Прот. Павел Великанов: У верующих иные чувства, чем у всех остальных?

24 сентября депутаты всех четырех фракций Госдумы рассмотрели проект заявления палаты в защиту религиозных чувств верующих всех религий. Какое значение имеет этот документ? Является ли он предвестником каких-либо изменений в законодательстве?

Инициативу парламентариев комментирует протоиерей Павел Великанов, проректор по научно-богословской работе Московской Православной Духовной Академии:

Отношения между Церковью и государством должны быть четко определены. Пока мы не проговорим, в каком отношении находятся эти структуры, любые неопределённости будут только увеличивать риски.

Эти отношения должны быть определены по различным направлениям, а не только в области защиты чувств верующих. Нужно обратить внимания на отношения в области собственности, в области образования, в области права и так далее.

Если мы все внимание будем уделять только «защите чувств», получится, что у Церкви к государству других, более важных, вопросов уже нет, как и у государства, в свою очередь. Но едва ли это так на самом деле.

Когда две стороны не имеют возможности договориться друг с другом по-человечески, без бюрократии, тогда необходимо всё подробно описать в виде официального документа, некоего «соглашения» между двумя сторонами. И здесь всё должно быть предельно прозрачно и ясно – как и общественности, так и обеим сторонам.

Но вот надо ли это начинать с защиты чувств верующих – я не уверен. Меня несколько смущает, что человек, который позиционирует себя верующим, в этой ситуации получает какой-то исключительный статус по отношению к другому человеку. Статус какого-то особо уязвимого, трепетного, ранимого существа – которому требуется специально выстроенная оранжерея для нормального проживания.

Причем этот исключительный статус вдруг оказывается связанным именно с чувствами верующего. Не могу понять, почему статус обычного человека, который не декларирует свою религиозность, будет ниже статуса религиозного человека – требующего какой-то особой защиты. Почему оскорбление памяти, скажем, усопшего родственника, будет находиться в другой категории, нежели чем оскорбление чувств верующего? Или оскорбление чести, например, военнослужащего?

Неизбежное появление кастовости, «неприкасаемости» верующих в такой ситуации просто пугает.

Это не тот способ, которым можно заработать уважение мира. И это явно не будет способствовать тому, к чему мы все призваны – свидетельству о Христе.

Чем мы будем мерить оскорбление чувств верующего человека? Какую юридическую базу можно подвести под это определение? Всё выглядит как-то слишком расплывчатым.

С другой стороны, должны быть государственные гарантии в предоставлении свободы вероисповедания и того, чтобы вера не становилась предметом глумления.

Но если такой законопроект вдруг будет рассматриваться и в итоге окажется принят, насколько он окажется результативным, приведет ли к той цели, ради которой создавался?

То, что в обществе это будет способствовать появлению еще большего раздражения людей неверующих по отношению к Церкви – для меня очевидно. Смысл подобных законов, пусть даже пока только разговоров о них, в том, что верующие пытаются создать вокруг себя некую зону безопасности и неприкосновенности. А по сути – созданию своеобразного гетто, в котором никто не имеет права нас трогать, что-то о нас говорить, нам не очень приятное.

Меня такой подход очень настораживает. Это своего рода попытка верующих людей уйти от того мира, в котором они находятся. Спаситель сказал: «В мире скорбны будете – но мужайтесь, Я победил мир!» (Ин.16.33).

Невозможно в мире с его страстями, неустойчивостью человека в противостоянии греху, создать «стерильную зону»: она обречена быть бесплодной и пустой.

Предположим, такой закон будет разработан, а затем – принят. И вот он начал работать. Люди боятся сказать что-то некорректное в отношении веры, совершить кощунственное действие. Разве это приведет к тому, что в душах людей, которые и до того не любили Православную Церковь, появится уважение к ней? Да нет, они будут просто ее тихо ненавидеть. А мы будем сидеть, наслаждаться спокойствием и торжествовать: православие идет победной поступью по широтам нашей страны. В то время, как на самом деле нас будут просто тихо бояться и молча, про себя, ругать на чём свет стоит.

Читайте также:

Нужен ли России закон о защите прав верующих? — ОПРОС

Поскольку вы здесь…

… у нас есть небольшая просьба. Все больше людей читают портал "Православие и мир", но средств для работы редакции очень мало. В отличие от многих СМИ, мы не делаем платную подписку. Мы убеждены в том, что проповедовать Христа за деньги нельзя.

Но. Правмир — это ежедневные статьи, собственная новостная служба, это еженедельная стенгазета для храмов, это лекторий, собственные фото и видео, это редакторы, корректоры, хостинг и серверы, это ЧЕТЫРЕ издания Pravmir.ru, Neinvalid.ru, Matrony.ru, Pravmir.com. Так что вы можете понять, почему мы просим вашей помощи.

Например, 50 рублей в месяц – это много или мало? Чашка кофе? Для семейного бюджета – немного. Для Правмира – много.

Если каждый, кто читает Правмир, подпишется на 50 руб. в месяц, то сделает огромный вклад в возможность нести слово о Христе, о православии, о смысле и жизни, о семье и обществе.

Дорогие друзья!

Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: