнавали о своей вере.

Если вам кажется интересным опыт вашего прихода, и вы хотите им поделиться, пишите нам, и мы с удовольствием о нем расскажем.

Катехизация

О миссионерах, конквистадорах и малых общинах

Протоиерей Федор Бородин, настоятель храма святых бессребреников Косьмы и Дамиана на Маросейке (Москва):

Протоиерей Феодор Бородин

Протоиерей Феодор Бородин

— Осенью прошлого года мы решили организовать подготовку к Таинству Крещения. Сразу стало понятно, что возможные слушатели делятся на три категории. Представители первой возмутятся: «Что это такое! Прошлого ребенка крестили безо всяких бесед, а теперь какие-то новшества выдумали!» И пойдут искать храм, где нет обязательной подготовки. Представители второй — согласятся на три обязательные беседы. Представители третьей — самая большая радость — люди, которым надо больше. Нужен цикл бесед и возможность всмотреться в церковную жизнь, оставляя за собой свободу пока в нее не входить.

Из пяти циклов бесед трижды было так: приходит 20 человек, из которых всего один некрещеный и 19 — крещеных.

Эта статистика говорит нам, что основные усилия сейчас должны быть направлены Церковью не вовне, а на крещеных, но не наученных вере людей. Это десятки миллионов. Это мы их крестили за последние двадцать лет, не дав им радости узнавания веры. Это плоды не только их равнодушия, но и нашей халатности.

Мы понимаем, что миссия — в самой природе Церкви. Но считать, что так думают все — ошибка. Для большинства ничего не знающих о Церкви людей она воспринимается как хранительница чего-то важного, настоящего и древнего. Когда эти люди слышат слово «миссия», они пугаются. Миссионеры для них — это что-то сродни конквистадорам: красиво звучащее, но чужое, католическое, протестантское, не свое, не родное.

Услышав, что перед ними — миссионер, такие люди начинают сомневаться в том, что им сейчас будут рассказывать. А столкнувшись с непривычным поведением проповедника, засомневаются в аутентичности проповеди.

Поэтому курсы не должны называться миссионерскими. Слово «миссия» вообще нужно употреблять только внутри Церкви. Вероучительные — вот хорошее название. На них спокойно придут и не крещеные люди.

Потенциал привлечения людей — колоссальный, просто этим нужно заниматься. Поэтому мы и решили делать такие циклы бесед.

В итоге люди ходят на все беседы с большим интересом, почти все доходят до последнего этапа. Более того — создается некая маленькая община внутри приходской общины. Это люди, которые начинают завязывать друг с другом христианские отношения, постепенно входят в жизнь храма. С опаской, еще озираясь по сторонам. Эти люди требуют большой заботы, отдельного окормления и наблюдения со стороны священника.

Я пришел к выводу, что священник тоже обязательно должен участвовать в этих курсах, хотя большинство бесед могут проводить миряне. Если все курсы полностью будет проводить мирянин, то человека, ожидающего традиционной проповеди, это может насторожить. Он может испугаться и не построить свои отношения со священнослужителями, уже войдя в храм. Начать курсы, закончить их и прийти потом еще пару раз священнослужитель должен обязательно.

С другой стороны, люди должны привыкнуть, что в Церкви есть не только священнослужители, но и просто миряне, с которыми можно сесть, по-человечески поговорить.

Важно проводить какие-то мероприятия по сплочению этой новой общины — совместные чаепития, паломнические поездки, молебен на начало и на окончания занятий. Чтобы посещающие занятия не просто умственно, теоретически входили в знание веры, а чтобы они становились участниками богослужебной жизни.

Одна из главных ошибок, как мы поняли в ходе занятий, что на них, как и на занятиях воскресной школы, мы пичкаем человека знанием, не акцентируясь на реальном опыте общинной церковной жизни. Потому, вырастая, многие дети, прошедшие полный курс церковной школы, из Церкви уходят. Так что и детей и взрослых важно еще включить в реальную жизнь общины, живущей во Христе.

Здесь нужен пример. Помню, когда я был совсем юным семинаристом, мне рассказывали, что один опытный московский настоятель, когда у него, возможно, исчерпывались аргументы или время, показывал на одного своего прихожанина и говорил: «Ты должен вести себя как он». Или на прихожанку: «Как она». И все понимали, о чем речь. Такой человек может стать старшим другом для новообращенных христиан. Важно, чтобы человека не только подводили к крещению, но и вели потом в дальнейшей церковной жизни. И здесь важен как раз опыт кого-нибудь из давно воцерковленных прихожан.

Что касается катехизаторов — нужно смотреть, кому что можно поручить и не поручать человеку то, что ему будет трудно выполнить.

