Прот. Андрей Ефанов: Когда священник нужен лишь как требоисполнитель

|
25 декабря — память святителя Спиридона Тримифунтского. К этому дню приурочил свои размышления протоиерей Андрей Ефанов.
Прот. Андрей Ефанов: Когда священник нужен лишь как требоисполнитель

Сегодня приходили с просьбой отпеть покойника. Пришлось отказать. Поясню. Живу я не в церковном  доме, а в личном. Не на территории прихода и даже в другой епархии. Так уж получилось, и ничего здесь  не поделать. Раньше помогал престарелому настоятелю с требами, но сейчас его нет на месте и без его  разрешения отпеть покойника не могу. Предложил обратиться к благочинному. Вроде бы как вопрос не стоит выеденного яйца, а тем более — статьи, но есть моменты, которые взволновали. Родственники  покойного чрезвычайно обиделись на меня. Мол, и в Церкви бюрократия, нет человеческого отношения.

Как мог, объяснил, что дело не в бюрократии, что благочинный им обязательно поможет. Но у самого  кошки на душе скребут. Людей этих знаю, покойника — тоже. В храм из них никто не ходит, ходить  не собирается, священник им нужен лишь как требоисполнитель. И в этом совсем не их вина. Мы,  духовенство, прихожане, мы виноваты в том, что в наши храмы идут как в дом быта религиозных услуг.  Мы, священники, готовы за деньги и отпеть, и покрестить, и обвенчать людей невоцерковленных, иногда  даже неверующих. Нам надо платить епархиальные взносы и зарплаты, отапливать и реставрировать  храмы. И ради этого мы торгуем своими услугами и Божией благодатью.

А миряне… сколько раз каждый из нас давал совет невоцерковленному знакомому: «освяти квартиру»,  «вам надо венчаться», «сходи в храм, набери святой воды и окропи дом», «машину надо непременно  освятить». Никто не обратил внимания, что в освященных квартирах чаще разводятся супруги, что святая вода не приводит пользователя данного «гаджета» (если он так к этому относится — как к удобному  приложению в целом безбожной жизни) к Богу, а освященные машины чаще попадают в аварии? А ведь так  это и есть! Слова Писания про демона, который приводит своих товарищей в пустой дом исполняются  на наших глазах.

***

Недавно подвозил одну женщину. Начали, как говорится, про погоду, закончили темой религии. — Патриарх у нас плохой, прежний вот был верующий, не то, что этот.

— Вы знакомы с Патриархом?

— Так ведь по телевизору вижу, какой он человек!

— Вы обладаете даром видеть внутренний мир человека?

— Так ведь и так все понятно!

— Как же может Вам быть все понятно, если Вы ничего, кроме кратких телевыступлений, о человеке  не знаете? А сами Вы в храм ходите?

В ответ — молчание. Впрочем, вопрос был задан для того, чтобы прекратить бесплодную беседу. Внешний  вид и поведение безошибочно говорили, что попутчица — не завсегдатай храма. Есть такой тип людей,  в которых не ошибешься.

***

Беседуем с очень хорошим священником. Человеком нравственным, правильным, порядочным. Я — о том,  что нельзя совершать требы за деньги. Он соглашается, что это неправильно, но говорит, что нам  не переломить традицию. Предлагает установить единые цены в благочинии, а лучше — по всей епархии,  чтобы не было причин обвинять духовенство в стремлении к наживе. Понимаю его доводы, он здраво  смотрит на вещи.

Я — безудержный идеалист, оторванный от жизни, все мое существо противится продаже религиозных  услуг. Решаем перенести этот вопрос на собрание духовенства. Там я проиграю, буду не в меньшинстве,  а в одиночестве. Не в первый раз…

***

2004 год. Праздничное застолье. Во главе трапезы — седовласый, умудренный опытом архиепископ. Я — молодой священник, говорю архиерею (не без доли тщеславия и гордыни), что не могу брать деньги  за требы. Архиепископ кратко и по существу: «ну и дурак!»

***

Кто прав, опытный епископ, добрый пастырь-реалист, тысячи священников и миллионы мирян, которые  считают, что совершение треб за деньги это нормально, или те немногие, которые солидарны со мной,  неисправимым мечтателем, считающим, что единственное, что можно подарить нецерковному человеку  благодатного — помолиться о нем или вместе с ним, остальное же — освятить, отпеть, крестить или  венчать допустимо лишь после воцерковления этого человека? Жизнь покажет. Пока же я вижу пустые храмы, «передайте денежку на записку», «поставьте за меня свечечку, вот Вам десять рублей»  и «почему Вы не можете отпеть покойника, раз нет настоятеля, мы же заплатим».

Деньги мне нужны, но не такой ценой. Апостолы собирали пожертвования, но отвергли золото Симона- волхва. Я не апостол. Мне сложнее понять, когда мое слово принесет пользу, а когда — причинит вред.  Пройдет еще много лет, когда я смогу безошибочно определять, что есть добро, а что — зло. Если, вообще,  смогу…

 

Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.
Дорогие друзья!

Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!