Прот. Алексий Уминский: Злодеи не перестанут быть злодеями, пока мы не вспомним, что они – люди

В воскресение, 2 декабря в московском храме Святой Троицы в Хохлах пройдет традиционная благотворительная ярмарка в помощь заключенным. Что представляет из себя эта ярмарка, как возникла идея ее создания и для чего вообще нужно помогать людям, находящимся в местах лишения свободы, рассказывает настоятель храма протоиерей Алексий Уминский.

Как в храме св. Троицы в Хохлах начали помогать тюрьмам

Началось все случайно, само по себе, еще до того, как помощь заключенным, социальная работа стала приходской необходимостью для Москвы.

На адрес нашего храма неожиданно стали поступать письма из колоний. Видимо, люди, находящиеся в местах заключения, иногда смотрят справочники с адресами храмов с тем, чтобы попросить какую-то небольшую помощь в посылках. Так сложилось, что мы стали на эти письма отвечать, какие-то посылки посылать. Адрес нашего храма, отвечающего на письма, стал передаваться между заключенными по какой-то «сарафанной» лагерной почте.

И к какому-то моменту у нас в окормлении оказалось около двадцати колоний, и мужских, и женских из разных регионов страны. Совершенно естественным образом внутри храма сложилась группа прихожан, которые взяли на себя послушание переписываться с заключенными в разных колониях, посылать посылки. А для того, чтобы посылать посылки, нужны были средства. Тогда мы после Литургии стали в храме объявлять прихожанам, что нужно собирать деньги.

Как помогают

В какой-то момент стало понятно, что помощь должна быть адресной, что люди, которые участвуют в ней, хотят делать это как-то более активно, а не просто отдав деньги. И нужно привлекать как можно больше прихожан, чтобы это дело стало не только делом нескольких групп людей, которые пишут письма. Потому что положить 10 или 100 рублей в копилку для заключенных — это хорошее дело, но, тем, ни менее, сердце, на мой взгляд, участвует недостаточно.

Всем хотелось, чтоб идея помощи заключенным коснулась всех по-настоящему и серьезно. Поэтому мы стали придумывать различные формы участия прихожан в организации помощи.

Сначала стали проводить концерты, приуроченные к молебну о заключенных, на которые мы приглашали к нам в храм известных музыкантов, исполнителей. У нас дважды выступал Юлий Ким, именно для того, чтобы собрать деньги для заключенных. Выступал у нас и певец, исполнитель, поэт Алексей Паперный. Выступали и музыканты, исполняющие классические произведения.

А потом мы поняли: необходимо, чтобы к нам приходили наши дети. И тогда появились благотворительные ярмарки, на которые каждый прихожанин может принести не только деньги. Люди (и дети, и взрослые) начали приносить на ярмарку то, что они сделали «своими руками». Сначала кто-то принес собственноручно связанные свитера, шапки, варежки. Потом наши художники стали приносить написанные ими картины. Иконописцы — небольшие иконы.

Среди наших прихожан — известный фотохудожник, журналист Юрий Рост для продажи в помощь заключенным представил свои фотографии. Наши писатели принесли свои книги. Так, Александр Леонидович Дворкин предложил для ярмарки издания своих замечательных книг по истории Церкви. Алексей Лызлов, который переводит с датского Кьеркегора, — свои переводы.

И так у нас сложилась многолетняя традиция проведения ярмарки. Постепенно к ней добавились и аукционные формы. То есть наиболее красивые вещи уходят на аукционе, причем по той цене, которую могут заплатить наиболее состоятельные наши прихожане. Разыгрывается на ярмарке и благотворительная лотерея. Обычно ярмарка не обходится и без концерта.

Потом, когда деньги собраны (мы собираем обычно приличную сумму — около ста тысяч рублей), вещи на них куплены, посылки, сформированные группой прихожан, которые занимаются перепиской с заключенными, почтой отправляются адресатам в места заключения. В ответ они посылают нам письма, благодарят. Хотя бы таким способом мы пытаемся облегчить их существование.

Тюрьмы в России

Тюрьмы, исправительные колонии в России — страшная беда. Это порождения нашей почти вековой государственной тоталитарно-репрессивной системы, которая по сути сегодня почти не изменилась. Те условия, и те принципы, по которым сегодня содержатся заключенные, давно устарели и требуют срочного пересмотра.

Да, многие из тех, кто находится в тюрьмах — настоящие преступники и злодеи. Но они никогда не перестанут быть злодеями, если мы не вспомним, что они — люди. Исправительно-трудовые колонии сегодня совсем не исправительные, поскольку там до минимума сведен процесс гуманизации, выправления человеческого сознания.

Слава Богу, сегодня во многих колониях присутствуют священники и существуют храмы. Но присутствия одного священника как человека, который время от времени приходит совершать Литургию, требы — совершенно недостаточно.

Необходимо посмотреть на опыт Западной Европы, где в тюрьмах (колоний там нет) у заключенных есть возможность получать дистанционно образование, пользоваться библиотеками… Туда приходят волонтеры из благотворительных организаций, чаще всего — католических, которые беседуют с заключенными, показывают им фильмы, поют с ними песни, ставят спектакли. Они начинают с ними дружить. И заключенные видят в этих людях, приходящих из внешнего мира — участие, возможность иной жизни, не той, которая была у них раньше. Наши заключенные такого не видят.

Этот опыт общения нам очень сегодня очень нужен.

Фотографии с ярмарок прошлых лет:

Читайте также:

Для меня тюрьма была во благо…

Испанские тюрьмы: О судьбах, печаловании и перевоспитании

Может ли тюрьма исправить преступника?

Помоги Правмиру
Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!
Пожертвования осуществляются через платёжный сервис CloudPayments.
Похожие статьи
Дорогие друзья!

Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!