В нашем приходе несколько катехизаторов, и каждый имеет свою «специализацию». Мы пришли к выводу, что некоторые катехизаторы намного лучше проводят краткий курс — в одну-две беседы — с родителями детей, которых те собираются крестить, или с одним человеком, чем участвуют в таких длительных курсах. Кто-то лучше, в том числе исходя из своего опыта, может подготовить людей к Таинству Венчания. А кто-то лучше проводит курсы, состоящие из многих встреч.

Человеческие качества в работе катехизатора чрезвычайно важны: чувства такта, меры, умения выслушать собеседника, какие-то психологические дарования, которые помогут обойти возникающие острые углы, не дать увести беседу в ненужное боковое русло…

В поисках понимания смыслов

Священник Алексий Агапов, настоятель Михаило-Архангельской церкви города Жуковский Московской области:

— Раз в неделю у нас в храме проходят занятия, на которых я большое внимание уделяю изучению церковнославянского языка. Поскольку этот поэтичный язык является языком богослужебных текстов, очень важно, чтобы люди могли видеть и понимать эту красоту, а с ней — и те смыслы, которые доносит церковнославянский язык в тех или иных текстах. Я веду такие курсы в Москве, и мне показалось несправедливым лишить прихожан нашего храма подобных занятий.

В основном мы с прихожанами разбираем именно богослужебные тексты: все охватить невозможно. Нередко занятие строится как ответы на вопросы прихожан, разбор неясных им моментов. Разбор языковых нюансов нередко переходит в пастырские беседы на волнующие людей темы, например, на то, что такое страсти, как с ними нужно бороться.

Но даже рассматривая такие понятия, как грех, уныние, я стараюсь смотреть на них с точки зрения слов, которыми называются наши страсти, грехи. То есть смысловое, пастырское объяснение идет в связке с языковым. «Филология — наука понимания», — сказал Михаил Леонович Гаспаров. Филология приносит ясность в наше сознание, вместо понятийной и смысловой каши.

Никакой перевод, без объяснения и осмысления, без специального изучения передать смысл, красоту текста не может. Церковнославянский текст — поэтичный, русский перевод не передает всю его многогранность, цельность, не позволяет ощутить все… Прикоснуться к невыразимому — очень важный опыт. И наши занятия показывают, что этот опыт доступен всем.

Часто бывает, между прочим, что дети, которые присутствуют на занятиях вместе со взрослыми, быстрее выдают правильный ответ на мои наводящие вопросы. Взрослые привыкли оперировать готовыми значениями слов и не привыкли вглядываться в их внутреннюю форму. А для детей разного рода игра слов — обычное занятия. Они еще помнят то время, когда для них были только звуки, очень много незнакомых слов. Когда слово незнакомое, ты сначала обращаешь внимание на то, как оно звучит.

В результате занятий прихожане начинают себя более свободно чувствовать в пространстве богослужения, ведь мы проходим и структуру богослужебных текстов. Например, структуру канона. Одно дело, когда перед тобой непонятная последовательность — Канон покаянный Иисусу Христу, канон Богородице, канон Ангелу Хранителю. Ты чувствуешь, что между ними есть что-то общее, но на чем оно основано? А когда мы начинаем разбирать структуру, содержание библейских песней, богослужение раскрывается. Оказывается, что это не узкий коридор, по которому мы идем, а широкое древо, каждая веточка которого — уникальна.

Не бывает «старых» и «новых» прихожан

Священник Алексий Червяков, настоятель храма в честь Нерукотворенного Образа Спасителя (Городец), руководитель миссионерского отдела Городецкой и Ветлужской епархии:

Священник Алексий Червяков— Я занимаюсь миссионерской работой почти пятнадцать лет. И в свое время допускал ошибку, пытаясь делить прихожан: старые, новые, взрослые, молодые, и так далее. В результате возникала расслоенность прихода, он не становился единым. И сейчас мы стараемся все слои, все возможные группы соединять в одном деле.

Если какие-то праздники-то к ним обязательно готовятся всем приходом, начиная от учеников воскресных школ и заканчивая пожилыми прихожанами, которые в Церкви уже очень давно. И участвуют все вместе.

При приходе у нас существует патриотический клуб, где с ребятами и со взрослыми мы занимаемся русским рукопашным боем. То, что рядом занимаются представители разных поколений, создает нам благожелательную среду, где более младшие учатся воспринимать положительный мужской опыт. Так, рядом с мужчинами пятидесяти лет занимаются подростки лет четырнадцати. А тридцатилетний отец приводит своего четырехлетнего сыночка. Мы пошли на это, можно сказать, в ущерб обучению, и вместо четырех-пяти лет оно растягивается на семь, восемь, а то и десять лет. Зато воспитательный результат более высок.

