Протоиерей Димитрий Смирнов: я рад и счастлив, что в Америке перестанут убивать наших детей!

Госдума приняла в третьем окончательном чтении «закон Димы Яковлева», который является ответом России на «акт Магнитского» и вводит запрет на усыновление российских детей гражданами США. Об адекватности ответа власти на список Магнитского в своем видеоблоге рассказал протоиерей Димитрий Смирнов.

Дорогие братья и сестры!

В Интернете поднялась буря по поводу «закона Магнитского» и по поводу «закона Димы Яковлева». Их противопоставляют, потому что один был вызван другим. И в связи с этим возникла полемика о том, насколько адекватен ответ нашей законодательной власти, как реакция на «акт Магнитского» с американской стороны.

Вернее, это нельзя назвать полемикой, скорее это «сплошной полив», на который практически нет ответа, но который может произвести такое впечатление на людей, что в нашей стране как-то очень серьезно общество озабочено нашими сиротами.

Все время вопрос как-то уходит от главного к второстепенному. Каждый раз, когда убивали очередного русского ребенка, наши СМИ аккуратно об этом сообщали, и о тех уголовных процессах, которые происходили. Но такой бурной реакции общества на это не было. А лучше сказать – никакой. Поэтому возникает мысль: а почему вдруг такая реакция сейчас, когда этот закон прекращает убийства детей? Неужели все люди, которые выступают по этому поводу, озабочены процветанием этого бизнеса, продающего наших детей в Америку? Ведь ни для кого не секрет, что это бизнес. И даже в прессе публикуются данные о том, что 80 миллионов долларов в год оборот этого бизнеса, в котором участвует и наш русский чиновник, и агентства, и усыновители, и директора детских домов. А сам Дима Яковлев был продан директором детского дома из Печор Псковских, который вообще продал не одного ребенка. Я не знаю, сейчас он работает или нет. Но я знаю эту историю довольно близко, потому что одной ситуацией непосредственно занимался. Потому что был озабочен тем, чтобы одной маме приобрести квартиру, чтобы ее не лишили детей и не продали их в Америку.

Почему-то никто не обращает внимания на то, что детей в Европе не убивают, а убивают исключительно в одной Америке. Мы не знаем ни одного процесса, чтобы ребенок, усыновленный в Европе, в одной или другой стране, был убит. В голову приходит мысль о том, что за этим стоит что-то другое. Может быть, повод еще и еще раз рассказать о России и о ее власти – законодательной, исполнительной, судебной, что она самая, что ни на есть плохая и нехорошая?

Единственное, что в этом всем вое можно различить, это слова Медведева о том, что пора заняться проблемой. Потому что Россия никогда не страдала отсутствием интеллектуалов. Сейчас у нас еще есть и средства. Если у нас есть средства запускать и топить после этого в мировом океане спутники, которые стоят миллиарды долларов, то неужели за эти деньги мы не можем, не запуская какое-то время спутников, решить проблему с нашими сиротами? Если к ним подойти по-другому.

В его словах о том, что нужно плотно наконец посмотреть на эту проблему, содержится успокаивающая нота. Наконец начнет что-то решаться. Потому что система призрения сирот в нашей стране бесконечно устарела. Она не дает доброго результата. И большинство детей, которых выпускают наши сиротские государственные учреждения, в результате оказываются в тюрьме. После того, как истрачены миллиарды денег, иметь такой результат? По-моему, тех, кто этим занимается, нужно просто заменить.

Поэтому в этой истерике есть и положительный момент. Можно рассуждать о том, что там взрослых не пускают в Америку, а тут фигурами в этой игре становятся дети и спекулировать на том, что дети больные. Но лучше сделать что-то положительное. А всю эту энергию направить на то, чтобы решить проблему с сиротами.

Мне кажется, путь к решению этой проблемы лежит на поверхности. Допустим, весь бюджет сиротский, а лучше сказать – его большую часть, допустим 80%, отдать усыновителям и начать пропаганду усыновления, а на остальные 20% создать структуру, которая бы следила за расходованием этих средств, чтобы не было злоупотреблений, чтобы к детям действительно хорошо относились. Может начать этот вопрос не везде, а в какой-то одной области. Я знаю, в Калужской области был такой процесс и какую-то часть бюджета отдали усыновителям. В результате исчезло несколько детских домов. Почему этот опыт не распространяется?

Я по-прежнему рад и счастлив тому, что в Америке перестанут убивать наших русских детей, которых усыновляют не только больных, как это постоянно выпячивается в некоторых СМИ. Нет, наоборот, здоровых. И даже и пытаются с помощью очень легко управляемых деньгами недобросовестных директоров детских домов получать справки о том, что дети больны – для того, чтобы быстро пройти процедуру усыновления. Те, кто имеют средства, действительно проходят ее быстро. И даже у нас в стране.

Я однажды наугад пришел в органы опеки, у нас в Москве. Не скажу куда. Говорю: так и так, я уже не очень юный человек, но все-таки хочу усыновить дитя и так далее. С чего начался наш диалог? Специалист по усыновлению этого органа опеки стал меня от этого отговаривать. Буквально один в один, как в женской консультации маму, у которой двое детей, отговаривают рожать третьего. То есть существует такая установка.

Всякий взрыв или истерия сами по себе не несут ничего хорошего, потому что все это довольно противно. От начала до конца – спекуляция. Но она имеет, оказывается, свои положительные плоды. Пусть пока на словах. Но я все-таки верю, что Господь промыслом своим избрал этот единственный путь, чтобы заострить проблему, которая для меня лично важна и дорога. Потому что когда у меня была возможность, я создал три детских дома и непосредственно участвовал в воспитании пяти десятков мальчиков. Эту проблему знаю изнутри. И знаю все проблемы, которые испытывают усыновители.

Пусть это не покажется страшным, но я понимаю, за исключением случая с Димой Яковлевым, где была просто халатность, что привело к убийству детей родителями. Дети их довели. Но все-таки перед тобой маленький ребенок, и вместо того, чтобы его убивать, нужно использовать другие педагогические способы.

Те проблемы, который взрослый человек испытывает при воспитании серьезно травмированных детей, мне очень хорошо известны. И известно как их преодолевать. Но главная проблема – это проблема нашего народа. Она в том, что в результате советского воспитания народ стал куда более безжалостен, чем был еще 70 лет назад.

Я никогда не забуду, как однажды во Франции ко мне на автобусной остановке подошел старый француз и, спросив, русский ли я, стал мне говорить, что русские – это самый лучший народ на Земле. Я говорю: с чего это Вы взяли? Он говорит: а я был у вас в плену. И ваши голодные женщины, когда нас вели, кидали нам через конвой хлеб. Потому что они нас жалели. Такое, говорит, нигде невозможно увидеть, ни в одной стране мира. Я думаю, если бы мы сейчас перенесли в наше время ту же ситуацию, то ничего подобного не увидели. Существование и детей сирот, и мам, которые легко убивают детей с помощью других мам – врачей, и третьих мам, которые легко этих детей оставляют в родительных домах, а другие мамы их уговаривают со словами «зачем тебе это надо?» – все это говорит о том, что наше общество не больное, оно просто сумасшедшее.

Надеюсь, что именно промысел Божий создал эту ситуацию, для того, чтобы мы опомнились. Очень много всяких призывов у нас в стране к покаянию, к переосмыслению. Мы очень любим обозначить какую-то проблему и устроить крестный ход под знаменем решения этой проблемы. Но, мне кажется, отношение наше к детям – и не рожденным, и родившимся, но живущим в условиях, которые, скорее всего, приведут их на тюремную койку, это главная национальная проблема. И дай Бог, чтобы мы все задумались над этим. Потому что любые наши экономические успехи, или превышение рождаемости над смертностью, или прибавление зарплаты ежегодное – это все сами по себе вещи неплохие. Но это пир во время чумы.

Все эти события и реакция на них тех людей, которые именуют себя обществом, у меня рождают такие мысли. Что может сделать один священник? Очень и очень мало в масштабе страны. Но я воспитываю своих деток не один. Потому что те детские дома, которые я устраиваю, они не государственные. У государства там нет денег. Их дают очень много людей, которые готовы помочь этому движению навстречу детям. Мы можем это, пока еще наши чиновники наконец создадут некую систему, которая была бы и добра и действенна. И тогда нам не понадобятся ни американцы, ни европейцы, для того, чтобы решить проблему наших детей.

Это даже звучит как-то цинично! Кого должны интересовать наши дети? Слезы нужно лить не потому, что американцам теперь не дают усыновлять детей. Хотя я знаю американские православные семьи, которые усыновляют детей и даже детей очень тяжелых. И как они с ними страдают, и какие огромные средства тратят на их реабилитацию. Это мне все известно, я совершенно не на Луне живу. И при современных средствах коммуникации множество информации приходит. Но все равно это проблема нашего русского народа. И мы не можем ее таким образом решать, ссылаясь на какие-то там вещи. Как и обеспечение теплом за Полярным кругом наших жителей – это не проблема американцев или голландцев, это наша проблема.

Пусть мне кто-нибудь назовет проблему, которая важнее, чем наши дети – самые обездоленные и брошенные. И пусть задумается каждый, кто говорит «зачем он тебе нужен?» маме, которая оставляет в детском доме своего ребенка, пусть даже с каким-то дефектом. Почему ты не говоришь «возьми его, это твой сын, твоя дочь, ты должна душу свою положить для того, чтобы этому человечку дать возможность жить, а может быть и выиграть Параолимпийские игры». Зачем тогда они проводятся, эти игры? Разве не для того, чтобы показать, что никакая инвалидность не ставит крест на ребенке?

Эта история каким-то странным и даже чудесным образом выплыла. Когда я сам размышлял, а какой же будет реакция на «акт Магнитского», совершенно неожиданно выплыла эта тема с детьми. Я думал, что уже наше общество окончательно мертво к этой идее. А тут такое единство оказалось. Все, оказывается, любят наших детей. Только мало кто старается что-то для них сделать. Дай Бог, чтобы это поменялось. Спасибо вам за внимание!

Видео: Блог протоиерея Димитрия Смирнова, подготовка текста: портал«Православие и мир»

Читайте также:

Протоиерей Андрей Воронин о поправке «Димы Яковлева»: Лишили шансов одним росчерком пера

Епископ Пантелеимон (Шатов) подверг резкой критике запрет усыновления российских детей гражданами США

Владимир Легойда: про детей – без политики и эгоизма

Поскольку вы здесь…

… у нас есть небольшая просьба. Все больше людей читают портал "Православие и мир", но средств для работы редакции очень мало. В отличие от многих СМИ, мы не делаем платную подписку. Мы убеждены в том, что проповедовать Христа за деньги нельзя.

Но. Правмир — это ежедневные статьи, собственная новостная служба, это еженедельная стенгазета для храмов, это лекторий, собственные фото и видео, это редакторы, корректоры, хостинг и серверы, это ЧЕТЫРЕ издания Pravmir.ru, Neinvalid.ru, Matrony.ru, Pravmir.com. Так что вы можете понять, почему мы просим вашей помощи.

Например, 50 рублей в месяц – это много или мало? Чашка кофе? Для семейного бюджета – немного. Для Правмира – много.

Если каждый, кто читает Правмир, подпишется на 50 руб. в месяц, то сделает огромный вклад в возможность нести слово о Христе, о православии, о смысле и жизни, о семье и обществе.

Похожие статьи
Специалисты по работе с сиротами выступили против тестирования для приемных семей

Открытое письмо по поводу готовящейся законодательной инициативы Минобрнауки выложено на сайте Фонда «Институт семейных просветительских и правовых…

Фестиваль «Мамин день» поможет детям-сиротам

Фестиваль проходит в рамках всемирного флешмоба #ЩедрыйВторник

Дорогие друзья!

Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: