Протоиерей Александр Куликов

Опубликовано в альманахе “Альфа и Омега”, № 56, 2009
|
(*1.12.1933 — †29.04.2009)
Протоиерей Александр Куликов

29 апреля 2009 года отошёл ко Господу один из старейших московских священников, настоятель храма святителя Николая в Клённиках, наследник традиций святого праведного Алексия и священномученика Сергия Мечёвых — протоиерей Александр Куликов.

Вся жизнь отца Александра неразрывно связана с Русской Православной Церковью второй половины ХХ — начала ХХI века, которой он ревностно служил до последнего часа.

О начальных этапах его жизни мы многое узнаём из воспоминаний самого отца Александра. Родился он 1 декабря 1933 года в деревне Александрово Рамешковского района Калининской (Тверской) области в верующей семье. Отец Александр всегда с большой теплотой вспоминал мать — Анну Васильевну, которая наполняла верой быт крестьянской жизни, приучала к труду с молитвой. Однажды Саша упал и сильно ушиб себе бок. Образовалась опухоль. Врачи предлагали операцию, но перед этим мама повезла сына в Тверь. Промыслительно они оказались в соборе, где в тот день служил архиепископ Калининский и Кашинский Фаддей (Успенский, ныне прославлен в лике святых). Владыка велел причастить мальчика, а больное место помазать маслом от чудотворной Тихвинской иконы Божией Матери. Вскоре Саша выздоровел. Анна Васильевна, а впоследствии и повзрослевший Александр верили, что совершилось чудо по молитвам владыки Фаддея.

В 1943 году на фронтах Великой Отечественной войны погибли отец семьи Куликовых Сергей Васильевич и старший брат Александра Пётр. Благодаря материнской заботе и воспитанию жизни по вере большая семья прошла сквозь тяжёлые военные и послевоенные годы. В 1948 году умирает Анна Васильевна. Александр с сёстрами переезжает в Тверь, где оканчивает среднюю школу и ещё школьником прислуживает в соборе Белая Троица у возглавлявшего Калининскую и Великолукскую епархию епископа Арсения (Крылова), которого будущий отец Александр глубоко чтил как воспитателя, заменившего ему отца. В 1950 году Владыку переводят в Уфу с назначением епископом Уфимским и Башкирским, и он приглашает юношу к себе на должность иподиакона.

В 1952 году Александра Куликова призвали в армию. Служил он в Средней Азии, первоначально в Фергане. Здесь произошло знаменательное событие, во многом определившее жизнь батюшки, — его встреча с архимандритом Борисом (Холчевым), духовным сыном отцов Алексия и Сергия Мечёвых, а также оптинских старцев — Анатолия-младшего и Нектария. После освобождения из заключения отец Борис служил в Фергане. Вот как об этом вспоминает сам отец Александр: «С первого момента знакомства я почувствовал его прозорливость. Когда после долгого перерыва я вошел в храм, где служил отец Борис, у меня возникло желание поисповедоваться. По окончании службы я с этим желанием подошел к амвону, и вдруг отец Борис выходит из алтаря с Крестом и Евангелием и ласково, но утвердительно говорит мне: “Вы желали исповедоваться?”. Я был потрясён. Батюшка глубоко понимал исповедующегося, он умел найти нужные слова, проникающие в душу, и учил страху Божию; у него была духовная мудрость, простота, дар постижения внутреннего состояния человека.

Отец Борис предложил мне приходить к нему в дом, ибо в то время небезопасно было солдату в форме стоять в храме, а священнику — общаться с ним. И теперь, как только отпускали в увольнение, я шёл к батюшке. Меня поражала его учёность, духовная воспитанность и скромность во всём. Здесь я несколько раз исповедовался и приобщался Святых Христовых Тайн. Оставляли меня и на трапезу, за которой отец Борис часто сам читал душеполезные рассказы, много говорил о старцах, об Оптиной пустыни, вспоминал батюшку Алексия и протоиерея Сергия Мечёвых <…>

После перевода отца Бориса в Ташкент, а меня — на станцию Урсатьевскую недалеко от Ташкента, я продолжал бывать у него; приезжая, переодевался в штатскую одежду и свободно ходил в храм на чудные богослужения епископа Ташкентского и Среднеазиатского Ермогена (Голубева) и отца Бориса. У батюшки мне посчастливилось познакомиться со многими москвичами, в том числе и с иконописцем Марией Николаевной Соколовой (монахиней Иулианией)…».

Добавим и о глубоком впечатлении, которое возникло тогда у “солдатика”, как называл Александра отец Борис, при виде нового иконостаса Ферганского храма. Этот иконостас, написанный Марией Николаевной Соколовой, воспроизводил образы преподобного Андрея Рублёва из иконостаса Троицкого собора Троице-Сергиевой Лавры.

В 1956 году Александр Куликов поступает в Московскую Духовную семинарию. А через два года в Успенском храме Новодевичьего монастыря епископ Дмитровский Пимен (Извеков), будущий Патриарх, рукополагает его во диакона. Местом службы был определён Владимирский храм села Куркино.

В 1959 году диакон Александр оканчивает семинарию. В ноябре он переводится из Куркина в Москву, в церковь Преображения на Преображенской площади (не сохранилась), где в то время служил “московский вития” митрополит Крутицкий и Коломенский Николай (Ярушевич). В 1960-м отец Александр назначается диаконом в храм святителя Николая в Кузнечной слободе. Здесь 13 ноября 1960 года епископ Дмитровский Пимен рукоположил его в сан священника. Настоятелем Николо-Кузнецкого храма был тогда протоиерей Всеволод Шпиллер, под руководством которого и возрастал молодой иерей, получая неоценимую духовно-практическую помощь. В тот же период завязывается его переписка с жившим в затворе иеромонахом Павлом (Троицким). «Как легко тогда было, — вспоминал отец Александр. — Рядом — мудрый наставник. Вдали, но тоже рядом — иеромонах Павел. Напишешь ему письмо с вопросом: “Как поступить?” — и получишь ответ: “Не делай этого — нет воли Божией”. Или наоборот: “Есть воля Божия…”».

С отцом Всеволодом в Николо-Кузнецком храме отец Александр прослужил двадцать лет. В 1968 году он заочно окончил Московскую Духовную академию, его кандидатская работа называлась “Таинство покаяния в деле пастырского душепопечения”.

Дважды переводили отца Александра из Николо-Кузнецкого храма на окраины Москвы: с 1968 по 1969 год на должность настоятеля в Крестовоздвиженскую церковь в Алтуфьеве, а в 1983 м — в храм святых мучеников Адриана и Наталии на Ярославском шоссе. Все эти годы отец Александр духовно окормлял оставшихся в живых членов маросейской общины времён святого праведного Алексия и священномученика Сергия Мечёвых, духовных чад архимандрита Бориса (Холчева), перешедших к нему после кончины отца Бориса. Ещё в Фергане и в Ташкенте “солдатику” было предсказано отцом Борисом: “Вы — наша смена”. Перед кончиной отец Борис передал будущему отцу Александру свою духовную библиотеку, многие святыни храма святителя Николая в Клённиках, главная среди которых — храмовый антиминс. Этот антиминс был спрятан прихожанами во время закрытия церкви и сохранён внутри иконной доски, на которой Мария Николаевна Соколова написала образ святителя Николая, держащего в руке маросейский храм.

В 1990 году власти передали храм святителя Николая в Клённиках Русской Православной Церкви, и по Указу Святейшего Патриарха Алексия протоиерей Александр стал его настоятелем. Все святыни, хранившиеся у батюшки, — иконы, утварь, облачения — вернулись в храм, а на антиминсе, сохранённом внутри иконы с изображением святителя Николая, 17 декабря 1990 года в возобновляемом храме была отслужена первая Литургия.

“Мечёвцы”, окормлявшиеся ранее отцом Александром в Николо-Кузнецком храме и в храме святых мучеников Адриана и Наталии, вернулись на Маросейку как в родной дом, с радостью увидев в отце Александре преемника старцев начала ХХ века, приняв в свою семью новые поколения духовных детей батюшки. С 1990 года под руководством отца Александра началась новая жизнь маросейского храма1.

Следует понять, каким был отец Александр и его паства ко времени начала возобновления храма святителя Николая в Клённиках. Кроме упомянутых ранее владыки Арсения (Кры­лова), архимандрита Бориса (Холчева), иеромонаха Павла (Троиц­кого), протоиерея Всеволода Шпиллера, отец Александр считал своими наставниками епископа Стефана (Никитина, бывшего в своё время старостой в маросейском храме), архимандрита Тавриона (Батозского). От этих подвижников отец Александр перенимал духовный опыт, активное отношение к миссии священника, ревность к богослужению, любовь к его красоте, внимание к человеку.

Воспринятые от Бога, воспитанные с детства многими наставниками и подвигом жизни, священнические дары отца Александра были разнообразны. Особенно проявлялся его пастырский дар в заботе о восстановлении и устроении канонической стройности богослужения и благолепного облика храмов, где ему доводилось трудиться. Начиная с Николо-Кузнецкого храма под его наблюдением содержалось всё храмовое хозяйство: алтари, ризницы с их древними иконами и облачениями, за реставрацией которых отец Александр всегда с любовью следил лично, вентиляция храма, церковный двор… Ничто не было лишено его внимания.

В течение недолгого (менее чем на год) перевода в Крестовоздвиженский храм села Алтуфьево, во времена, когда любой ремонт храма не только требовал больших затрат, но и был сопряжён с административными сложностями и даже с опасностями, отец Александр устроил белокаменный Престол в алтаре храма.

Отец Всеволод Шпиллер усиленно ходатайствовал перед Святейшим Патриархом Алексием I о возвращении отца Александра в свой храм. Ходатайство было удовлетворено, скоро отец Александр вернулся в Николо-Кузнецкий храм. При первой же возможности в Николо-Кузнецком храме был проведён капитальный ремонт, организация которого была поручена отцу Александру. Во время ремонта духовными чадами отца Всеволода и отца Александра были выполнены канонические росписи всех трёх алтарей (1979–1980 гг.), что было в те сложные для Церкви времена большой победой.

В “Журнале Московской Патриархии” не раз публиковались статьи отца Александра о Николо-Кузнецком храме и о его чтимой иконе Божией Матери “Утоли моя печали”. В 70–80-е годы духовные чада отца Александра ведут научную и реставрационную работу в Государственном музее древнерусского искусства им. Андрея Рублёва, реставрируют иконостас и выполняют настенные росписи храма святого великомученика Димитрия Солунского Красногорского района Московской области.

Среди духовных чад отца Александра становится всё больше людей разнообразных областей культуры, как церковной, так и светской, а особенно художников. Сам же отец Александр говорил об этом так: “Я благодарен Богу за знакомство со многими и многими образованными людьми, у которых так многому можно научиться”.

Во время служения отца Александра в храме святых мучеников Адриана и Наталии главным деланием для его чад стало восстановление “возобновлённого первенца Москвы” — Свято-Данилова монастыря. С глубокой благодарностью вспоминает отца Александра архиепископ Владимирский и Суздальский Евлогий (Смирнов), бывший первым наместником Данилова монастыря. Силами реставраторов, окормлявшихся у отца Александра, был полностью воссоздан огромный иконостас храма Святых Отцов Семи Вселенских Соборов. Его духовные чада — иконописцы, ставшие сотрудниками монастыря, пишут первые иконы новопрославленных святых, канонизированных на Юбилейном Поместном Соборе 1988 года. В это же время чада отца Александра пишут иконы для Свято-Духовского монастыря в Вильнюсе (Литва), работают в Псково-Печерском и в Толгском монастырях. Чуть позже восстанавливают пострадавший от пожара Покровский храм Московской Духовной академии, участвуют в организации иконописной школы при МДА, расписывают семинарский храм преподобного Иоанна Лествичника.

И по сей день чада маросейской общины трудятся над реставрацией и созданием икон и настенных росписей в православных храмах и монастырях как в России, так и за её пределами, в частности, во Франции, в Бельгии, в Швеции, в США, на Святой Земле. В местечке Бюси во Франции, в Покровском монастыре, где любил бывать отец Александр, с его живым участием был построен и расписан храм.

Но духовные дары отца Александра заключались не только в воспитании художников и внешнем благоукрашении храмов. Выросший в простой крестьянской среде, обладая природным благородством души, восприняв опыт душепопечительства от мудрых наставников прежних времён, он стал духовником для многих представителей московской интеллигенции и духовенства. Немало людей, окормлявшихся у отца Александра, избрали пастырский путь и в приобретении опыта своей священнической деятельности видят несомненную заслугу отца Александра.

Священником стал и его родной сын — протоиерей Сергий, настоятель храма святых бессребренников Косьмы и Дамиана в Химках. Замужем за священником была и его дочь Людмила (её муж — протоиерей Александр Шередекин, настоятель храма Рождества Богородицы в с. Мячково Московской области скончался в 2008 году), священниками стали и внуки — отец Димитрий, отец Иоанн Шередекины, отец Филипп Куликов, племянники — отец Александр и отец Димитрий Орловы. Можно сказать, что отец Александр Куликов стал во главе большого священнического рода.

Став настоятелем маросейского храма, отец Александр ещё полнее раскрывал свой многогранный талант. Начало его служения на Маросейке было положено ещё до фактической передачи здания храма Русской Православной Церкви — с водосвятных молебнов перед Феодоровской иконой Божией Матери, маросейской святыней, перед которой молились святой праведный Алексий и священномученик Сергий Мечёвы. Монахиня Иулиания (Соколова) сохранила икону, а перед своей кончиной передала образ в ризницу МДА.

С этих молебнов в единственной пока переданной комнате дома причта началось собирание отцом Александром маросейской паствы — и старых членов мечёвской общины, и чад, воспитанных им в последние десятилетия, и совсем новых поколений православных христиан.

Необходимо было привести и внешний вид храма, и его интерьеры в церковный вид. Храм был возвращён обезглавленным, с внутренними помещениями, почти не напоминавшими о церковных формах, без пола на первом этаже. Устанавливая добрые отношения с городскими реставрационными организациями и службами охраны памятников, отец Александр одновременно собирал силы своего прихода для ремонтных работ. В этих восстановительных работах крепла новая маросейская община. С первого года служения в храме была воссоздана иконописная школа под руководством Ирины Васильевной Ватагиной, ученицы Марии Николаевны Соколовой. Труды по возрождению русской иконы Мария Николаевна начинала именно здесь, на Маросейке ещё при Мечёвых. Силами приходской иконописной школы и был в основном восстановлен храм. Каждый шаг был вдохновлён отцом Александром, каждое малое свершение радовало его. Выпускники и сотрудники маросейской приходской иконописной школы в это же время восстанавливают и другие храмы и монастыри. В стенах школы отец Александр благословил работу первых мастерских Православного Свято-Тихонов­ского Богословского института (ныне ПСТГУ), а первыми преподавателями иконописи на факультете церковных художеств стали его духовные чада. В 90-е годы отец Александр собирает на Маросейке представителей новых поколений иконописцев, реставраторов, мастеров церковных ремёсел, духовно заботится о них, зовёт к труду.

Забота и внимание отца Александра не замыкались только на жизни храма. Он много путешествовал, отпуск неизменно проводил в монастырях, посетил многие святые места в России, а в последние годы во Франции, в США, на Афоне, на Святой Земле. Духовенство зарубежных епархий и епархий РПЦЗ благодарно отцу Александру за его вклад в дело воссоединения Русской Церкви с её зарубежной частью.

Едва ли не центральным событием жизни отца Александра стала канонизация святого праведного Алексия и священномученика Сергия Мечёвых, обретение мощей отца Алексия и перенесение их в маросейский храм. Почитание родоначальников маросейской общины началось с первых же богослужений поминовением на Литургии и на панихидах, служением в памятные дни панихид на Введенском кладбище в Лефортово, где почивали останки старца Алексия. Отец Александр лично участвовал в подготовке документов к канонизации Мечёвых, молитвенно обращался непосредственно к отцу Алексию и отцу Сергию, видя великий назидательный смысл для паствы в общецерковном признании их святости.

Деяние Юбилейного Поместного Собора о причтении отца Алексия и отца Сергия к лику святых было воспринято отцом Александром с большим воодушевлением, и вскоре он написал прошение Святейшему Патриарху Алексию II о перенесении честных мощей святого праведного Алексия “в храм, где он прослужил всю свою жизнь”. Крестный ход из Новоспасского монастыря, где находились новообретённые мощи, в храм на Маросейке стал заметным событием в церковной жизни Москвы. Перенесение мощей придало новые силы отцу Александру. После этого события он благословил ежедневное совершение в храме Божественной Литургии.

Заслуги отца Александра на протяжении его более чем сорокалетнего служения всегда высоко отмечались священноначалием. Он награждён всеми литургическими церковными наградами, включая право совершения Божественной Литургии при отверстых Царских вратах до “Отче наш…”, многими церковными орденами.

За своё долгое служение отец Александр обрёл большое влияние в среде духовенства, пользовался уважением деятелей церковной культуры, снискал горячую любовь многих и многих прихожан.

Главное же священническое делание отца Александра — это, несомненно, молитвенное предстояние за паству. Благоукрашение храмов, где служил отец Александр, храмов, которые он так любил, было видимым выражением его любви к Богу, которая сокровенно жила в его молитве. Благодаря этой его любви многие и многие люди пришли в Церковь, стали чадами Божиими, в чём и есть главная награда для священника.

Последние пять лет отец Александр страдал тяжёлым недугом, но продолжал служить и руководить жизнью прихода.

Последнюю Литургию отец Александр служил на праздник Сретения Господня 2009 года. После этого он приезжал в храм, причащался, руководил приходской жизнью. Резкое ухудшение здоровья наступило на Страстной седмице.

Скончался батюшка 29 апреля сего года.

Отпевание состоялось 1 мая. Накануне был совершён парастас, во время которого приезжали проститься с собратом архиепископ Истринский Арсений и архиепископ Владимирский Евлогий. Чин отпевания совершали около пятидесяти священников и девять диаконов. Возглавлял отпевание по благословению Патриарха Московского и всея Руси Кирилла архиепископ Дмитровский Александр. На отпевании молилось множество народа, заполнявшего храм и церковный двор. После обнесения вокруг храма гроб был поставлен во дворе, где народ долго шёл прощаться с дорогим батюшкой. В доме причта была предложена поминальная трапеза, на которой было сказано много тёплых слов о почившем пастыре, о его любви к людям, о его молитвенном даре.

Погребение отца Александра было совершено на Николо-Архангельском кладбище в селе Никольское Балашихинского района Московской области, в нескольких метрах от алтаря храма, неподалёку от могилы его матушки. Погребение возглавлял протоиерей Владимир Воробьёв, настоятель Николо-Куз­нец­кого храма, ректор ПСТГУ, близкий друг усопшего.

Вечная тебе молитвенная и благодарная память, дорогой батюшка, отец Александр!

Май 2009 г.

Клирик храма святителя Николая в Клённиках

протоиерей Николай Чернышёв2

1В дни назначения отца Александра настоятелем храма святителя Николая в Клённиках он понёс тяжёлую утрату: 8 сентября 1990 года скончалась его матушка Галина Куликова.

2Автор выражает глубокую признательность приходскому совету храма святителя Николая в Клённиках, а также главному редактору “Московского журнала” Анне Филипповне Грушиной за любезно предоставленные материалы об отце Александре.

Биографические сведения приводятся по материалам публикации “Москов­ского журнала” (№ 1 за 2004 г.).

Поскольку вы здесь…

… у нас есть небольшая просьба. Все больше людей читают портал "Православие и мир", но средств для работы редакции очень мало. В отличие от многих СМИ, мы не делаем платную подписку. Мы убеждены в том, что проповедовать Христа за деньги нельзя.

Но. Правмир — это ежедневные статьи, собственная новостная служба, это еженедельная стенгазета для храмов, это лекторий, собственные фото и видео, это редакторы, корректоры, хостинг и серверы, это ЧЕТЫРЕ издания Pravmir.ru, Neinvalid.ru, Matrony.ru, Pravmir.com. Так что вы можете понять, почему мы просим вашей помощи.

Например, 50 рублей в месяц – это много или мало? Чашка кофе? Для семейного бюджета – немного. Для Правмира – много.

Если каждый, кто читает Правмир, подпишется на 50 руб. в месяц, то сделает огромный вклад в возможность нести слово о Христе, о православии, о смысле и жизни, о семье и обществе.

Похожие статьи
Проповеди. Воскресенье перед Рождеством…

Опубликовано в альманахе “Альфа и Омега”, № 50, 2007

В сети появился электронный архив журнала «Альфа и Омега»

«Альфа и Омега» некоммерческий культурно-просветительский журнал, посвященный богословским вопросам православия

Дорогие друзья!

Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: