Проигранная партия и нарушенный закон

|

Думаю, пережитое за эти длинные бессонные сутки надо будет описать поподробнее. Сейчас – лишь кратко.

Я был наблюдателем от ПравМира на участке, находившимся в спортивном зале старой школы на когда-то рабочей окраине послевоенной Москвы, теперь уже переставшей быть окраиной и ощутимо «придвинувшейся» к центру….

Заранее ознакомился со статистикой – две с лишним тысячи избирателей, на декабрьских выборах в ГосДуму партия «Единая Россия» набрала на этом участке 70 с лишним процентов голосов.

Приехал к 7-30. Председатель комиссии – статный мужчина лет 60ти, внешне напоминающий прораба на стройке. Комиссия – в основном женщины лет 50ти и старше, несколько мужчин средних лет. Наблюдателями вместе со мной были молчаливая дама из ЛДПР и хмурого вида молодой человек от КПРФ, ни у одного из них законов и других документов о порядке проведения выборов не оказалось.

Мои документы были восприняты комиссией доброжелательно. В 8 участок открылся и пошли голосующие жители. Как минимум, половина из них были людьми пенсионного возраста, были даже очень-очень пожилые люди, наверняка, выходящие из дома крайне редко. Приходили и семьи с детьми. Тем, кто голосовал в первый раз, выдавали небольшие подарки – флеш-карты, а когда они закончились, Председатель купил для этих целей шоколадок… Многие искали глазами камеры видеофиксации и приветствовали через них невидимых друзей…

Вообще, все дальнейшее голосование шло хорошо, без претензий наблюдателей к комиссии и комиссии к наблюдателям. Никаких «доп.списков», нарушений, очередей, подозрительных открепительных талонов и т.д.

Доброжелательно-простоватый балагур Председатель, усердная комиссия, работающие камеры, время от времени заходящие представители различных мобильных групп наблюдателей, явка избирателей – ок. 56%, никаких препятствий для наблюдения – ничто не предвещало проблем. Но они начались поздно вечером, когда участок закрылся.

Сначала одна дама-наблюдатель быстро собралась и не попрощавшись ушла, затем и парень от КПРФ стал куда-то пропадать. В самый сложный момент он тоже растворился, и я остался один на один с комиссией.

Перед подсчетом голосов я предупредил Председателя, что пересчитывать бюллетени надо отдельно по каждому кандидату, с объявлением результатов, что это принципиально.
«Да все будет хорошо!» – уклончиво ответил председатель.

Однако, когда начался подсчет – все пошло совсем по другому сценарию. Пересчитывать стали параллельно, без всякого объяснения и перекладывания листков, а считая «по корешкам». Члены комиссии работали тихо, что-то подсчитывая и записывая на бумажки. Когда я попросил, чтобы все было видно, Председатель изменился в лице – он стал доказывать, что я могу наблюдать только издали, но на мои замечании о том, что оттуда ничего не видно, ответить ему было нечего, кроме того, что «ну я же предупреждал»… Я показывал Председателю строчки закона о том, что все должно быть гласно. Члены комиссии стали вслух жаловаться, что я им мешаю, что люди устали, что я вообще не наблюдатель и не имею права «участвовать в подсчете», хотя я просто хотел ни говоря ни слова видеть их действия. Никаких результатов оглашено так и не было.

Я начал звонить на разные горячие линии, сообщать о нарушениях…

За время, пока мы препирались с Председателем и еще одной дамой из комиссии, они могли бы вполне пересчитать в соответствии с законом эти несчастные поданные 1234 бюллетеня (красивое число, легко запомнилось)… Но я – лишь представитель прессы и вроде бы не мог настаивать на пересчете…

Присутствовавший милиционер не вмешивался; все понимали, что удалить меня не могут, но и слушать не хотели.

В результате, я понял (уж правильно или нет – не знаю), что повлиять на ситуацию я вроде не могу, те, кто на телефоне – не помогут, а вокруг – никого, кто поддержал бы… Даже Председатель подобрел, увидев, что мне некуда деваться. Я просто стал ждать протокола. Если бы удалось его получить сразу в полвторого ночи – я бы немедленно поехал в Территориальную избирательную комиссию (ТИК) и там история могла продолжиться.

Но тут… волшебникам приходят на помощь технические устройства. В данном случае это была система проверки и распечатки протоколов. Она как будто специально была создана для того, чтобы выкурить всех наблюдателей (или это не везде, а только у нас было?). Долгих 3 часа – с часу тридцати до четырех–тридцати ждал я протокола. Комиссия пошла пить и закусывать в комнатку при физкультурном зале, председатель даже меня пытался пригласить – и хватало же сил и желания у этих немолодых женщин и мужчин есть и пить среди ночи после 20 часов непрерывного напряжения… Когда в полпятого я получил протокол, сил ехать в ТИК уже не было.

Были ли подтасовки при подсчете? Прямых доказательств этого у меня нет. Правда, когда я смотрю на фотографии пачек бюллетеней, разложенных на столе, полученные цифры кажутся несколько не соответствующими толщине пачек. Судите сами – если смотреть по подсчету, то самая большая пачка (она на фото справа) в 2 раза превышает все остальные, вместе взятые, а пачка под названием «Зюганов» почти вдвое больше пачки под названием «Прохоров».

Можно констатировать, что в результате незаконного подсчета за «кандидата №5» было насчитано 63% голосов. Хотя на еще одном участке, расположенном в той же школе этажом выше (там были наблюдатели ото всех кандидатов, т.е. 5 чел. И подсчет велся по закону) – 46%.

Но теперь, когда я читаю заявления официальных лиц, что все было по правилам, когда читаю поздравления избранному Президенту от духовных и светских лидеров, то грустно вздыхаю – ведь на моем маленьком примере я увидел, что стоит за этим результатом…

Итак, закон о выборах Президента был грубо нарушен и я не смог это предотвратить. Партию с нарушителями закона я проиграл. Однако… Подсчет голосов проходил прямо под камерой видеофиксации – на ней все должно было быть прекрасно видно! Почему члены УИКа этого не стеснялись – для меня пока загадка. Но если запись не удалена и не испорчена – значит осталось доказательство. И сегодня, 6 марта, в 9 часов утра я был уже у двери кабинета Председателя ТИК…

Продолжение следует…

Читайте также:

Россия с Путиным

Царство кесаря

Поскольку вы здесь…

… у нас есть небольшая просьба. Все больше людей читают портал "Православие и мир", но средств для работы редакции очень мало. В отличие от многих СМИ, мы не делаем платную подписку. Мы убеждены в том, что проповедовать Христа за деньги нельзя.

Но. Правмир — это ежедневные статьи, собственная новостная служба, это еженедельная стенгазета для храмов, это лекторий, собственные фото и видео, это редакторы, корректоры, хостинг и серверы, это ЧЕТЫРЕ издания Pravmir.ru, Neinvalid.ru, Matrony.ru, Pravmir.com. Так что вы можете понять, почему мы просим вашей помощи.

Например, 50 рублей в месяц – это много или мало? Чашка кофе? Для семейного бюджета – немного. Для Правмира – много.

Если каждый, кто читает Правмир, подпишется на 50 руб. в месяц, то сделает огромный вклад в возможность нести слово о Христе, о православии, о смысле и жизни, о семье и обществе.

Похожие статьи
Владимир Путин: Почти вся Сирия освобождена от террористов

Об этом президент заявил на встрече с главами делегаций поместных Церквей

Синод отметил вклад Владимира Путина в защиту нравственных ценностей

Священный Синод направил поздравительную телеграмму президенту в связи с 65-летием

Дорогие друзья!

Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: