Прот. Всеволод Чаплин: Аборты и предел прогресса + ВИДЕО

Дорогие братья и сестры, дорогие друзья, здравствуйте! Как вы знаете, 22 июля в Свердловской области были найдены пластиковые бочки, где находилось более 250-ти человеческих эмбрионов. Основная часть находилась в бочках, потом 3 еще были найдены рядом.


Видео: телеканал “Союз”
Расшифровка текста: портал “Православие и мир”

Это были эмбрионы на уже достаточно длительной стадии развития, им было от 22-х до 26-ти недель. Как мы знаем, в этом состоянии человеческий эмбрион уже в значительной степени представляет из себя сформированного человека.

Как произошло это нарушение закона и нарушение нравственных принципов, мы не знаем, сейчас ведется расследование. Но известно, что от возбуждения уголовного дела правоохранительные органы отказались, поскольку по действующим законам это действие попадает только под законодательство об административных правонарушениях, где идет речь, в частности, об утилизации медицинских отходов.

На самом деле то, что произошло, еще раз показывает, что что-то в обществе глубоко не в порядке, что-то не в порядке с законами, которые позволяют так утилитарно, а на самом деле так цинично, относиться к уже рождающейся человеческой жизни, человеческой личности, которая находится в стадии формирования.

Произошедшее некоторые стараются объяснить как нечто малозначимое. Да, делаются аборты. Да, в результате получаются эмбрионы, которые нужно куда-то девать. Да, можно их выбросить на помойку. Да, можно их использовать в тех или иных медицинских целях, в целях омолаживания людей, которые нуждаются в омоложении, а может быть и не нуждаются, просто решили для себя, что им почему-то хочется стать моложе и жить чуть ли не вечно.

Но вот на фоне всех этих циничных разговоров очень и очень важно все еще раз проговорить — готово ли наше общество смириться с тем фактом, что уже зародившаяся человеческая личность используется как материал, используется как нечто малозначимое или просто выбрасывается на свалку в пластиковых бочках без какой-либо заботы о достойном погребении, хотя бы о том, что нравственное измерение в данном случае должно присутствовать хотя бы в отношении к тем телам усопших, которые так и не смогли увидеть свет, так и не смогли стать развившимися человеческими личностями?

Дискуссия по этому инциденту, к сожалению, пока не привела к серьезным выводам, которые бы сделало общество.

Тем не менее определенные выводы стали делать, министр здравоохранения РФ Вероника Скворцова сказала, что России необходим закон об обращении клеточных продуктов, который есть в каждой стране. И у нас закон этот готов, он дважды вносился в правительство и прошел два полных цикла обсуждения и доработки, так сказала госпожа министр 6-го августа в Томске.

Министр также добавила следующее: «Законопроект позволит исключить ситуации подобные произошедшей на Урале, где у трассы обнаружили бочки с человеческими эмбрионами из Уральской Государственной Медицинской Академии».

Итак, государство и власть в лице руководителя соответствующего министерства начинает ставить вопрос о том, что может быть изменено законодательство, что по крайней мере правила, которые касаются обращения клеточных продуктов, могут быть изменены.

Мы надеемся, что эти изменения будут учитывать те соображения общественной нравственности, те идеалы достойного отношения к человеку, даже еще не родившемуся, которые есть во многих религиях и, в частности, в православном христианстве, которого придерживается большинство населения нашей страны.

Но на самом деле только регулировать обращение клеточных продуктов, наверное, недостаточно. Общество вправе поставить перед государством более серьезные вопросы. А как все-таки относится к неродившемуся человеку, человеку, который особенно на поздних стадиях беременности на самом деле уже чувствует, мыслит, ощущает то, что происходит вокруг, в материнской утробе, обладает своими неповторимыми характеристиками так же, как неповторим каждый человек?

Вот что сказал по поводу этой ситуации председатель Синодального Информационного Отдела нашей Церкви господин Легойда: «Чтобы предотвратить повторение подобного в будущем, российское общество призвано на государственном уровне пересмотреть отношение к проблеме защиты человеческой жизни». Достаточно серьезное заявление. Действительно, сегодня нужно переходить от разговоров о том, что государство и общество могут отложить на потом решение этой проблемы к серьезному вопросу — когда наконец будет признано право на жизнь тех, кто еще не родился?

Некоторые люди говорят, что плод — это часть тела матери, это биологический материал, который не имеет никакого самостоятельного юридического статуса. Но, в то же время, мы знаем, что в некоторых случаях действующее право признает, что эмбрион — это не просто кусок мяса, кусок какой-то биологической субстанции. Известно, что наказание за преступление против беременной женщины более тяжкое, чем за преступление против другого человека. Известно, что преступление, которое привело к выкидышу, к прекращению беременности, к ситуации, в которой плод не мог родиться живым и здоровым — эти преступления также наказываются. Значит, государство все-таки признает определенную ценность за неродившимся человеком. Значит, есть разница между куском материи и человеческим плодом, который еще не родился!

Известно, что в ряде стран по нравственным соображениям запрещены аборты. Еще не родившийся человек обладает определенными правами, имеет свой самостоятельный юридический статус. Сегодня некоторые силы, которые объявляют себя прогрессивными, ведущими человечество вперед, борющимися с предрассудками прошлого, пытаются максимально уйти от дискуссии о том, имеет ли нерожденный человек право на жизнь? Имеет ли он самостоятельные юридические права?

Нам пытаются сказать, что дискуссия на эту тему закрыта, что в обществе иная тенденция, что общество считает плод частью тела матери и ничем иным, что общество, якобы, уходит от устаревшей, традиционной нравственности, от религиозных установлений в сторону максимально утилитарного отношения к человеку.

Но давайте спросим себя, где предел вот так называемого прогрессивного развития? Где границы, которые отделяют утилитарное отношение к человеку от тотального презрения к жизни, от тотального стремления к тому, чтобы относиться к человеку, как к материалу для экономических, политических или иных процессов, как к элементу системы потребления, как к вещи, как к товару, как к конструктору, который можно снабдить заданными свойствами, а потом разобрать, потому что, оказывается, он больше не нужен.

Если нерожденный не имеет права на жизнь, то какова принципиальная разница между ним и рожденным, который родился, но также еще не обладает в полном смысле способностью участвовать в тех или иных граждански значимых процессах, юридически значимых действиях, находясь под опекой родителей?

Да, рожденный также беззащитен. Да, рожденный также не может оформить сделку, не может проголосовать на выборах. И чем он тогда так принципиально отличается от нерожденного? А старики, которые также часто оказываются беспомощными и не могут в полном объеме участвовать в гражданских процессах, гражданской жизни? А инвалиды? А люди, которые в силу тех или иных причин ограничены в своих физических или умственных возможностях?

Любопытно, что представители тех же самых общественных течений, которые выступают за максимальное право на аборт, все чаще и чаще говорят, что нужно поддержать эвтаназию как способ разумного избавления общества от людей, которые не эффективны с экономической точки зрения.

Некоторые из них договариваются до того, что дети-инвалиды не способны, якобы, к счастливой, полноценной, здоровой жизни, потому также могут быть уничтожены. Все чаще и чаще говорится о том, что и инвалиды не должны иметь, если не право на жизнь, то право на активную государственную поддержку.

Если человек — это товар, если человек — это часть машины производства и потребления, то его жизнь, если он не участвует в этой машине, в этой системе, становится лишенной смысла. Зачем жить, если ты не можешь потреблять и производить? Зачем жить, если единственный смысл жизни как раз находится в производстве и потреблении? Вот этот вопрос все больше и больше ставит перед нами, якобы, свободолюбивая, как бы человеколюбивая часть людей, которая отождествляет свои убеждения, свою позицию с понятием прогресса.

Мы всегда будем спорить с этими людьми, мы всегда будем говорить им, что человек, даже физически ущербный, даже пожилой и не способный участвовать в производстве и самом активном потреблении, даже нерожденный — создан Богом и Богом любим и, значит, должен быть любим людьми. Этот человек имеет не только право на жизнь, он имеет право на то, чтобы раскрыться как личность.

И неслучайно Христианство и все другие традиционные религии всегда с особым вниманием относились к нерожденным, к инвалидам, к пожилым, к людям, которые сознательно избрали для себя путь не участия в бесконечном производстве и потреблении, а путь молитвы за мир, углубленного духовного размышления, учительства, духовного наставничества.

На произошедшее в Свердловской области Церковь отреагировала так, как она реагирует всегда на трагедии, – она ответила на эту трагедию молитвой. На месте, где были найдены эмбрионы в бочках, 3-го августа был совершен молебен перед иконой младенцев, в Вифлееме от Ирода убиенных.

В Екатеринбургской епархии совершили молебен на месте обнаружения человеческих эмбрионов.

В Екатеринбургской епархии совершили молебен на месте обнаружения человеческих эмбрионов.

И на этот молебен пришло много людей, и многие люди откликнулись тем, что присоединились к молитве в разных городах и весях. Люди понимают, что то, что произошло, глубоко неправильно. Может быть, с точки зрения светского закона это легкое правонарушение, но с точки зрения христианского нравственного закона — это попрание самой основы должного отношения к человеческой жизни.

Давайте будем молиться о душах невинно убиенных, давайте будем молиться о том, чтобы никогда ничто подобное не повторялось в жизни наших стран, наших народов. Давайте будем заботиться о том, чтобы государство и общество все-таки осознало, что нерожденный человек — это человек! И он обладает правом на жизнь, он должен быть защищен, как правом, так и общественной нравственностью, на которой должно быть основано наше гражданское действие.

Мы можем начать жить совершенно другой жизнью!

Читайте также: 

Молитва о нерожденных (+ФОТО)

Массовое захоронение эмбрионов: Почему отказано в возбуждении уголовного дела?

Почему в России мертвых детей выбрасывают на помойку

Убийство нерожденных детей: Как мы теряем сострадание (+ видео)

Прот. Максим Обухов: В защиту нерожденных

Поскольку вы здесь…

… у нас есть небольшая просьба. Все больше людей читают портал "Православие и мир", но средств для работы редакции очень мало. В отличие от многих СМИ, мы не делаем платную подписку. Мы убеждены в том, что проповедовать Христа за деньги нельзя.

Но. Правмир — это ежедневные статьи, собственная новостная служба, это еженедельная стенгазета для храмов, это лекторий, собственные фото и видео, это редакторы, корректоры, хостинг и серверы, это ЧЕТЫРЕ издания Pravmir.ru, Neinvalid.ru, Matrony.ru, Pravmir.com. Так что вы можете понять, почему мы просим вашей помощи.

Например, 50 рублей в месяц – это много или мало? Чашка кофе? Для семейного бюджета – немного. Для Правмира – много.

Если каждый, кто читает Правмир, подпишется на 50 руб. в месяц, то сделает огромный вклад в возможность нести слово о Христе, о православии, о смысле и жизни, о семье и обществе.

Похожие статьи
Кучер и эмбрионы

Анна Данилова отвечает авторам "Сноба"

Более миллиона россиян выступили в защиту детей до рождения

Подписавшиеся под обращением также выступают за запрет искусственных абортов и оказание из федерального бюджета материальной помощи…

Мужчин не спрашивают на исповеди про аборты

Но им точно пора противостоять нелюбви

Дорогие друзья!

Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: