Протоиерей Александр Авдюгин: «Пусть все будут разными»

|

Что главное в посте? Как определить лично для себя меру поста? Почему нам так трудно подойти к посту творчески? Об этом мы беседуем с протоиереем Александром Авдюгиным, настоятелем двух храмов – Свято-Духова в селе Ребриково и храма-часовни св. прав. Иоакима и Анны в г. Ровеньки Луганской области, главным редактором православного портала svetilen.ru

– Отец Александр, скажите пожалуйста, что главное в посте?

– В пост главное соединить в себе «я» внутреннее и «я» внешнее.

– Как это можно почувствовать?

– Симфонию внешнего и внутреннего? Когда достигаешь этой симфонии в душе, то все окружающие кажутся нормальными людьми. А когда симфонии нет – начинается деление: этот такой, а этот – такой…   Если священник, к примеру, этой симфонии достигает, то все прихожане в ипостаси любимых пребывают, а когда симфонии нет, то тут же деление происходит: это клиросные, это бабушки при свечном ящике, это те, кто постоянно ходит, это те, кто два раза в месяц храм посещает и т.д.

– Как определить для себя меру поста?

– Каждый человек – эксклюзив, поэтому и пост у каждого только свой. Определяешься сам, по опыту и силам, и советуешься со священником. У кого есть духовник – тому проще, то, что он благословил, то и исполнять. Необходимо четкое сочетание духовного постового подвига и трудов повседневных, которые имеются у тебя, и которые ты обязан совершать. Нельзя оправдывать нерадение на работе и безобразное отношение к своим обязанностям дома необходимостью более частой молитвы и прочими постовыми обязательствами.

Собственное решение о степени поста очень часто неисполнимо. «Я хочу провести пост вот так». Но мы обычно себе всегда планку поднимаем. Поэтому нужен совет священника. Благословляет – стремимся, не благословляет – планку опускаем ниже.

Ни в коем разе не общее правило для всех . Мы слишком разные. У нас у каждого своя мера, свой крест.

– Отец Александр, нужно ли читать на этикетках состав продукта? Ведь некоторые говорят, что это фарисейство, а некоторые, наоборот, скрупулезно осматривают покупки на предмет отсутствия следов молока в продуктах.

– Если человек решил провести пост телесный во всех отношениях глубокий и доскональный, то заглянуть на этикетку ничего не мешает. Но я своих прихожан никогда к этому не принуждаю. Наличие в ингредиентах продукта какой-то малой доли масла или молока – не страшно. Это не главное для поста. В пост вообще не надо акцентировать внимание на пище. Я считаю, что не должен православный человек вот так пунктуально относиться к тому, что написано в составе продуктов. Это уже фарисейство.

– Женщина после онкологического заболевания и прочих серьезных болезней подошла к священнику за благословением на послабление поста, так как врач предписал употреблять молочную пищу. Но священник сказал, что может разве что благословить на растительное масло и рыбу в пост. А ей нужно обязательно питаться молочным. И для нее пост превратился в неподъемную тяжесть. Но подойти к другому священнику с тем же вопросом уже неудобно – вроде как послабление искать.

–   Священников много и каждый имеет какое-то свое видение, но, слава Богу, сегодня мы можем найти совершенно адекватных священников, которые воспринимают прихожан не как общую массу, а как конкретных личностей. В данном случае женщина попала к священнику, который воспринимает прихожан как безличностное стадо, где все должны быть одинаковы. Этакий постсоветский синдром. Ничего, даст Бог –   приход его воспитает со временем. Если человек болеет – однозначно, пост должен быть в той мере, которую он может понести.

Не приведи Господь свести пост к вопросу пищи! Это никак не соответствует православию. Это вообще не православие. В конце концов, можно благословить этой женщине по болезни ее кушать все, а за время Петрова поста избавиться от какого-то греховного пристрастия или вредной привычки. Уделять же все внимание только вопросу потребления какой-то пищи – это неправильно.

– А что можно сказать человеку, который, несмотря на свою болезнь, хочет поститься в полную меру?

– У меня есть прихожанка, которая на ладан дышит, ее качает уже. Я, говорит, пощусь. Я кулак ей под нос: еще раз попостишься – буду сам приходить к тебе домой и молочком поить. Спрашивает: какой бы мне, батюшка, пост придумать? А я ей придумал: с соседкой своей помирись! Она сразу за голову хватается, мол, невозможно это. В конце концов помирились. И молоко не помешало. Так что для спасения важнее – молоко или мир?

Священник это должен видеть и больше внимания обращать на своих прихожан. Мы же, к сожалению, чаще стройками занимаемся, хозяйство приходское обустраиваем вплоть до того, что крыс по подвалам гоняем, то есть, делаем то, что в Уставе церковном никогда не было, да и нашей присягой священнической никак не предусматривалось. Будем заниматься прихожанами постоянно, а не в свободное от хозработ время   – тогда все правильно поститься будут.

– Можно перед началом поста решить: вот я хочу побороть в себе такой-то грех?

– Например, я не буду смотреть остальные 185 серий вот этого сериала. Для наших женщин, особенно бальзаковского возраста, выключить телевизор на любимом сериале – это кошмар. Или, к примеру, ежедневное обязательное сидение на скамеечке перед домом или подъездом с семечками и соседками. Попытайтесь отказаться! Для многих это большая проблема. А ведь в пост лучше это время книжке духовной отдать. И все, больше ничего не надо.

Естественно, это еженедельное (можно и чаще) посещение праздничных служб и служб воскресных. Надо решить: я в этот пост буду посещать все праздники, которые красным написаны в календаре. Или причащаться буду на каждой службе. Вот это будет пост. А то, что она выпьет стакан молока, потому что здоровье плохое и болячки одолели – в этом никакого греха совершенно нет.

– Если человек не может стоять всю службу, имеет ли смысл приходить на полчаса?

– Имеет. Единственно, надо так подгадывать, что если приходишь во время Литургии, то хотя бы к Херувимской и побыть до конца. В конце концов, в каждом храме есть четкое определенное время службы, и можно приблизительно определить  с точностью до 5-10 минут центр службы, ее кульминацию. Аналогично и со Всенощным бдением, у которого тоже есть центр – полиелей. Полчаса всего он занимает от силы, но ты был в самом центре этого Всенощного бдения, когда Евангелие читали, когда смог к праздничной иконе подойти,   тебя освященным маслицем помазали. Дальше уже смотришь сам, по состоянию своего здоровья.

Я думаю, что нельзя человека распинать за то, что он полностью не выстаивает службу. Тем паче, если это в большом городе. Если ему нужно отработать, потом добраться до храма, потом доехать домой, да еще и при неважном здоровье или в преклонные годы. Но это не должно стать системой! И, конечно, такое послабление ни в коем разе не может быть во время подготовки к Причастию.

– Как можно провести пост, чтобы не чувствовать, что он прошел впустую, что это была только диета?

– Я, например, тем прихожанам, которые мало читают, рекомендую прочесть что-то конкретное. Например, если человек только-только пришел в храм, я посоветую прочитать Нилуса. Не того, где Апокалипсис сплошной, а например, его первые книжки – «На берегу Божьей реки» или «Великое в малом». Федченкова полезно и нужно читать. Письма преподобного Амвросия Оптинского хороши.

А тем, кто немножко постарше в духовном плане, книжки отца Андрея Кураева, подойдут, такие как «Школьное богословие», «Церковь в мире людей» или «Дары и анафемы». Да и   классики богословы в стороне не должны остаться: Игнатий Брянчанинов, Феофан Затворник, толкования на Евангелие Гладкова, но только не литературу апостасийного характера, а что-нибудь духовно-полезное и в то же время красивое и доброе.

Хорошие сборники жизнеописаний старцев издают в крупных наших монастырях. Патриархия следит за качеством выпускаемой у себя литературы. Вот только к провинциальным епархиальным издательствам надобно осторожно относиться, там, к сожалению, пока можно всякое встретить, вплоть до духовно- вредного.

В пост можно чаще быть в Церкви, чаще прибегать к исповеди и причастию. Но каждый эксклюзивен, у каждого может быть свое правило постовое. У меня, например, есть парнишка, которого детвора слушается с одного взгляда. Вот я ему советую во время поста больше детьми заниматься.

– Отец Александр, как вы думаете, почему людям сейчас тяжело дается изменение меры поста для себя относительно тех правил, которые обычно указывают в календарях?

– Это советское. «Вы мне скажите, как поступать, я так и буду действовать» – вот это до сих пор осталось. Для того, чтобы выветрить, надо лет сорок. Как Моисей сорок лет по Синайскому полуострову водил всю свою толпу, чтобы она забыла, что такое рабство, так и у нас – для избавления от стадного рефлекса и понятия, что мы всего лишь «винтики» и «шурупы» – нужен не меньший срок.  Надобно понять, что каждый   – значимость и сокровище. У нас же пока вбита в головы система, что всем всё и вся нужно одинаково. Пока многим непонятно, почему Господь оставляет стадо и идет за одной овечкой и отчего Он за ней пошел-то, а девяносто девять   бросил.

Стадный рефлекс действует. Как в магазин заходишь – все берут вот эти носки, и ты покупаешь, и уже, идя домой, думаешь: зачем они мне нужны? Они мне вообще не подходят. Но все брали – и я взял. Это у нас впиталось в кровь, и это очень долго нужно выводить.  Одинаковые одежды, одинаковые авторы. Все читают Улицкую – и ты читаешь Улицкую. Подойдите к книжной полке, возьмите что-то, прочитайте пару абзацев, купите и читайте. Пусть вы ошибетесь, но это будет ваш выбор. А так все толпой покупают одно и то же. Я ничего не имею против Акунина, Марининой и т.д., но пока мы кинулись это читать, мы столько прозевали настоящих бриллиантов, прекрасных писателей. Они прошли мимо, потому что все читают Акунина, Маринину, Донцову и прочих немногих, но коллективно-единых авторов.

– Страшно выделиться из толпы?

– Да. Вспомните первых наших поэтов начала двадцатого века. «Я сразу смазал карту будня, плеснувши краску из стакана». Он был один, который так сказал. Кому-то понравилось, кому-то – нет, но там была индивидуальность. По два-три человека организовывали свои группы. У нас два-три человека – это ерунда, а вот две тысячи – это фактор и…. мы все бегаем за Марининой или за Акуниным. Результат – серая толпа. Диск   Пинк Флойд «Стена» – помните? Маршируют такие одинаковые молоточки. Так не должно быть. Пусть все будут разными.

Поскольку вы здесь…

… у нас есть небольшая просьба. Все больше людей читают портал "Православие и мир", но средств для работы редакции очень мало. В отличие от многих СМИ, мы не делаем платную подписку. Мы убеждены в том, что проповедовать Христа за деньги нельзя.

Но. Правмир — это ежедневные статьи, собственная новостная служба, это еженедельная стенгазета для храмов, это лекторий, собственные фото и видео, это редакторы, корректоры, хостинг и серверы, это ЧЕТЫРЕ издания Pravmir.ru, Neinvalid.ru, Matrony.ru, Pravmir.com. Так что вы можете понять, почему мы просим вашей помощи.

Например, 50 рублей в месяц – это много или мало? Чашка кофе? Для семейного бюджета – немного. Для Правмира – много.

Если каждый, кто читает Правмир, подпишется на 50 руб. в месяц, то сделает огромный вклад в возможность нести слово о Христе, о православии, о смысле и жизни, о семье и обществе.

Похожие статьи
Протоиерей Александр Авдюгин: «Каждая овечка – это эксклюзив»

Не страшно ли священнику в интернете, смеялся ли Христос и как сохранить мир душевный, когда вокруг…

Дорогие друзья!

Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: