О вине и презумпции невиновности

О том, каким должен быть суд, и когда человека можно признать виновным в преступлении — протоиерей Александр Ильяшенко.
О вине и презумпции невиновности

Правосознание как взаимное уважение

Несколько лет назад вместе со студентами миссионерского факультета ПСТГУ я побывал в воинской части. Мы беседовали, исповедовали, крестили, служили Литургию и даже давали концерты. Во время исповеди ко мне подошел солдатик и сказал, что ему «шьют» дело. Оказывается, им приказали чистить территорию части от снега. Он толкал лопату перед собой, она налетела на препятствие, он наткнулся на рукоятку и поставил себе на боку синяк. Теперь с целью выявить, не было ли случаев дедовщины, регулярно проводят медосмотры. При таком осмотре у него обнаружили синяк, стали выяснять, откуда он. Он объяснил им причину, а они не верят. Спрашивают у него:

— Может быть, тебя кто-то ударил?

— Нет, никто не ударял.

— Ну, ты вспомни, кто тебя ударил?

— Да нет, сам на рукоятку налетел.

— Ага, ты не хочешь говорить, ты скрываешь! Значит, ты сам затеял драку. Сознавайся, с кем ты дрался!

Можно предположить, что столь настойчивое стремление вскрыть случаи неуставных отношений связано с необходимостью отчитываться перед начальством.

Я посоветовал ему сохранять самообладание, твердо стоять на своем, не говорить ничего лишнего, кратко и четко отвечать только на заданные вопросы, на не заданные — ни в коем случае отвечать не надо. Любая излишняя информация — материал для недобросовестного и пристрастного следствия. К сожалению, я не нашел, чем бы мог еще помочь ему, вскоре мы уехали, и я не знаю, чем эта история закончилась.

Через несколько месяцев мне довелось побывать на некоем мероприятии. На нем присутствовал чиновник высокого ранга из военной прокуратуры. По окончании мероприятия я обратился к нему и рассказал об этом, на мой взгляд, беззаконном случае. Он ответил:

— А может быть, драка и вправду была?

— Но он же совершенно определенно говорит, что налетел на рукоятку.

— Вам говорят одно, нам говорят другое.

— Но людям же надо верить!

— Мы должны знать правду.

— А как же презумпция невиновности?

— А ее надо доказать!

Я на время потерял дар речи, а чиновник, занимающий высокий государственный пост быстро, но важно удалился.

Из поля нашего зрения выпало такое важное понятие, как принцип презумпции невиновности. Я регулярно спрашиваю своих знакомых, имеющих юридическое образование, что это такое, и регулярно получаю неудовлетворительные ответы: «Не знаю», «Мне надо вспомнить, посмотреть в учебнике» и т. п. Так что ответ чиновника военной прокуратуры, конечно, очень яркий, но, к сожалению, достаточно типичный. В наше время утрачено не только представление о презумпции невиновности, но и более широкое понятие — правосознание, которое является весьма значительной составляющей культуры в целом.

О том, что такое по существу правосознание, писал известный русский христианский философ, правовед и публицист И. А. Ильин:

«Правосознание есть умение уважать право и закон, добровольно исполнять свои государственные обязанности и частные обязательства, строить свою жизнь, не совершая преступлений; в основе его лежит чувство собственного духовного достоинства, внутренняя дисциплина воли, взаимное уважение и доверие граждан друг к другу, граждан к власти и власти к гражданам».

Но, к сожалению, приходится признать, что в нашем обществе наличествует крайне низкий уровень правосознания. Современный человек стремится лишь закреплять и расширять свои личные интересы, готов бестрепетно переступать через чужие права, невзирая на закон, заботясь лишь о том, чтобы подешевле с ним договориться и избежать судебного преследования.

Упадок правосознания приводит к страшным последствиям — не только личным, но и социальным, экономическим, политическим, чему мы сами свидетели. Повторяется то, что уже было когда-то в прошлом, о чем говорят грозные слова Священного Писания:

«Земля опустошена вконец и совершенно разграблена… Земля осквернена под живущими на ней, ибо они преступили законы, изменили устав, нарушили вечный завет. За то проклятие поедает землю, и несут наказание живущие на ней… Как сделалась блудницею верная столица, исполненная правосудия! Правда обитала в ней, а теперь — убийцы. Князья твои законопреступники и сообщники воров; все они любят подарки и гоняются за мздою; не защищают сироты, и дело вдовицы не доходит до них». (Исаия 24:3,5,6; 1:21,23).

Эти слова пророка Исаии не нуждаются в комментариях, настолько злободневно они звучат.

Невинность против авторитетов

Размытие нравственных границ, утрата чувства дозволенного и недозволенного в большей или меньшей степени характерно для всех времен и для всех народов. Но важно не только преступление само по себе, важно и то, как оно переживается и изживается. Ярким примером может быть суд ветхозаветного пророка Даниила.

Во времена пророка Даниила были поставлены два старца управлять народом и вершить правосудие. Судьи эти постоянно бывали в доме Иоакима, женатого на прекрасной и добродетельной женщине по имени Сусанна. Сусанна имела обыкновение после полудня прогуливаться в саду своего мужа.

«И видели ее оба старейшины всякий день приходящую и прогуливающуюся, и в них родилась похоть к ней, и извратили ум свой, и уклонили глаза свои, чтобы не смотреть на небо и не вспоминать о праведных судах… вместе назначили время, когда могли бы найти ее одну».

Похотливые старцы притаились в саду и, дождавшись момента, когда Сусанна, думая, что она одна, разделась, чтобы совершить омовение, приблизились к ней и сказали:

«Вот, двери сада заперты и никто нас не видит, и мы имеем похотение к тебе, поэтому согласись с нами и побудь с нами. Если же не так, то мы будем свидетельствовать против тебя, что с тобою был юноша, и ты поэтому отослала от себя служанок твоих. Тогда застонала Сусанна и сказала: тесно мне отовсюду; ибо, если я сделаю это, смерть мне, а если не сделаю, то не избегну от рук ваших. Лучше для меня не сделать этого и впасть в руки ваши, нежели согрешить пред Господом. И закричала Сусанна громким голосом; закричали также и оба старейшины против нее, и один побежал и отворил двери сада. Когда же находившиеся в доме услышали крик в саду, вскочили боковыми дверями, чтобы видеть, что случилось с нею» …

«И было на другой день, когда собрался народ к Иоакиму, мужу ее, пришли и оба старейшины, полные беззаконного умысла против Сусанны, чтобы предать ее смерти. И сказали они перед народом: пошлите за Сусанною, дочерью Хелкия, женою Иоакима. И послали. И пришла она, и родители ее, и дети ее, и все родственники ее. Сусанна была очень нежна и красива лицем, и эти беззаконники приказали открыть лице ее, так как оно было закрыто, чтобы насытиться красотою ее. Родственники же и все, которые смотрели на нее, плакали. А оба старейшины, встав посреди народа, положили руки на голову ее. Она же в слезах смотрела на небо, ибо сердце ее уповало на Господа. И сказали старейшины: когда мы ходили по саду одни, вошла эта с двумя служанками и затворила двери сада, и отослала служанок; и пришел к ней юноша, который скрывался там, и лег с нею. Мы находясь в углу сада и видя такое беззаконие, побежали на них, и увидели их совокупляющимися, и того не могли удержать, потому что он был сильнее нас и, отворив двери, выскочил. Но эту мы схватили и допрашивали: кто был этот юноша? но она не хотела объявить нам. Об этом мы свидетельствуем. И поверило им собрание, как старейшинам народа и судьям, и осудили ее на смерть. Возопила Сусанна громким голосом и сказала: Боже вечный, ведающий сокровенное и знающий все прежде бытия его! Ты знаешь, что они ложно свидетельствовали против меня, и вот, я умираю, не сделав ничего, что эти люди злостно выдумали на меня».

Прервем библейское повествование и представим себе на минуту, что среди народа, собравшегося, чтобы видеть суд над Сусанной, присутствуем мы сами. Мы бы увидели, что два уважаемых старца, два судьи возложили ей на голову руки, что является знаком торжественного и правдивого свидетельства, и говорят, что были очевидцами попрания супружеской верности. Разве кто-нибудь из нас стал бы сомневаться в несомненной правдивости их обвинения? Мы бы видели также, что Сусанна плачет и молится, ну, а что же остается ей делать перед заслуженной казнью? Казалось бы, неизбежность вынесения самого сурового приговора очевидна. Но, к счастью, Господь судит иначе.

«И услышал Господь голос ее. И когда она ведена была на смерть, возбудил Бог святой дух молодого юноши, по имени Даниила, и он закричал громким голосом: чист я от крови ее! Тогда обратился к нему весь народ и сказал: что это за слово, которое ты сказал? Тогда он, став посреди них, сказал: так ли вы неразумны, сыны Израиля, что, не исследовав и не узнав истины, осудили дочь Израиля? Возвратитесь в суд, ибо эти ложно против нее засвидетельствовали. И тотчас весь народ возвратился, и сказали ему старейшины: садись посреди нас и объяви нам, потому что Бог дал тебе старейшинство. И сказал им Даниил: отделите их друг от друга подальше, и я допрошу их.

Когда же они отделены были один от другого, призвал одного из них и сказал ему: состарившийся в злых днях! ныне обнаружились грехи твои, которые ты делал прежде, производя суды неправедные, осуждая невинных и оправдывая виновных, тогда как Господь говорит: „невинного и правого не умерщвляй“. Итак, если ты сию видел, скажи, под каким деревом видел ты их разговаривающими друг с другом? Он сказал: под мастиковым. Даниил сказал: точно, солгал ты на твою голову; ибо вот, Ангел Божий, приняв решение от Бога, рассечет тебя пополам. Удалив его, он приказал привести другого и сказал ему: племя Ханаана, а не Иуды! красота прельстила тебя, и похоть развратила сердце твое. Так поступали вы с дочерями Израиля, и они из страха имели общение с вами; но дочь Иуды не потерпела беззакония вашего. Итак, скажи мне: под каким деревом ты застал их разговаривающими между собою? Он сказал: под зеленым дубом. Даниил сказал ему: точно, солгал ты на твою голову; ибо Ангел Божий с мечом ждет, чтобы рассечь тебя пополам, чтобы истребить вас».

Вновь позволим себе прервать библейское повествование и отметим, что древние люди воспринимали мир целостно и не могли сказать, например: «Я не помню, я не обратил внимания». Очевидно, что мастиковое дерево и зеленый дуб находились в разных местах сада, поэтому явной для всех стала ложь похотливых клятвопреступников.

«Тогда все собрание закричало громким голосом, и благословили Бога, спасающего надеющихся на Него, и восстали на обоих старейшин, потому что Даниил их устами обличил их, что они ложно свидетельствовали; и поступили с ними так, как они злоумыслили против ближнего, по закону Моисееву, и умертвили их; и спасена была в тот день кровь невинная». (Книга пророка Даниила, 13 гл.)

Подчеркнем, что суд пророка Даниила был столь скорым и правым, что совершался гласно, в присутствии всех людей, и поэтому никто не сомневался в преступности старцев. Необходимо отметить еще одну важную особенность: закон был общим для всех, ведь судьи занимали весьма и весьма высокое положение в обществе. Отметим также, что юный тогда Даниил проявил несомненное мужество, ведь если бы он не смог защитить Сусанну, то он бы разделил ее участь.

Возлюбил проклятие — оно и придет на него

В наше время достаточно часто приходится читать, что «обвиняемый полностью признал свою вину». В сталинскую эпоху собственное признание считалось «царицей доказательств». Хочется обратить внимание на то, что пророку Даниилу для того, чтобы установить истину и вынести справедливый приговор, не потребовалось собственное признание старцев. По поводу признания собственной вины у А. С. Пушкина имеются очень интересные мысли, которые он выразил устами Гринева, героя повести «Капитанская дочка»:

«Пытка, в старину, так была укоренена в обычаях судопроизводства, что благодетельный указ, уничтоживший оную, долго оставался безо всякого действия. Думали, что собственное признание преступника необходимо было для его полного обличения, — мысль не только неосновательная, но даже и совершенно противная здравому юридическому смыслу: ибо, если отрицание подсудимого не приемлется в доказательство его невинности, то признание его и того менее должно быть доказательством его виновности. Даже и ныне случается мне слышать старых судей, жалеющих об уничтожении варварского обычая. В наше же время никто не сумневался в необходимости пытки, ни судьи, ни подсудимые».

Беззаконные суды, неправедные судьи, лжесвидетельства, простое человеческое неразумие, несправедливые приговоры, пытки и казни существовали во все времена. В качестве примера мы привели эпизод из жизни пророка Даниила, который не побоялся ни авторитета неправедных судей, ни возможного гнева народа. Но и наша отечественная история сохранила много примеров твердой позиции Церкви по отношению к неправде, даже если она исходит от представителей власти. Приведем один из них:

«Полоцкий князь Константин, прозванный Безруким, собираясь укорить у себя на пиру за что-то своего тиуна, сказал при всех епископу: «Владыко, где будет тиун на том свете?» Епископ Семен отвечал: «Где и князь!» Князь же, рассердившись, говорит епископу: «Тиун неправедно судит, взятки берет, имущество людей с торгов продает, мучит, злое все делает, а я тут при чем?» И говорит епископ: «Если князь хороший, богобоязненный, людей бережет, правду любит, то выбирает тиуна или иным начальником человека доброго и богобоязненного, исполненного страха Божия, разумного, праведного, творящего все по законам Божиим и судить умеющего. Тогда князь — в рай, и тиун — в рай. Если же князь лишен страха Божия, христиан не бережет, сирот не милует и вдовиц не жалеет, то ставит тиуном или начальником человека злого, Бога не боящегося, закона Божия не знающего, судить не умеющего, — только для того, чтобы добывал князю имущество, а людей не щадил. Как взбесившегося человека напустил на людей, вручив ему меч, — так и князь, дав власть злому человеку, губит людей. Тут и князь в ад, и тиун с ним в ад!»

О старцах, которые пытались осудить невинную Сусанну, можно сказать, что они — люди «злые, Бога не боящиеся, закона Божия не знающие». Хотя здесь требуется уточнение: закон Божий они, без сомнения, знали, но не исполняли. И псалмы царя Давида эти старцы, как и все грамотные иудеи, читали неоднократно, и наверняка многие знали наизусть. Приведем отрывок из 108-го псалма, в котором говорится о тех, кто воздает за добро злом, за любовь — ненавистью:

«Поставь над ним нечестивого, и диавол да станет одесную его. Когда будет судиться, да выйдет виновным, и молитва его да будет в грех; да будут дни его кратки, и достоинство его да возьмет другой; дети его да будут сиротами, и жена его — вдовою; да скитаются дети его и нищенствуют, и просят хлеба из развалин своих; да захватит заимодавец все, что есть у него, и чужие да расхитят труд его; да не будет сострадающего ему, да не будет милующего сирот его; да будет потомство его на погибель, и да изгладится имя их в следующем роде; возлюбил проклятие, — оно и придет на него; не восхотел благословения, — оно и удалится от него» (Псалом 108:1–17).

Грозные слова 108 псалма исполнились на этих неправедных судьях, и зло, которое они были готовы причинить Сусанне и ее близким, всей своей тяжестью обрушилось на них самих и на их семьи.

К сожалению, не только наш народ, но и наши современники, живущие в других странах, в массе своей не знакомы ни с ветхозаветной историей, ни с историей своего отечества, ни с православным вероучением, ни с элементарными представлениями о правосудии и о презумпции невиновности.

Так что же такое презумпция невиновности?

О виновности мы поговорили достаточно, теперь мы можем поговорить и о презумпции невиновности. Да, конечно, не все могут ответить на вопрос, что такое презумпция невиновности. Некоторые отвечают так: до тех пор, пока суд не вынес обвинительного приговора, к подсудимому надо относиться, как к невиновному. Это ответ, конечно, правильный, но неполный. Дело в том, что необходимо оговорить условия, которым должен удовлетворять сам суд и судебная процедура.

Исчерпывающее определение этих основополагающих понятий дано в документе, носящем название «Всеобщая декларация прав человека». Всеобщая декларация прав человека была принята резолюцией 217, А (III) Генеральной Ассамблеи ООН от 10 декабря 1948 года. Подчеркнем, что Декларация была провозглашена народами, потрясенными злодеяниями фашизма, как документ, имеющий целью решительно воспрепятствовать возникновению подобных тоталитарных государственных образований и структур.

В преамбуле Декларации говорится, «что признание достоинства, присущего всем членам человеческой семьи, и равных и неотъемлемых прав их является основой свободы, справедливости и всеобщего мира». Далее говорится, «что пренебрежение и презрение к правам человека привели к варварским актам, которые возмущают совесть человечества, и что создание такого мира, в котором люди будут иметь свободу слова и убеждений и будут свободны от страха и нужды, провозглашено как высокое стремление людей».

Составители этого документа отмечают, что «необходимо, чтобы права человека охранялись властью закона в целях обеспечения того, чтобы человек не был вынужден прибегать, в качестве последнего средства, к восстанию против тирании и угнетения».

Приведем две статьи, которые имеют важнейшее значение для защиты реальных прав человека.

«Каждый человек, для определения его прав и обязанностей и для установления обоснованности предъявленного ему уголовного обвинения, имеет право, на основе полного равенства, на то, чтобы его дело было рассмотрено гласно и с соблюдением всех требований справедливости независимым и беспристрастным судом» (Статья 10).

«Каждый человек, обвиняемый в совершении преступления, имеет право считаться невиновным до тех пор, пока его виновность не будет установлена законным порядком путем гласного судебного разбирательства, при котором ему обеспечиваются все возможности для защиты» (Статья 11.1).

Как видим, в обеих статьях говорится о том, что суд должен быть гласным, потому что суд, проходящий за закрытыми дверями, справедливо может быть заподозрен в необъективности, несправедливости и предвзятости. Гласность и открытость суда позволяют каждому рассматривать мотивы действий человека, принимать во внимание цели, которые он перед собой ставит, а не обвинять его в каких-то невозможных преступлениях, исходя не из фактов и реальной действительности, а демонстрируя лишь меру своей испорченности.

Заповедь Божия гласит: «Не произноси ложного свидетельства на ближнего твоего» (Исход 20:16). Сознавая, что недобросовестное свидетельство может разрушительно повлиять на судьбу человека, никто не имеет права ошибаться или малодушно заявлять, что он чего-то не знает. Очень часто мы легко верим плохому и осуждаем, поэтому Декларация ставит непременным условием право обвиняемого на защиту. Римское право, к которому восходят многие современные системы правосудия, говорит: «Выслушай и другую сторону», а поскольку мертвые себя защитить не могут, то римляне добавляли: «О мертвых или хорошо, или ничего».

Вот тогда восторжествует настоящее правосудие, справедливое перед Богом и людьми. Такое правосудие, которое карает человека, преступившего закон, но которого невиновному не надо страшиться.

Как-то раз, беседуя на тему о презумпции невиновности, изложив указанные статьи, я заметил, что великие судебные реформы в России в XIX веке проходили под лозунгом: «Суд правый, скорый и милостивый». В ответ я услышал недоуменный вопрос: «А разве такой суд бывает?» Хочется выразить уверенность, что такой суд бывает не как мечта или перевернутая страница истории, а как реальная, живая и современная нам действительность.

Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.
Похожие статьи
Вынесен приговор Максиму Хохлову, обвиненному в краже телефона за 5 тысяч рублей

Несмотря на отсутствие претензий у потерпевшего, Максима приговорили к году и трем месяцам колонии

Лидер «Христианского государства» был осужден за убийство соседки и разбой

В мае 2003 года Красноярский краевой суд приговорил Калинина к 8,5 годам колонии строгого режима

Дорогие друзья!

Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: