Протоиерей Александр Ильяшенко: В правосудии должен действовать принцип – “не навреди”

Читайте также: Депутат Оксана Дмитриева: Семейные конфликты нельзя решать законодательным путем

Депутаты Госдумы высказали предложение ввести в Уголовный Кодекс новые составы преступления – вывоз ребенка за пределы России, применение насилия, обмана и шантажа. По предложенным поправкам, похищение ребенка одним из родителей может считаться уголовным преступлением.

Чем могла бы обернутся эта законодательная инициатива в российских реалиях, если бы была принята? Имеет ли право полиция и – шире – государство вмешиваться во внутрисемейные конфликты, если они не угрожают жизни и здоровью ребенка?

Порталу “Православие и мир” отвечает протоиерей Александр Ильяшенко.

Мне кажется, многое, что связано с ювенальной юстицией, направлено на то, чтобы ужесточить отношение закона к родителям. Проблема насилия по отношению к детям существует, это очевидно, и она очень тяжёлая. Но вместо того, чтобы искать пути решения этой проблемы, власти пытаются влиять на следствия, причем самым суровым образом. Как говорят в народе, законы пишут кнутом.

Плохо продуманный закон «что дышло, куда повернул, туда и вышло», и дает простор для злоупотреблений. Это прекрасный способ злонамеренному человеку разделаться со своим постылым супругом, например, заявить, будто у него ребёнка отнимают – и поди докажи, отнимают или нет. Значит должна быть система проверки, кто говорит правду, а кто врет. Но, как известно, в народе существует присловие: «С сильным не борись, а с богатым не судись». Вполне возможно, что будет побеждать не правый, а сильный или богатый.

В настоящее время в нашей стране более пятидесяти процентов браков распадается. Спрашивается, почему мы не говорим о причинах, которые приводят к этому национальному бедствию? Если будут крепкие семьи с любящими родителями и детьми, о которых заботятся самые близкие люди, то предложенные поправки просто будут не нужны.

Кто-нибудь из современных законодателей, которые говорят о ювенальной юстиции, задает себе вопрос, почему распадаются семьи? Давайте подумаем, как решать эту животрепещущую проблему. Ведь проблема есть. Семьи деградируют, это очевидно. Есть совершенно опустившиеся люди. Спрашивается – почему мы спокойно стоим в стороне и наблюдаем, как они опускаются? Если они попали в какую-то зависимость от алкоголя или наркотиков, то давайте родителей лечить. На время, пока они лечатся, дети находятся, допустим, в детском доме. Родители вылечились – семья воссоединяется, продолжает жить в своей квартире, которую никто за это время не продал, не похитил. И жизнь восстанавливается.

Нужна система реабилитации, в которую должно входить создание для людей, вернувшихся из мест заключения или лечения, рабочих мест, возможность для них повысить квалификацию, продолжить образование и т.д. Я не законодатель и не государственный деятель, наверняка, можно предложить что-нибудь более эффективное.

Но даже и обоих-то родителей надо сажать в исключительно редких случаях, потому что женская преступность, женские пороки, такие как алкоголизм, наркомания и т.д., встречаются раз в десять реже, чем мужские. А у замужних женщин и того реже. Как правило, все-таки пьет один муж, а жена и дети страдают. Значит, мужа отправляем на лечение, а семья остается в целости и сохранности. Пока муж находится на принудительном лечении, его права ограничиваются. Он не в праве давать или не давать разрешение жене ехать с детьми на отдых заграницу, например. Неужели его жена, которой и так нелегко, еще должна бегать к нему на поклон и спрашивать, можно ехать, или нельзя. А если пьяница-муж не разрешит? Значит ей и отдыхать нельзя?

Почему-то в системе ювенальной юстиции слово «родитель» становится эквивалентом слова «преступник». За то, что родитель любит своего ребёнка, он может получить 10 лет. Допустим, кто-то из них (чаще муж) встретил другую, посмазливее и попривлекательнее, изменил жене и бросил её с ребёнком. На это общество смотрит благосклонно. А когда его брошенная жена захотела своего ребёночка отвезти на курорт – оказывается, она должна идти к своему предателю на поклон.

Так вот, мне кажется, что начинают не с того конца. В современном уголовном законодательстве есть законы, по которым родителя, причиняющего физические страдания своим близким, можно привлечь к уголовной ответственности, на общих основаниях. Есть статьи Уголовного кодекса: за причинение тяжких телесных повреждений, и не только тяжких, человека можно привлечь к уголовной ответственности.

Если человек попал под административную ответственность – нарушил правила дорожного движения или ещё что-то – это же пустяк. А в поправке к закону говорится, что если ты был привлечён к административной ответственности, то за это к тебе могут, как к рецидивисту, относиться. Это полный произвол для людей, которые будут решать такие вопросы. А закон должен быть беспристрастным и по возможности должен быть таким, чтобы его нельзя было обойти, манипулировать им или использовать в своих интересах.

Квалификация законодателя как раз и следует из того, хороший ли он закон принял или же это закон, что дышло, куда повернул, туда и вышло. Если на стадии принятия видно несовершенство закона, то это говорит о низкой квалификации юристов, правоведов, которые его создали. Следовательно, нужно привлекать других, высококвалифицированных специалистов, которые не демонстрируют свою некомпетентность, прикрываясь какими-то дипломами и полномочиями, а действительно являются грамотными законодателями. К сожалению, разговор уводится из конструктивной, содержательной сферы, и предлагаются не конструктивные, а репрессивные меры, от которых будет только хуже.

Министерство образования опубликовало данные по численности школьников, которые сейчас заканчивают девятый класс. То есть это практически все дети, которые родились и дожили до этого времени. Тех, кто не заканчивает девятый класс по каким-то серьезным проблемам – незначительная часть. Так вот, если в 2005-2006 учебном году окончило девятый класс 1 800 000 детей, то в 2008-2009 году – только 1 200 000. То есть за четыре года количество детей сократилось на 600 000, или в полтора раза! 150 000 тысяч в год – сокращение в среднем числа наших детей. Это катастрофические цифры: ведь этим молодым людям, которых с каждым годом становится меньше и меньше, предстоит работать, создавать что-то новое или поддерживать уровень жизни и жизнеспособность нашего государства. А предлагается еще и родителей всех сажать. Кто же тогда будет о стране заботиться?

Можно привести очень яркий исторический пример. Императору Александру III доложили, что некий крестьянин плюнул на его портрет, и что его за это нужно посадить. На что Император ответил: «Что ж значит, я его должен за свой счёт держать в тюрьме? Дайте мне его портрет, я тоже на него плюну». Вот этим детям придётся держать своих родителей в тюрьме? Ведь заключенные содержатся на деньги налогоплательщиков.

Вместо того, чтобы идти на помощь многодетным, нуждающимся семьям, деньги будут идти на содержание в заключении родителей, которые могут прекрасно работать и создавать что-то ценное. Это будет совершенно нерациональная растрата национального достояния. Осужденных надо и кормить, и лечить, и охранять, и следить за их поведением, и бороться с их преступностью (ясное дело, что в местах заключения уровень преступности несколько выше, чем средний). Так что это огромная социальная проблема, и создается социальное напряжение на уровне принятия бездарных законов.

Есть крайние случаи, когда родители действительно опустились. Вот за этих родителей надо серьёзно браться и смотреть: если есть надежда их вылечить, исправить, то, значит, нужно исправлять, а не репрессировать. Задача правосудия, если оно правосудие, не карать, а исправить. А у нас почему-то развивается карательная система.

Кроме того, вот еще на что надо обратить внимание. В уголовном судопроизводстве есть статистика, что из всех дошедших до суда дел примерно четверть относится к невиновным. Привлекли не того, или привлекли по ошибке. То есть доля оправдательных приговоров в уголовном суде должна быть примерно 25%. Такая вот простая житейская норма. Но в нашем суде доля оправдательных приговоров примерно в сто раз меньше – несколько десятых процента. В России около 800 000 заключенных. Значит можно считать, что 200 000 сидят без вины. А они могли бы быть родителями. У нас такая чудовищная демографическая яма, пропасть, в которую мы летим, но вместо того, чтобы решать проблему, у нас думают о том, как бы побольше родителей загнать за решётку.

Мне кажется, что проблема очень острая, катастрофическая, что ее нужно обсуждать энергично, взвешенно, конструктивно и очень доброжелательно к людям. В правосудии должен быть определяющим принцип, как в медицине: «не навреди». Страшно, когда законодатель не боится, что его закон пройдет катком по чьей-то жизни и её раздавит.

Поскольку вы здесь…

… у нас есть небольшая просьба. Все больше людей читают портал "Православие и мир", но средств для работы редакции очень мало. В отличие от многих СМИ, мы не делаем платную подписку. Мы убеждены в том, что проповедовать Христа за деньги нельзя.

Но. Правмир — это ежедневные статьи, собственная новостная служба, это еженедельная стенгазета для храмов, это лекторий, собственные фото и видео, это редакторы, корректоры, хостинг и серверы, это ЧЕТЫРЕ издания Pravmir.ru, Neinvalid.ru, Matrony.ru, Pravmir.com. Так что вы можете понять, почему мы просим вашей помощи.

Например, 50 рублей в месяц – это много или мало? Чашка кофе? Для семейного бюджета – немного. Для Правмира – много.

Если каждый, кто читает Правмир, подпишется на 50 руб. в месяц, то сделает огромный вклад в возможность нести слово о Христе, о православии, о смысле и жизни, о семье и обществе.

Темы дня
Это поминовение усопших ведет свое начало со времен апостольских
После Воскресения Господня Его ученики непрестанно жили ощущением праздника

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: