Протоиерей Борис Бартов: Дорога длиною в жизнь

|

С протоиереем Борисом Бартовым мы встретились во время Страстной седмицы в апреля 2012 года. Надо сказать, что поговорить с ним было не так-то просто. Несмотря на свой почтенный возраст (а ему 86 лет!), отец Борис продолжает во время воскресных и праздничных дней возглавлять богослужения и произносить проповеди в храме, а также наравне со штатными клириками совершать Таинства: крещение, венчание, исповедь и исполнять требы.

Прихожане хотят попасть именно к этому батюшке. А еще не любит отец Борис, когда о нем в газетах пишут, или по телевизору показывают, считает это лишним и нескромным. Но в общении не отказывает, понимая, что такая у журналистов работа, а любой труд достоин уважения.

Рассказать о жизни протоиерея Бориса Степановича Бартова – объять необъятное. По большому счету это человек, ставший при жизни легендой Кунгура. О человеке судят по его делам, порой один его поступок расскажет больше, чем вся биография.

Навсегда с Церковью

17 августа 1925 года в семье Степана и Марии Бартовых в селе Кинделино Кунгурского района родился первенец. При крещении нарекли его в честь святого мученика благоверного князя Бориса. Он так и остался единственным ребенком в семье.

– Рос как все. Был октябренком, пионером, а вот комсомольцем не стал. Господь не допустил, – рассказывает отец Борис, – Музыкой немного занимался. У нас можно сказать маленький оркестр был: я на скрипке играл, отец мой – на балалайке. Как-то даже по радио выступал и на музыкальную олимпиаду в Свердловск ездил. О Церкви как-то особо не задумывался, отец мой неверующим был.

Раз на скрипке играл, то и решил после школы поступать в музыкальное училище. До сих пор отец Борис вспоминает свою встречу с представительницей «местной культуры» с ироничным испугом:

– Пришел документы подавать, а там женщина сидит такая… Я и не видал таких! У нас ведь все в заплатках ходили, а эта вся разодетая, губы накрашены! Что за чудо такое, думаю! Нет, я сюда не пойду, не подходит мне это, и… поступил в машиностроительный техникум.

Вскоре вернулся из лагеря, отсидев шесть лет, дедушка Бориса Андрей Водопьянов. Срок он получил за то, что был кулаком и церковным регентом в Кинделино. Он-то и начал приобщать внука к православию. Религиозные книги, которые приносил дед, Борис читал по ночам. Мама, заметив его интерес к религии, как-то спросила: «Может, в церковь сходишь, сынок?».

– В городе все храмы тогда были закрыты. Ближайший действующий храм был за 20 километров, в д. Шубино. Я встал, еще шести утра не было. Чтобы отец не ругался, пришлось согрешить, обмануть его. Взял я рейсшину, ватман, якобы чертежи делать, вышел из дому, спрятал все принадлежности в сарае и отправился в церковь. В этот день был праздник Преображения Господня. Подхожу к храму. Солнышко уже взошло. Сидят у храма нищие, не такие как сейчас с бутылками и папиросами, а чистые в этом отношении. Сидят, поют кантики. Меня это так поразило! Захожу в храм, там уже служба идет, поет городской хор. Я бывал и в кино, и в театрах, но это пение…Я как будто попал в новый мир! И с тех пор навсегда остался с Церковью!

«Макарыч»

Машиностроительный техникум Борис Бартов так и не окончил. С третьего курса призвали его в армию. Полсотни новобранцев построили у военкомата. «Ура!» – поприветствовал их офицер. «Ура!» – ответили молодые бойцы и отправились строем на станцию. Шел 1942 год. Степан Бартов провожал своего единственного сына на войну, до станции шел рядом.

– Мне уже потом мама рассказывала, пришел отец домой со станции и говорит: «Борис-то наш домой живым вернется!». Он у меня суеверный был, в приметы всякие верил. Вот и тут, оказывается, загадал, если запнусь я, то убьют. До самой станции я ни разу не запнулся…

В армии новобранцы сначала проходили «учебку». Еще перед отправкой Борису предложили в военкомате на выбор два училища: техническое авиационное или медицинское военно-морское:

– Какая медицина? Только авиация! Это теперь никого ничем не удивишь, хоть на Марс лети. А в те годы нам все было удивительно, все вызывало восторг: Чкалов на Северный полюс полетел! Герой!

К технике Борис Бартов всегда был неравнодушен. В детстве строил модели самолетов, планеры, а уже в мирное время, будучи священником, сам собрал две машины. Первую назвал «передвижка», но она плохо ездила, пришлось ее разобрать. Вторую машину строил уже вместе с сыном Василием. В «жигуленок», так назвал отец Борис свое новое изобретение, помещалось два человека. Скорость была по тем меркам приличная – 60 км/час. Как-то на «жигуленке» даже в Чернушку съездили.

В авиационной школе Борис Бартов получил специальность механика:

– Задача механика – подготовить самолет к вылету. Видали фильм «В бой идут одни старики»? Там был такой механик Макарыч. Так вот, это и была моя работа.

Борис Степанович обслуживал боевые самолеты, сам не управлял, но в вылетах участвовал. Довелось ему, спустя десятилетия и на воздушном шаре пролететь:

– На шарике-то многих в Кунгуре катали, тоже хотелось, конечно. На самолете – это другое, а на воздушном шаре летишь тихонечко, куда ветер подует. Хоть стол поставь и чай пей.

В том полете отец Борис благословил город Кунгур с высоты, взяв с собой икону Спасителя. Было тогда батюшке 80 лет.

С отвагой в сердце, с верой в душе

Северо-Западный, Украинский, Белорусский фронт – боевой путь Бориса Бартова. Он служил на военных аэродромах, готовил штурмовики к боевым вылетам и…молился. Большинство и однополчан, и командиров хорошо относились к его вере. Он носил крестик, и все об этом знали. Во время войны к верующим все-таки послабление было. Если на фронтовом пути попадался храм, и удавалось улучить минутку, солдат Бартов бежал в храм:

– Был такой курьезный случай в Белоруссии, под Минском. Я стоял часовым на посту у штаба. Сдал пост и пошел на аэродром за 12 километров, а на пути храм. Ну как не зайти? Захожу, батюшка посмотрел на меня и остановил чтение в раз. Певчие тоже замолчали. А ведь я прямо с боевого поста, с карабином. Они и подумали, что я батюшку арестовывать пришел…

В самые тяжелые минуты человек обращается к Богу, даже не зная молитв, просит о спасении. В годы войны священники служили не только в храмах. На полях сражений, в общем строю, сами шли в бой с молитвой и молились за своих товарищей, пусть и не верующих.

– В 44-ом на Украине, я встретил священника, который прямо на дороге поставил аналой, крест, Евангелие и благословлял всех солдат, идущих на фронт. Только ночью на пару часов уходил батюшка отдохнуть, и так почти трое суток. Скольких бойцов защитила его молитва, от скольких отвела беду…

После окончания войны Борис Бартов еще пять лет служил в армии. Награжден орденом Отечественной войны II степени, десятью медалями.

Монахиня под Белой горой

На жизненном пути каждого человека встречается множество самых разных людей. И, это только, кажется, что знакомства случайны, каждое из них несет определенный смысл…

Когда закрывали Белогорский монастырь, молодая женщина Евдокия, работавшая скотницей, попросила у игумена Варлаама благословения уйти в лес на пустынное житье. Отец Варлаам не разрешил. Тогда Евдокия сказала: «Я в блуд впаду, согрешу, ты будешь отвечать!». Пришлось священнику благословить ее. Дал ей с собой Святые дары, чтобы она могла причащаться в лесу. Вырыла Евдокия под Белой горой какую-то пещерку и жила там до старости. Потом начали к ее жилью лесозаготовки подходить, да и здоровье у пустынницы было уже не то, вернулась она в мир. Святые дары от Белогорского монастыря у нее еще остались. Их она передала Борису Бартову.

– Одна женщина, у которой как-то ночевала Евдокия, рассказала мне, что когда та уходила на пустынное житье, спросила у батюшки: «Как я узнаю кончину свою?». И он сказал: «Как исповедует тебя молодой священник Борис, так знай, что приближается твоя кончина». Лично от Евдокии я этого не слышал, так что не знаю насколько это достоверно. А Святые дары, если б знал, что Белогорье снова откроют, передал бы обратно. Но я же не пророк…

Кукша Одесский

Кукша – схиигумен, преподобный, Одесский чудотворец. В 1938 году был арестован и приговорен к 5 годам лагерей в Молотовской области, на изнурительных лесоповальных работах, а после отбытия этого срока — к 3 годам ссылки в деревне близ города Кунгура. По окончании срока ссылки возвратился насельником в Киево-Печерскую Лавру, где нес послушание в Ближних Пещерах. Почитание преподобного Кукши началось сразу после его кончины. Народ шел на его могилу, на братском монастырском кладбище, просил святого угодника и по его молитвам получал облегчение в скорбях и болезнях. В 1994 году были обретены его святые мощи, и схиигумен Кукша был причислен к лику святых в чине преподобных Украинской Православной Церковью.

Отцу Борису посчастливилось дважды встретиться с Кукшей:

– Первый раз я только видел его. В армии тогда еще служил, возвращался из отпуска. А Кукше как раз разрешили поехать в Киев. На вокзале мы и встретились. Я-то его не знал, мне мама сказала: «Гляди, это Кукша из Киевского монастыря!». А позже в очередном отпуске, прежде чем поехать домой, я заехал в Киево-Печерский монастырь. На площадке возле монастыря гляжу – Кукша! А среди паломников и мои земляки оказались, и говорят Кукше: «Солдатик-то из Кунгура». Тот скоренько сбегал к себе в келью, несет булочку хлебушка и стакан чаю: «На тебе, солдатик из Кунгура!».

Искупление

В 1996 году Борис Степанович Бартов за большой вклад в духовное возрождение Кунгура был удостоен звания «Почетный гражданин города Кунгура». Но далеко не каждый знает предысторию этого.

– В годы атеизма, я как священник служил, проповедовал, хоть плохо, но проповедовал. На службы ходила женщина одна, как потом выяснилось, все мои проповеди фиксировала и передавала «наверх». А потом она стала умирать. Видимо совестно стало, и она решила мне что-то хорошее сделать. Начала собирать подписи среди кунгуряков, чтобы мне дали звание почетного гражданина. Ходила по домам, заводам, организациям. По ее словам, две тысячи подписей собрала. Принесла в горисполком ходатайство, Дума утвердила. Если мое почетное звание помогло ей снять грех с души, пусть так и будет…

Если дорога не ведет к Храму, тогда зачем она?

На второй день демобилизации, перед отъездом в Кунгур, Борис Бартов зарегистрировал в ЗАГСЕ брак с Марией Пиница. Присмотрел свою невесту он в селе Дубровное Черниговской области. Его часть там стояла, а эта дивчина была там почтальоном. Дорогой молодые венчались в Пророко-Ильинском храме Загорска.

Вернувшись домой, Борис Бартов устроился слесарем на Машзавод, но вскоре понял, что без церкви не может. Выбрав для себя путь священнослужителя, он поехал в Пермь.

– Поехал я к Владыке. Тот удивился, что за парнишка такой, откуда взялся? А дело в том, что и во время войны, и после, где в храмах бывал, читал ли на клиросе, пел ли, просил у служителей расписки, что я действительно это делал. Уже тогда думал, что пойду в церковь. Так вот даю Архиепископу одну бумажку, вторую, третью. У него в глазах удивление! Начал меня «пытать», что я знаю. А дедушка-то меня научил славянскому чтению, пел я маленько, ну промурлыкал что-то. Архиепископ решил: будем рукополагать. А ведь тогда без уполномоченного ничего нельзя было делать. Навели справки обо мне, родителях, родне, знакомствах и только тогда разрешили.

В 1950 году Борис Степанович был рукоположен в сан диакона и приписан ко Всехсвятскому храму города Нытвы. После рукоположения в пресвитерский сан, в 1951 году был назначен настоятелем Иоанно-Златоустовской церкви села Шубино, позже настоятелем Кунгурских храмов, сначала Всехсвятского, а после открытия в 1996 году Спасо-Преображенского.

В ту пору Всехсвятский храм был один на весь город. Прихожанам в нем тесно было, особенно в праздничные дни. Из алтаря выйти для священника целая проблема была. Отец Борис неоднократно подавал заявления, чтоб разрешили сделать вход в алтарь. Десять лет бился батюшка с уполномоченным.

– Как говорят, не было бы счастья, да несчастье помогло. Пришел как-то к нам проверяюший из пожарной службы. Я ему объясняю, что в храме тесно, будет пожар, не дай Бог, погибнем все здесь. Алтарь надо? Надо! Вход в него надо? Надо! Пиши документ!

Так и появилось предписание с подписью пожарного. По этому требованию пожарной безопасности и прорубили вход в алтарь. Когда в горисполкоме узнали, всполошились, но было уже поздно, не закладывать же вход. Также с большими трудностями «выбивал» отец Борис разрешения на несколько лампочек в храме и асфальтовую дорогу к нему. Ни один из руководителей в то время не решался сделать что-то для церкви, за это можно было и с должности «слететь» и партбилета лишиться.

– Для того чтобы сделать пристрой к храму, сначала решили собрать подписи прихожан, но уполномоченный запретил. А вот индивидуально, каждый человек мог просить о чем угодно. Я сообразил, что к чему, написал несколько вариантов прошений о пристрое и пустил их по городу. Прихожане их начали переписывать своей рукой, и дело пошло. Одно дело, когда одно письмо с пятьюстами подписями уполномоченному придет и другое, когда пятьсот писем придет. Разрешили.…Так с Божией помощью были выстроены два придела во Всехсвятском храме.

Отец Борис и Мария Никифоровна вырастили трех сыновей и дочь. Воспитали их родители в верности православию. Старший Геннадий окончил Ленинградскую Духовную Семинарию, затем Академию. Стал священником, а теперь является настоятелем Собора Святой Живоначальной Троицы лейб-гвардии Измайловского полка в Санкт-Петербурге. Василий помогал восстанавливать Спасо-Преображенский храм, где и работает сейчас управляющим, здесь же его сын Павел служит пономарем. Не остался в стороне от богоугодного дела и сын Михаил. Дочь Елена стала женой священника. У Бартовых 18 внуков. Андрей и Александр получили богословское образование, совершенствовали знания за границей. Внучка Екатерина занимается иконописью. Подрастает третье поколение отца Бориса – 10 правнуков.

Праздник Преображения Господня для протоиерея Бориса Степановича Бартова особенный. Крестили маленького Борю в день Преображения. И день, когда он впервые сознательно пришел в храм в д. Шубино, тоже был 19 августа. И до сих пор отец Борис служит в Спасо-Преображенском храме, являясь его Почетным настоятелем.

Валентина Рогожникова

Пресс-служба Кунгурского благочиния

Фото: из архива Кунгурского благочиния Пермской епархии РПЦ

Помоги Правмиру
Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!
Пожертвования осуществляются через платёжный сервис CloudPayments.
Дорогие друзья!

Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!