Пророчества о Татьянинском храме, отношения с КГБ и другие воспоминания о протопресвитере Виталии Боровом

Сегодня исполняется сто лет со дня рождения протопресвитера Виталия Борового. Рукоположение спасло его от конфликтов со СМЕРШ, а священничество стало делом всей жизни. Профессор, доктор богословия, который плакал, когда рассказывал о падении Византии, протопресвитер Виталий Боровой был близок и высоким церковным деятелям и простым прихожанам. Он консультировал Святейшего Патриарха Кирилла и Патриарха Алексия II, первым после прекращения советских гонений представлял Русскую Церковь за рубежом. Об удивительном проповеднике и своем друге рассказывает протоиерей Анатолий Фролов.

– Отец Виталий рассказывал о себе, что он мог родиться американцем. Его отец уехал на заработки в Америку, за ним отправилась беременная мать, но ее по какой-то причине развернули на границе.

Протоиерей Анатолий Фролов

Протоиерей Анатолий Фролов

Жили они бедно, отец Виталий был пастушком, в селе, где была польская начальная школа. Мальчишкой отец Виталий зачитывался книжками, и стадо у него разбегалось, за что его неоднократно били.

Отчаявшаяся мать, ее звали Христина, повела его к священнику, и тот посоветовал отдать «Витьку» (так мама его называла) в Виленскую семинарию, где было бесплатное обучение и предрешило его судьбу. В последующем отец Виталий закончил Богословский факультет Варшавского университета.

Рукоположение

Священником Виталий Боровой быть не собирался. В годы войны отец Виталий оказался в Минске епархиальным секретарем. Во время оккупации в епархии были открыты в Белоруссии множество храмов, чему отец Виталий очень радовался.

Отцу Виталию пришлось иметь дело со СМЕРШем, как пособнику оккупантов. Его вынуждали оговорить себя, угрожая расстрелом. Спас отца Виталия прибывший с советскими войсками архиерей Василий (Ратмиров), которому он сдал епархиальные дела. Ратмиров сказал, что отца Виталия может спасти только согласие на рукоположение, потому что священники в то время для народа были как «скорая помощь».

Рукоположение спасло его и священничество стало делом его жизни.

Отца Виталия направили в Гомель. В Гомеле он имел большую популярность. Во-первых, он мечтал быть профессором, а оказался среди простого народа. Во-вторых, он относился к своему служению достойным образом, проповедовал в нелегкое время, в годы войны.

Отцу Виталию нужно было утешать людей в тех скорбях, которые были тогда: разруха, голод. К нему стали приходить люди. Даже не ради богослужения! Приходили слушать его, отца Виталия.

В древности было положено по уставу читать Евангелие и только потом проповедовать, отец Виталий так и делал. Стоило ему только заметить, что люди приходят ради его проповеди, как он стал иногда проповедовать после отпуста, как сейчас это и принято. Так он чередовал порядок проповеди, и люди стояли всю службу.

Советская власть

Советской власти его популярность не нравилась, протопресвитера Виталия перевели в другой приход. Служение протопресвитера Виталия Борового выпало на сложные годы богоборчества и государственного контроля. Он достойно прошел через эти испытания. Помогала вера, живая, настоящая, искренняя вера. Отец Виталий был человеком недюжинного ума и хорошим аналитиком. Он понимал, какие последствия будут у любого сказанного им слова.

Появилась возможность открыть семинарию. Отцу Виталию предложили быть там инспектором. (В 2015 году там же открыли мемориальную доску в память о нем, была проведена единственная конференция его памяти). Было холодное, голодное время, 1946 год, и отец Виталий много трудов положил на создание семинарии и, по сути, хотя не был ректором, выполнял его роль.

Он был не просто начитанным, а настоящим ученым, собирал уникальную библиотеку. Все книги покупал на свои средства. Студенты любили удивительного рассказчика и человека, требовательного к знаниям.

Наука

Протопресвитер Виталий Боровой

Протопресвитер Виталий Боровой

Отец Виталий любил и изучал византологию.

Мне как студенту Академии в свое время очень повезло. В 1976–77 учебном году отец Виталий Боровой заболел и поэтому не ездил в международные командировки. Тот год он посвятил преподаванию в Академии и полностью прочитал нам курс лекций по Византологии.

Сказать, что я был потрясен – мало. Это было удивительно, захватывающе. Лучшего лектора я не слышал никогда. Отец Виталий смог донести до нас свою огромную любовь к Византии и ее истории. У него был дар. Он держал аудиторию в напряжении в течение всей лекции. Блестящий лектор, блестящее, глубокое владение материалом. У меня до сих пор хранится рукописный конспект его лекций.

Помню, как на последней лекции, рассказывая о падении Константинополя, отец Виталий заплакал.

Он сделал паузу и сказал: «Простите, я плохо спал этой ночью». Мы подумали, что это уникальный случай, но оказалось (мне потом об этом рассказали), что о. Виталий плакал всякий раз, когда говорил о гибели Византии. Настолько глубоко он переживал эту трагедию. Я благодарен Богу за то, что прошел эту школу горения и любви к Византии», – писал о нем протоиерей Сергий Правдолюбов.

Протоиерей Сергий Правдолюбов также упоминал, что отец Виталий всегда плакал, когда говорил о падении Византии, так неравнодушно он относился к Византологии. Все исторические события он пропускал через себя.

Экуменизм?

Протопресвитер Виталий был одним из первых представителей Всемирного Совета Церквей на Западе. Ему доверяли. Группу тогда сопровождал сотрудник КГБ, в Совете по делам религии группу проинструктировали, что говорить, что просить, что спрашивать.

Вся миссия должна быть направлена на мир во всем мире, этим занималась Церковь в период гонений на международной арене. Отец Виталий же добивался уважения Церкви со стороны Запада и имел личные отношения с некоторыми представителями из-за рубежа во Всемирном Совете Церквей. Благодаря ему все знали, что происходило в те годы с Церковью внутри страны.

Протопресвитер Виталий Боровой

Протопресвитер Виталий Боровой

Сейчас часто можно услышать, что отец Виталий был экуменистом. Он был глубоко православным человеком, всегда принимал международное представительство Русской Православной Церкви, как свидетельство православия протестантам и всегда об этом говорил. Отец Виталий не раз упоминал, что наша цель – это свидетельство. Ему удалось свидетельствовать! Это не значит, что все, кому он проповедовал, стали веровать так. Но он был услышан.

С отцом Виталием я познакомился в 1976-м году, у меня тогда еще не было верующих друзей. В Елоховский собор я начал ходить в 1970-м году, а отца Виталия впервые увидел, спустя шесть лет. Увидел и услышал как проповедника. Он служил поздние литургии как настоятель Патриаршего собора. Меня поразила его неординарность и эмоциональность, он говорил очень живо: жестикулировал, иногда повышал голос, иногда переходил на шепот, даже ходил по амвону. Все слушали отца Виталия очень внимательно.

Проповеди отца Виталия были необычны тем, что он говорил не отвлеченно о событиях давно минувших дней, не языком 18-19 века, а обычным современным языком, понятным всем, да еще и с белорусским акцентом. Говорил о событиях так, как будто он был их участником или знал это по рассказам очевидцев. При этом прослеживалась связь с современностью или он сам делал вывод и заключение, как мы должны воспринимать Евангельские события в наше время.

Таким образом, вера наполнялась смыслом и одухотворялась, праздник превращался в радость, наполненную жизнью и призывом к духовному и практическому действию.

Я нашел друзей и среди прихожан собора, и мы решили записывать проповеди. Тогда у меня был магнитофон «Весна», величиной с дипломат. Микрофоны тоже были большие, всё это было видно. Отец Виталий еще не очень хорошо меня знал, но я не скрывал, что веду запись, всегда был в первых рядах. Отец Виталий продолжал говорить все, что думает.

В проповедях отец Виталий давал советы, как поступить, чтобы остаться со Христом, призывал нас быть свидетелями Христа в этом мире.

Его проповеди были похожи на лекции, нам открывался другой мир и знания, потому что духовных книг тогда практически не было.

В 1983 году нами была издана книга «Проповеди протопресвитера Виталия Борового» в самиздате, в машинописном варианте. В последующем была издана книга с добавлением других проповедей «Быть свидетелями Христа» издания Свято-Сергиевского Братства, Москва 2006 год.

Пророчества

Протопресвитер Виталий Боровой

Протопресвитер Виталий Боровой

В своих проповедях отец Виталий пророчествовал. Я помню проповедь, произнесенную отцом Виталием на всенощном бдении в память мученицы Татианы, это примерно 1977-78-й год. Мы тогда были молодыми студентами. Отец Виталий произнес очень интересную проповедь, рассказал, кем была мученица Татьяна, упомянул, что она была диакониссой, объяснил, что такое диакония в наше время…

Потом отец Виталий перешел к современной истории нашей Церкви: сказал, что был храм святой мученицы Татианы в Москве, храм был университетским, профессура, студенты в день памяти мученицы Татианы собирались для молитвы.

Неожиданно он перешел к тому, что придет то время, причем отец Виталий с воззванием это сказал, когда будет восстановлен храм святой мученицы Татианы, а молодежь и интеллигенция пойдут в храм.

Мы развели руками, заулыбались, думали: вот это фантазия! Это случилось более, чем за тридцать лет до открытия храма. Пришло то время, о котором говорил отец Виталий.

Было и другое пророчество, которому я не был личным свидетелем, но оно – известный факт. Пророчество, посвященное возвращению иконы Божией Матери Тихвинская. Отец Виталий рассказал, что наша Русская Православная Церковь – молчащая, она не имеет возможности выходить в общество, к людям, но за нее свидетельствует церковное искусство: песнопения, иконы, архитектура храмов. Люди приходят в храм, слушают пение, смотрят на иконы и задумываются.

Он рассказал историю Тихвинской иконы Божьей Матери: как она оказалась на Руси, об изъятии во время войны, о том, как она оказалась в Чикаго в Америке и хранится у священника, настоятеля Троицкого собора отца Сергия… Потом отец Виталий сказал, что будет восстановлен монастырь Тихвинской иконы Божией Матери, и она будет принесена в этот монастырь. Это поразило всех, но вновь прошло тридцать лет, и пророчество сбылось.

«Тогда, когда Богу будет угодно, когда благословит это Сама Пресвятая Дева — что чудотворная икона Божией Матери Тихвинская вернется опять в великую Россию, вернется опять в наново построенный монастырь в Ее честь в городе Тихвине, и там опять засияет солнцем над всей нашей землей. Когда это будет? Конечно, никто не знает, дорогие братья и сестры. Но это будет! И тогда наши потомки — второе, третье, пятое поколение после нас — опять торжественно, в самом городе Тихвине, у иконы этой в новом монастыре скажут: «Днесь, яко солнце пресветлое, возсия нам на воздусе всечестная икона Твоя, Владычице, лучами милости мир просвещающи, юже великая Россия, — новая, обновленная, верующая Россия! — яко некий дар Божественный, свыше благоговейне восприимши, прославляет Тя, Богомати, всех Владычицу, и от Тебе рождшагося Христа Бога нашего величает радостно» – (Прим.ред. – Фрагмент проповеди 08.07.1977 г.)

Встреча чудотворной Тихвинский иконы на Соборной площади Тихвина

Возрождение Церкви

Протопресвитер Виталий всегда думал о возрождении Православной Церкви в России

«Как говорил Христос: не может дерево вырасти, если семя раньше не падает в землю и не умрет (Ин 12:24). И оттуда, из этого мертвого как будто бы зерна вырастет новое дерево, новая жизнь. Так и мы, дорогие братья и сестры, мы, святая Русская православная церковь в нашей стране, мы, верующие, может быть, и являемся тем семенем, которое пойдет в землю, но из этого семени вырастает новое дерево, могущественное дерево, новая Русская православная церковь, славнал, сильная не вниманием человека, не властью, а сильная верой, сильная святостью, сильная благодатью Божией.

Вот это, дорогие братья и сестры, приходило мне на ум, когда я молился у Гроба Господня, когда я прикасался на святой Голгофе к тому месту, где стоял крест Господень, когда я преклонил свои колени и облобызал Камень Помазания, на котором помазали Тело Христово, когда я прославлял Его Воскресение. Там я молился за Русскую церковь, за всех нас в надежде и вере, в той вере, которая должна быть у каждого из нас, что нам, может быть, и надо умаляться. Но это не напрасное, не к смерти умаление, а умаление к новой жизни с тем, чтобы прославилось наново, блистательно, великолепно всесвятое имя Господа Иисуса, Ему же слава во веки веков. Аминь». – (Прим.ред. – Фрагмент проповеди 06.05.1978 г.)

Слушать об умалении Церкви маститым протоиереям, архимандритам было, конечно, необычно. Отец Виталий говорил о том, что мы – навоз, но без навоза не вырастишь урожая, что придет время, когда будут хвалить Церковь, а про нас даже не вспомнят. Но это время пришло. Пришло еще при нем.

Навещая мой приход (Храм Святителя Тихона, патриарха Всероссийского в городе Клин), отец Виталий отмечал, что таким видит возрождение Церкви: участие детей, молодежи в церковной жизни. Он видел наши летние лагеря, молодежный хор, его это вдохновляло и радовало.

Конечно, не все отцу Виталию нравилось в церковной жизни. Он считал, что катехизации недостаточно, что Церковь недостаточно активна в плане работы с народом, в обществе. Это происходило в 90-е годы, Церковь тогда еще только вставала на ноги после советских гонений.

Часто рассказывал отец Виталий и о его встречах с владыкой Никодимом (Ротовым). Владыка Никодим учился у него, а потом стал его руководителем. При владыке Никодиме Русская Православная Церковь должна была участвовать во втором Ватиканском Соборе. Решение отправить в составе делегации отца Виталия принималось на уровне политбюро ЦК, об этом мне рассказывал отец Виталий.

Католическая Церковь имела огромное влияние в мире, важно было знать, какое направление она выберет. Отцу Виталию тогда предложили все стенографировать и отправлять в Москву, но он категорически отказался! На Ватиканском соборе он внимательно всё слушал, вечером диктовал референту записи и тот передавал их в консульство.

Владыка Никодим возмутился, что отец Виталий не делал записей – их не оказалось в Совете по делам религии, зато они нашлись в МИДе. Настолько были важны эти наблюдения, выводы для нашего государства. Святейший Патриарх Кирилл и Патриарх Алексий II обращались к отцу Виталию за консультациями. Их ранг, конечно, был гораздо выше, и чувствовать себя просто учениками отца Виталия они не могли. Но советовались с ним часто. Отец Виталий рассказывал о разработке статей для них, помогал писать выступления.

Наследие

Наследие протопресвитера Виталия Борового еще предстоит изучать. Сам он говорил: «Я мемуары писать не хочу». Я подарил ему простенький компьютер в виде пишущей машинки, но он так и не научился на нем работать. Дважды дарил ему диктофон, он иногда пытался записывать, но так сам ничего и не записал. К счастью, отца Виталия записывали люди в его окружении. Многие записи еще не расшифрованы.

Почему отец Виталий не хотел писать мемуары? Он говорил, что необходимо объективное расследование того, что происходило в Православной Церкви в годы гонений, что должны быть открыты архивы КГБ. Отец Виталий мечтал об этом, но, к сожалению, он так и не смог ничего сделать, здоровье его ухудшалось, условия жизни были тяжелыми. Он жил со своей матушкой Галиной Валентиновной, которая была ему предана до конца своих дней. Они жили вдвоем, когда я приходил к ним в гости, я видел, что вся квартира до потолка завалена книгами! У него была огромная библиотека. Книги были и в его кабинете в Отделе Внешних Церковных Связей. Он дорожил ими.

Отец Виталий был настоящим богословом, мечтал о возрождении Русской Церкви, и, конечно, хотел, чтобы наследие богословов, философов в Русской Православной Церкви изучалось. Изучалось, чтобы видеть будущее нашей Церкви, свидетельство Церкви в обществе, чтобы мы не пришли к обществу потребления, к которому сейчас идем так усиленно».

7 фактов про протопресвитера Виталия Борового:

1. Мечтал стать профессором, а не священником, рукоположился, чтобы избежать расстрела.

2. Стал одним из первых представителей Всемирного Совета Церквей на Западе.

3. Предсказал открытие храма мученицы Татианы при МГУ и возвращение Тихвинской иконы Божьей Матери.

4. Святейший Патриарх Кирилл и Патриарх Алексий II обращались к отцу Виталию за консультациями.

5. Решение о включении отца Виталия в состав делегации на Ватиканский Собор принималось на уровне политбюро ЦК, а он отказался стенографировать с заседаний Собора.

6. Был свидетелем возрождения Церкви после гонений, но не хотел писать мемуары.

7. Весь дом протопресвитера Виталия Борового от пола до потолка был полон книгами.

Поскольку вы здесь…

… у нас есть небольшая просьба. Все больше людей читают портал "Православие и мир", но средств для работы редакции очень мало. В отличие от многих СМИ, мы не делаем платную подписку. Мы убеждены в том, что проповедовать Христа за деньги нельзя.

Но. Правмир это ежедневные статьи, собственная новостная служба, это еженедельная стенгазета для храмов, это лекторий, собственные фото и видео, это редакторы, корректоры, хостинг и серверы, это ЧЕТЫРЕ издания Pravmir.ru, Neinvalid.ru, Matrony.ru, Pravmir.com. Так что вы можете понять, почему мы просим вашей помощи.

Например, 50 рублей в месяц – это много или мало? Чашка кофе? Для семейного бюджета – немного. Для Правмира – много.

Если каждый, кто читает Правмир, подпишется на 50 руб. в месяц, то сделает огромный вклад в возможность о семье и обществе.

Похожие статьи
Дорогие друзья!

Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: