Про грузинское вино, моих дедов и нашу Родину Россию

|
Вчера зашел в магазин одной федеральной сети, и увидел там грузинское вино. Смотрю, а оно стоит. Обрадовался как ребенок. Может быть, все дело в том, что я больше полугода не заходил в винные магазины и не знаю, что там сейчас продают. В винных отделах гипермаркетов вообще ничего не покупаю, да сейчас ничего не собирался, а просто срезал путь к колбасному отделу, но увидел бутылку настоящего грузинского «Киндзмараули» и остановился.
Про грузинское вино, моих дедов и нашу Родину Россию

Бутылка помахала мне с полки грузинским флагом, и я улыбнулся ей в ответ. Последний раз я покупал такое вино лет … не помню уже сколько, как давно это было! Но я помню, что это было дорогущее «самтрестовское» из Швейцарии, которое оказалось искусственным и невкусным. Для меня, знавшего вкус 12-летнего вина, которое делал мой грузинский дедушка Миша, пить такие глупые ничтожные подделки было оскорблением.

Вино, что я пил у деда, было из бочек, которые хранились в земле. Оно было светло-золотистого цвета, с легким и кисловатым привкусом осеннего винограда. В нем и в помине не было той тяжести и приторной сладости молдавских, крымских или азербайджанских вин. Оно было легким, как поцелуй ангела. И валило с ног так же верно.

4

После нескольких глотков этого вина человек начинал улыбаться, после стакана петь и узнавать во всех людях братьев, а после двух – его теряли. В самом прямом смысле этого слова. Однажды я привез в подарок своим выросшим на «кристалловской» водке друзьям два литра этого божественного напитка, забыв предупредить о его неземных свойствах. Выпив по паре стаканов, друзья напрочь забыли обо всех земных делах и пропали на три дня, оставив семьи, детей, жен, партнеров по бизнесу и все дела… Они появились у меня на пороге с дикими счастливыми глазами, требуя, чтобы мы немедленно полетели в Тбилиси к моему дедушке.

Кроме этого вина дедушка Миша из Дигоми обязательно высылал дедушке Вите, который жил на Урале в Камышлове, молодое однолетнее вино, 70% чачу и 15-летний коньяк в грелках, чтобы, упаси Господи, не разбили. И, конечно же, настоящие бастурму и сулугуни. Это было просто и мудро: все должно было быть готово к застолью, чтобы они сели к столу, подняли бокалы, выпили, закусили настоящей мужской едой, улыбнулись – и тысячи разделяющих их километров пропали бы, и осталась только любовь, радость и грузинское вино на столе. Когда дедам удавалось встретиться, они устраивали такие застолья, что любо-дорого! Не в смысле, что чертям в аду тошно было, а красиво. Мои деды умели пить, и многое могли рассказать.

luxfon.com_19407

Мой русский дед по материнской линии, деда Витя, с шести лет ходил в поле за скотиной. С 13-ти уже работал в грузовой артели на станции. Когда началась война, ему было семнадцать. Отец и старший брат, дядя Коля, ушли на фронт. Мать строго запретила ему даже думать о том, чтобы воевать. Он был за старшего, она поставила условие: обеспечить семью пропитанием (тетя Миля только родилась, тете Шуре было четыре, а тете Марии семь). Они жили бедно, и если что, просто умерли бы с голоду.

Дед устроился в колхозе помощником на комбайне. Их бригада работала день и ночь, и за перевыполнение нормы им давали зерно на руки. Ударным трудом он сумел заработать поламбара зерна, потом подделал свидетельство о рождении, приписал пару лет и ушел защищать Родину.

Совершеннолетие дед встретил на передовой. После взрыва бомбы он стал инвалидом. Отлежал в госпитале, подлечился, закончил школу сержантов-минометчиков и снова пошел бить фашистов. Воевал в Восточной Пруссии, брал Кенигсберг. После войны был депутатом Совета народных депутатов в Москве. Из Москвы привозил мне тульские пряники в коробках и шоколадки «Аленка».

Они с бабушкой, которая была начальником цеха мороженого на молокозаводе, жили в простой двухкомнатной квартире простой панельной пятиэтажки, которую дед получил как инвалид войны. Старая мебель шестидесятых годов, но очень чисто. А как любили собираться у них гости за столом! Пели песни, играли в покер, нарды и шахматы. До утра могли играть. К четвертому классу я с легкостью выигрывал в любую из этих игр у старших пацанов во дворе. По сравнению с компанией за столом у деда, это был просто детский сад.

Дед по отцовской линии, грузин деда Миша, ушел на войну по мобилизации. В первый же год во время выхода из окружения был тяжело ранен и попал в плен. Сначала его отправили в Польшу, на завод. Откуда он через полгода устроил побег. Его поймали. Вывезли в Италию. На какую-то ферму. Он снова бежал. Его поймали. И отправили в концентрационный лагерь в Германию. До лагеря он не доехал и снова бежал.

Дед вернулся домой после Победы, когда на него уже пришла похоронка. Где-то в Европе он угнал отличную пару породистых лошадей с повозкой на рессорах и резиновыми колесами. На этой повозке он и вернулся домой. Сразу поехал к своей возлюбленной, с которой познакомился до войны, моей бабушке Тамаре. “Где моя невеста? Заберу ее!” Родители ее спрашивают:  “А где жить будете?”. Он им говорит: «Это наше дело». И забрал бабушку.

Дед выкопал в лесу землянку и пока строил дом, они с бабушкой жили в этой землянке. Дед рубил в лесу дрова и возил их на повозке в Тбилиси. Ну и на разные стройки подряжался. Ему тяжело было работать – в плену его за побеги пытали, и у него на обеих руках мизинцы и безымянные пальцы остались на всю жизнь парализованные. У деда даже кличка была такая – «рак». У него были врожденные способности к языкам. Дед спокойно говорил на немецком, итальянском и польском, и когда я приезжал, поверял мои знания по иностранному. Всю жизнь проработал в больнице простым санитаром.

Помню настоящее «Киндзмараули», которое мы пили в Тюмени, в годы студенческой вольной юности. Это вино было в зеленых бутылках с длинным горлышком и портретом Сталина на этикетке. Это было во времена, когда господин Саакашвили еще сидел в американском университете за партой. Тогда портреты главного грузина всех времен и народов висели в любом тбилисском магазине и вообще им украшали все, что только можно.

Вино под этой этикеткой было лучшим, что мне доводилось пробовать (кроме дедового, конечно). После нескольких глотков этого вина у тебя на руках набухали вены – оно было чистым и сразу же попадало в кровь без остатка. Врачи прописывали его беременным женщинам и глубоким старцам как лекарство. Если перевернуть бутылку, на донышке плавали кусочки виноградных листьев. Ты смотрел на них и видел танцующих грациозных девушек, которые давили этот виноград своими маленькими красивыми ногами и пели красивые длинные песни.

Когда из Грузии приходили автопоезда с этим вином к нашим друзьям, мы сразу брали его ящиков десять, а чего стесняться? Не было тогда лучше подарка. Разве только зеленые бумажки с улыбкой американского президента, но это уже не подарок, а взятка.

Утомленные Мальдивами и Севильями чиновники, в кабинетах которых стоял Луи XIII и кальвадос, потом звонили нам и просили привести ящик, а лучше два…

1_15bef226fe38

А сейчас я смотрел на бутылку грузинского вина на полке российского гипермаркета и радовался. К такому вину никакого хамона или тигровых креветок не нужно. И сыра с плесенью тоже. Это вино крестьян, воинов и царей. К нему нужен хороший кусок свинины, замаринованной с крупного помола черным перцем, репчатым луком и лавровым листом. Нужен сулугуни, соленый бочковой перец, который продается на любом рынке, базилик, кинза и петрушка, горячий лаваш, спелые помидоры и настоящий сацебели. Старые добрые друзья и хорошее место с видом на реку. Остальное – от лукавого.

Понравилась статья? Помоги сайту!
Правмир существует на ваши пожертвования.
Ваша помощь значит, что мы сможем сделать больше!
Любая сумма
Автоплатёж  
Пожертвования осуществляются через платёжный сервис CloudPayments.
Комментарии
Похожие статьи
Судьба Августа

Почему день победы демократических сил не стал в новой России праздником