И, конечно, вопросы веры оказываются главными для участников, и постепенно те, кто просто пришел позаниматься, по-настоящему входит в церковно-приходскую жизнь.

Есть у нас и туристический клуб, в котором тоже участвуют люди разных возрастов и степени воцерковленности, в том числе, конечно, представительницы прекрасной половины человечества. Мы составляем туристические маршруты по святым местам. Они могут быть пешие, автомобильные, бывают и сплавы по рекам.

Кроме того, в храме есть воскресная и школа и своеобразный ее филиал — детские комнаты.

Родители, приходя на службу, уже могут ребятишек от двух-трех лет оставить в этих «детских комнатах» с педагогами. С ними занимаются до чтения «Отче наш», потом их приводят, они находятся на службе до Причастия. А после их вновь можно отвести на занятия. Родители в это время молятся на молебне или слушают проповедь.

Молодые родители чувствуют, что храм — это место, где их ждут, где им рады, где они нужны вместе с детьми, которых воспринимают с радостью, а не просто как мешающий во время службы фактор.

И поэтому все больше молодых родителей приходят на воскресные службы.

Еженедельно на приходе мы издаем небольшую газету. Как правило, она состоит из слова настоятеля, из рассказа о грядущих праздниках и наших приходских новостей. И газета очень востребована — прихожане сами ксерят ее и передают тем, кому не хватило экземпляра. Большие газеты общеепархиального масштаба не пользуются такой популярностью: людям интересно то, что касается их приходской жизни, а любую информацию более глобального характера сегодня можно найти в интернете.

Беседа после футбола

Священник Виталий Ульянов, настоятель Троицкого храма (село Усады, Татарстан):

Священник Виталий Ульянов

Священник Виталий Ульянов

— Мы стараемся не просто рассказывать о вере, а вовлекать людей в какое-то общее дело. К нам приезжает молодежь — волонтеры, помогающие восстанавливать храм. Сначала нередко ими движет романтика, желание сделать что-то полезное своими руками. А потом, смотришь, вроде неверующие совсем были, а тут — заинтересовались, задают какие-то вопросы.

С детьми из малообеспеченных семей, детьми-инвалидами мы выезжаем на природу, ездим в недалекие паломнические поездки. И здесь вновь — возможность побеседовать. Но не так: «А давайте, дети, сядем, поговорим о вере». Нет, в живом разговоре. У одного появился вопрос, у другого, кто-то пытается спорить, всем нужно ответить…

Такие беседы возникают и после того, как поиграли с ребятами в футбол. Так они лучше воспринимают все сказанное, ведь им вещает не кто-то далекий от их жизни, а люди, которые искренне переживают за них.

Большие церковные праздники, такие, как Рождество, Крещение, Пасха, Троица (наш приходской праздник) мы стараемся отмечать не только приходом, а вовлекать в мероприятие как можно больше людей.

Некоторые сначала просто стоят, смотрят, потом, глядишь — участвуют в Крестном ходе, а потом и по-настоящему приходят в Церковь.

Да та же Масленица — мы стараемся не ограничиваться широкими традиционными гуляниями, выступлениями фольклорных коллективов, бережным восстановлении забытых традиций, но чтоб людей что-то зацепило, чтоб им захотелось задуматься о главном, о том, что над этой праздничной суетой.

И есть случаи, когда именно после таких праздников люди впервые задумывались о вере, шли креститься…

Сколько стоит крещение?

Священник Павел Мурзич, настоятель Сретенского храма в Дмитрове (Московская область):

Священник Павел Мурзич— Мы стараемся тем, кто крестился в нашем храме, в День Ангела послать поздравительную открытку. В ней, кроме поздравлений, есть и напоминания об обетах, данных ими при крещении.

Есть у нас вокресная школа для взрослых. Преподают священники. По опыту могу сказать, что ходят в основном прихожане, которые доверяют священнику. Получается, что это — не самые новокрещаемые, а те, кто уже какое-то время ходит в храм. Ведь за три обязательные беседы перед крещением, доверие, как правило, возникнуть не успевает. Для этого нужно время и соработничетво с двух сторон.

Занятия проходят вечером в воскресенье, перед ними все желающие собираются в храме на пение акафиста.

Есть и молодежный Исторический клуб, довольно неформальный, куда принимаются все желающие — и крещеные, и некрещеные. Ребята своими руками делают доспехи, занимаются физической подготовкой, много работают с книгами по той эпохе, в которую они собираются «попасть».

Когда крестим детей шести-семи лет, на катехизаторской беседе рассказываем ребятам про нашу воскресную школу и приглашаем прийти. Многие приходят и остаются.

За годы работы воскресной школы мы выработали такую методику: главным для нас является не ликвидация элементарной религиозной безграмотности, мы не учим азам Закона Божия. Для этого сегодня есть интернет, множество книг, и при необходимости легко можно получить необходимую информацию. Нашей главной задачей является приобщение людей к простой христианской жизни, чтобы у них не было внутреннего разрыва, так сказать, между теорией и практикой, той реальностью, в которой они живут, и христианскими заповедями.

Отчеканил ребенок заповедь про почитание родителей на «пятерку», и что? Что поменялось в нем самом, в его жизни? Что дало ему это знание? Именно это мы и стараемся донести до каждого ученика. Как знание заповедей должно «работать» в его жизни, с его собственными родителями…

Важно, чтобы дети (да и взрослые) Священную Историю воспринимали не как увлекательный рассказ о далеких исторических событиях, а как нечто живое, напрямую связанное с сегодняшним днем, с жизнью каждого человека.

Поэтому обязательные катехизаторские беседы с теми, кто собирается креститься, ориентированы главным образом на вопросы: Зачем? Для чего? Почему? И, как итог, — что в вашей жизни после крещения должно измениться? Первый же вопрос — зачем человек приходит креститься — иногда ставит в тупик даже людей с высшим образованием. Если речь идет о младенцах, к крещению которых пришли готовиться крестные и родители, чаще всего в ответ звучит: «Чтоб здоровенькие были». Начинаешь приводить истории жизни некоторых святых, например, близкую к нам святую Матрону Московскую… Чтобы показать — в крещении главное не в этом, речь не о физическом здоровье…

Бывает, человек приходит и спрашивает: «Сколько будет стоить креститься?». Я отвечаю: «Продадите машину, квартиру — не хватит. А что вы умеете делать?» Он рассказывает. «Отлично, вот, значит — сделайте тогда что-то для ближнего или храма», — объясняю я и говорю, что нужно сделать. Обычно люди очень радостно на это реагируют.

Бывают случаи, правда, нечасто, что мы говорим человеку, что ему креститься пока не стоит. Для крещения необходим один, но очень важный момент — вера. И если человек говорит, что он не верит в Бога, а креститься собрался, например, под давлением родственников, тогда мы стараемся объяснить, почему крестить его пока никак не можем.

Еще одним важным моментом приходской жизни является то, что мы стараемся вовлекать людей в различные социальные проекты. На двунадесятые праздники проводим в храме благотворительные мероприятия. На Рождество, на Крещение, на Пасху, на престольный праздник, после Покрова мы стараемся посещать роддом, ездим в детские дома. Общее доброе дело объединяет людей разных социальных сословий не только в пределах храма, но и в обыденной жизни.

Когда случилась трагедия в Крымске, мы, кроме общего сбора средств, подумали приходским советом и решили, что людям, которым негде жить, нужны не только деньги. Собрали среди прихожан бригаду мастеров-строителей, выбрали случайную многодетную маму из Крымска, у которой погиб муж. Поехали и построили ей дом.

новый дом в Крымске

Сейчас разыскиваем пожилых прихожан, участвовавших в восстановлении храма, и посещаем их с ребятами из воскресной школы. Причем не заставляем, просто спрашиваем: «Через три дня мы идем окна мыть хорошему пожилому человеку. Пойдешь?» Без высоких фраз: «христианская жизнь, милосердие…» К чему их сейчас говорить ребенку, который еще только делает первые шаги в Церкви? А вот когда он на деле почувствует их смысл, тогда и «теория» лучше на сердце ляжет. По сути, это и есть наши главные «социальные проекты».

Подготовила Оксана Головко

Поскольку вы здесь…

… у нас есть небольшая просьба. Все больше людей читают портал "Православие и мир", но средств для работы редакции очень мало. В отличие от многих СМИ, мы не делаем платную подписку. Мы убеждены в том, что проповедовать Христа за деньги нельзя.

Но. Правмир это ежедневные статьи, собственная новостная служба, это еженедельная стенгазета для храмов, это лекторий, собственные фото и видео, это редакторы, корректоры, хостинг и серверы, это ЧЕТЫРЕ издания Pravmir.ru, Neinvalid.ru, Matrony.ru, Pravmir.com. Так что вы можете понять, почему мы просим вашей помощи.

Например, 50 рублей в месяц – это много или мало? Чашка кофе? Для семейного бюджета – немного. Для Правмира – много.

Если каждый, кто читает Правмир, подпишется на 50 руб. в месяц, то сделает огромный вклад в возможность о семье и обществе.

Похожие статьи
Покрестите меня! – Побеседуем? – С какой стати?!

Очень плохо и грешно равнодушное отношение духовенства и церковных людей

Огласительные беседы: Стало ли крещение осознанным?

Что изменилось с тех пор, как огласительные беседы перед крещением стали обязательными?

Дорогие друзья!

Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: