Просто нормальные настоящие люди

Читайте также: Как священники спасли выживших пассажиров разбившегося самолета

Эфир не состоялся

Протоиерей Андрей Верещагин, священник Григорий Михневич и Александр Писный были приглашены вместе с другими участниками трагических событий ночи на 21 июня в Москву  на съемку специального выпуска передачи об авиакатастрофе в Петрозаводске. Но приглашенным не сказали, что снимать будут ток-шоу, несмотря на прямо заданный вопрос о формате программы. Спасавших, родственников погибших и пострадавших поместили в разные гримерки, но им удалось встретиться еще до эфира. Отец Андрей, отец Григорий и ряд других участников, возмущенные тем, что их заманили на съемку обманом, отказались сниматься в ток-шоу.

Мы стали свидетелями фрагмента разговора священников и одного из продюсеров канала.

– Чем вам не нравится эта программа? Есть хорошие, совсем не скандальные выпуски!

– Предположим, Вы берете в банке три кредита и два из них не отдаете, – объясняет отец Григорий. – Разве Вам кто-нибудь даст четвертый? Или Вы тоже будете объяснять: «Ну, один-то кредит я отдал!?

– Мы не хотели никакого скандала! – спорит продюсер. – У нас аудитория 30 миллионов. Всем нравится эта передача – это о чем-то говорит.

На что отец Григорий ответил:

– И у порнографических фильмов и журналов огромные бюджеты, но это не значит, что их надо покупать, смотреть и читать.

Мы догнали отцов и Александра на выходе из Останкино.

– Почему вы не стали участвовать? – спросили мы отца Андрея и отца Григория.

 

 

Священник Григорий Михневич

– Нас всех обманом заманили на эту передачу. Там были ребята, родственники одной выжившей девушки, которую сегодня должны оперировать. Они должны были находиться с ней, но им представили информацию в совершенно искаженном виде: будто бы их ожидают в Москве те, кто спасал их родственницу, и другой возможности встретиться с ними не будет.

Тем же, кто спасал, объяснили обратное – что их ждут родственники для того, чтобы поблагодарить. Естественно, когда они узнали, что их позвали на развлекательное ток-шоу, они были возмущены. Очень многие участники ушли с нами.

Причем, я специально спрашивал, когда с нами договаривались о приезде, на какую программу нас зовут. Если бы мы знали, какая передача, мы бы не поехали.

Мы встречались сейчас с главным редактором и ведущим — они прекрасно поняли нашу точку зрения, выслушали нас и принесли извинения. Речь идет не о нашем каком-то презрении к людям, речь идет о формате именно этой программы.

Воистину говорят: если ты один раз обжегся на молоке, будешь на воду дуть. Это моя гражданская позиция, а вовсе не позиция Церкви. Там, на пожаре, я действовал как гражданин России, а не как священник.

В итоге этот диалог закончился тем, что господин продюсер оскорбил и священников, и правящего архиерея, заявив, что у нас нет ни чести, ни достоинства и что наши слова расходятся с делами…

Больше священники не хотели касаться этой темы.

Человеку не дают медаль за то, что он дышит

 

Прошло несколько дней с момента катастрофы, эмоции немного улеглись, стало возможно в спокойном состоянии окинуть взглядом происшедшее. Отец Андрей согласился восстановить события ночи на 21 июня.

Протоиерей Андрей Верещагин

– Отец Андрей, расскажите, пожалуйста, как все происходило? Кто участвовал в спасении людей?

– Кто обычно в таких ситуациях на помощь бежит — те, кто рядом живут. Валера Минин с сыном. Саша, наш спутник — он после инсульта не говорит и не пишет, он все запомнил лучше всех, но рассказать не может.

Мы приехали на место происшествия, еще пяти минут не прошло, и видим — Саня с Валерой уже кого-то тащат. И тут люди помогают, и тут… Женщина кричит: «Люди! Давайте ко мне в машину! Я повезу в Петрозаводск!» Первого пострадавшего в город доставили уже через пять минут.

Конечно, были люди, которые просто физически и психологически не смогли помочь. У всех по-разному устроена психика, не все могут выдержать: например, вот лежит человек, разорванный на две части. Были кое-кто, кому плохо становилось, разворачивались и убегали. Их нельзя винить в том, что они не оказывали помощь.

– А как быстро приехала первая помощь?

– Не могу сказать. В такой момент не думаешь о времени…

Валерий Минин, Толя Минин и о.Григорий Михневич после награждения

– Не возникало мысли, что это какая-то чудовищная несправедливость, непонятно зачем попущенная Богом?

– Нас сейчас часто спрашивают, почему Бог такое допустил. А мы не думали об этом, мы просто помогали. В такой ситуации задумываться о смысле — это искушение.

В Евангелии от Луки точно такой же вопрос задают Христу: Пилат смешал кровь иудеев в Галилее вместе с жертвоприношениями, как Ты на это смотришь? А Он не стал об этом говорить. Давайте переведем Его ответ на современный язык. «Произошла техногенная катастрофа: Силоамская башня упала и придавила восемнадцать человек. Они были не более грешные, чем вы. Но если и вы, увидев такое предупреждение, не покаетесь, то и с вами будет то же самое». К евангельским словам добавить нечего.

– Всех, кто помогал на месте происшествия, официально наградили – 11 самоотверженных людей…

– Наградили, и слава Богу, не стоит заострять на этом внимание. Все мы поступили совершенно естественно. Все мы живем, дышим, не станут же давать человеку медаль за то, что он хорошо дышит, верно? И шоу из этого делать не надо.

Если мы живем по Евангелию, а не по понятиям мира сего, у нас левая рука не должна знать, что делает правая, не труби перед собой о своих делах.

Немногословно, да и что еще сказать? Еще труднее оказалось уговорить отцов рассказать о себе.

Отец Андрей – профессиональный спортсмен, был тренером по ушу и закончил Музыкальный колледж им. Скрябина. Теперь все правила здорового спортивного образа жизни передает местным мальчишкам. Отец Андрей согласился немного рассказать о приходе.

Хотите духовный совет – приходите в храм!

 

– Ваш приход помогает многим, ведется большая социальная работа?

– Да, уже пять лет по благословению архиепископа Мануила.  Окормляем детей-отказничков, престарелых людей, бездомных, заключенных. Чем можем, помогаем. К сожалению, людей не хватает, священников тоже мало. Наши прихожане, молодые люди, добровольцы, сами ходят и в больницы и в дом престарелых, других людей привлекают на помощь.

Карельские священники после футбольного матча, организованного для мальчиков из с.Колодозеро. Фото: http://sirotinka.ru/ravnovesie/3280.html

Отец Григорий в доме престарелых занимается со стариками. С ним есть небольшая команда добровольцев —  девочки. Они старичкам и в быту помогут, и приготовят к какому-то Таинству, и с Днем рождения поздравят, и просто с бабушкой посидят, поговорят…

Другие отцы в детскую больницу ходят, в роддом, в СИЗО.

Два наших священника занимаются заключенными: отец Николай посещает тюрьму, отец Андрей – колонию строгого режима. Он там окормляет людей и служит в храме. Тюрьма — очень сложное служение, несвобода, там свои, очень жесткие правила.

Слава Богу, те направления, за которые взялись, удается поддерживать.

– У Вас, наверное, при такой активной работе и сайт активный?

– Еще год назад я активно поддерживал сайт по социальной работе. Приходилось отслеживать всю информацию, много ковыряться на других сайтах, естественно, мониторинг проводить. Потом, к сожалению, его взломали.

А год назад я уехал жить в деревню, выкинул телевизор и теперь наслаждаюсь наконец-то тем, чем я должен заниматься – службой Богу.

У каждого должно быть свое дело. Батюшка должен быть батюшкой, администратор сайта — администратором сайта. Я думаю, это будет правильно. В противном случае, ты и не батюшка, хотя носишь рясу, но и в то же время не администратор, потому что  ты разрываешься между разными видами своей деятельности.

– Но ведь в интернете можно очень успешно вести просветительскую деятельность…

– Занимался. Долго, в течение лет, наверно, пяти. Понял всю бесполезность этого занятия.

Если я буду посвящать просветительской деятельности в интернете много времени, из этого выйдет больше вреда людям, которым действительно нужен совет. На вопросы онлайн часто отвечаю, но кратенько, быстренько, понимая, что интернет-пространство – это не исповедь, не разговор. Я не вижу человека, я не знаю всех обстоятельств его жизни, я не знаю вопросов, которые его беспокоят — у меня нет полноты картины. Разговор в интернете получается в стиле: «Когда марсиане прилетят? – После дождичка в четверг». Это бесполезно и это не поможет, а может только навредить.

Поэтому я перестал тратить время на бесполезные вещи. Хотите серьезного духовного совета — приходите в храм.

– Вы сказали, что живете в деревне. У вас и приход деревенский?

– Нет, мы служим в храме в Петрозаводске. Я просто перебрался в деревенский дом, потому что в квартире тесно. У меня семья из двенадцати человек.

– Десять детей?!

– Нет, с внуками. Уже внуки есть. Живем все вместе.

Большая семья

– Нормальная. Это не много, на самом деле. То есть детей уже хватит, а внуков пусть еще больше будет.

Так мы дошли до метро ВДНХ. Отцы отправились на вокзал, а мы решили сами ехать в Карелию. А священники пообещали, что обязательно нас приютят.

Просто нормальные настоящие люди

 

А на следующий день про отца Григория и отца Андрея нам рассказал публицист и общественный деятель Александр Гезалов. Александр много лет прожил в Петрозаводске и хорошо знаком с участниками событий. Сам он приехал в Петрозаводск на похороны — в катастрофе у его друга погибла жена с двумя детьми.

– Отец Андрей и отец Григорий не только помогали вытаскивать выживших, но и оказывали психологическую помощь родственникам. В их храме было заказано несколько отпеваний, и естественно, они со всеми разговаривали. Очень помогли тестю моего друга, отцу погибшей мамы с двумя детьми. Отец Андрей нашел какие-то слова, и, как поговорил с ним, тестю стало гораздо легче, он почувствовал поддержку. И для моего друга их помощь тоже была большим подспорьем.

– А Вы знаете кого-нибудь еще из спасавших?

Валера Минин — мой сосед по даче. Настоящий мужик — крепкий, пошел на помощь сразу. Я его потом видел, он был в шоке очень длительное время.

Отец Григорий — сирота. Воспитывался в детском доме. Сейчас сам окормляет детский дом и дом престарелых.

Вообще их приход занимается огромной социальной работой. И то, что эти священники обращены к людям, значит, что они и в огонь могут пойти. Они это и сделали.

Я читал, что отец Андрей не смог ответить, когда ему позвонили и попросили дать комментарий. Я знаю его давно. Я бы удивился, если бы он смог давать комментарии. Он очень сердечный, сочувствующий, много для других делающий человек.

У него был такой случай. Пришла мать, чей ребенок лежал в реанимации при смерти, уже весь черный. Родители уже приобрели участок на кладбище. Врачи говорили, что осталось день, может, два. Отец Андрей предложил его крестить. А через какое-то время женщина с этим ребенком к нему приходит в храм и спрашивает, можно ли причастить. И рассказывает: «Как только Вы его покрестили, он стал возвращаться». И их лечащий врач — реаниматолог с 30-летним стажем — (я тоже хорошо его знаю) сказал: «Я впервые такое вижу, чтобы ребенок, у которого ноль шансов, вернулся — фактически с того света».

Кстати, отец Андрей отказался от награды, просто не пришел на вручение.

И это уже не первый случай. Он вообще не любит выделяться. Ему несколько раз вручали награды, и он отказывался ото всех, одну ему прямо насильно отдали. Он все время говорит, что служит людям и Богу, а не ради наград.

Отец Андрей и отец Григорий идут и доказывают делом.

Просто они нормальные настоящие люди.

Читайте также:

Как священники спасли выживших пассажиров разбившегося самолета

Понравилась статья? Помоги сайту!
Правмир существует на ваши пожертвования.
Ваша помощь значит, что мы сможем сделать больше!
Любая сумма
Автоплатёж  
Пожертвования осуществляются через платёжный сервис CloudPayments.
Похожие статьи