Протоиерей Игорь Гагарин: что делать с православным ребенком?

Источник: радиопрограмма Московской епархии "Свете Тихий"

Обязательно ли для ребенка из православной семьи получать именно православное образование в православной же школе?  Так ли страшно учиться   в неправославной школе? Приравнивается ли это к слову «выжить», или война отменяется? Может быть, проблема «своих» и «чужих» слишком преувеличена? Что важнее – казаться верующим или быть хорошим человеком? Об этом размышляет протоиерей Игорь Гагарин, настоятель Иоанно-Предтеченского храма села Ивановское Богородского благочиния Московской епархии.

Священник Игорь Гагарин

О.Игорь Гагарин: Я не стал бы противопоставлять верующих и неверующих  детей, потому что сейчас  у всех детей доброжелательное отношение к вере.

Это в советское время мы воспринимали верующих как чуждых нам людей из другого мира. Я не помню, ни ребенка, ни взрослого верующего. Были бабушки, но на них и смотрели – ну, бабушки и бабушки.

Сейчас другая ситуация – бабушки перед первым сентября ведут детей на исповедь и на молебен. Я знаю, что детей воцерковленных  в поселке единицы, но перед первым сентября приходят все. Они далеки, но не враждебны.

Когда я прихожу в школу по приглашению учителей и провожу беседы перед праздниками, я всегда вижу живой отклик, дети внимательно и доброжелательно слушают,  я вижу, что потенциально они все верующие.

Просто одни получили воспитание такое –  их познакомили с верой, а других не познакомили.

Когда ребенок сам себя противопоставляет другим  детям,  то это и  неудивительно, что его не принимают. Что  требует христианство? Чтобы в человеке   были качества,  которые ценятся и верующими, и  неверующими:  честность, прямодушие, щедрость, доброта, отзывчивость.

Есть какие-то моменты, когда между верующими и неверующими будет разница – в вопросах  целомудрия, сквернословия. Но одна из главных заповедей: не судите, да не судимы будете, не осуждайте, а показывайте пример.

Родители должны показывать: не осуждай своих сверстников, которые говорят нехорошие слова, сам так не делай. Если рядом со мной дети ведут себя плохо, а я веду себя хорошо и воздерживаюсь от того, чтобы их осуждать, то не должно возникнуть проблем. Ведь душа ребенка тянется к добру.

Мне вспоминается хороший пример про Алешу Карамазова: когда ребята видели, что Алешу смущают слова и поступки, они смеялись над ним, но потом это прошло, и они его еще больше  полюбили. Самое главное – не превозноситься. Православный ребенок вполне может жить в мире, в ладу, в согласии со своим  сверстниками.

photosight.ru. Фото: Александр Свистунов

photosight.ru. Фото: Александр Свистунов

Корр.: Не то, как неправославные сверстники влияют на православного ребенка, а то, как ведут себя дети из православных семей, видится серьезной проблемой. Многие дети руководствуются двойной моралью, но на самом деле, поражает то,  что двойной нравственной жизнью живут их родители, говорит отец Игорь. Хорошие слова не соотносятся с плохими поступками.

О. Игорь Гагарин:  Воспитанные в окружении верующих часто ничем не лучше детей, которые воспитываются без Бога. Не все – есть очень достойные, воспитанные в вере.  С детьми происходит то же самое,  что и со взрослыми.

Можем ли  мы, положа руку на сердце, сказать, что соответствуем званию христиан,  что мы соль земли и свет миру? Я о себе этого сказать не могу.  Мы проявляем  немощи, слабину даем. Само по себе знание о том, что такое хорошо и что такое плохо,  не делает хорошим. Даже если я люблю хорошее и осознаю плохое плохим, это не значит, что я буду делать только хорошее и не делать плохое.

Мы взрослые все это понимаем. Я достаточно легко прощаю это в других, потому что вижу это в себе, потому что понимаю эту немощность.

А ребенок, когда видит немощь, не может объяснить это. Он видит, что папа и мама говорят, что нельзя осуждать,  отвечать злом на зло, что надо прощать и уступать.  В то  же время он же видит, что в его семье все это нарушается на каждом шагу: осуждение, нечестность и масса других вещей.

Ребенок уже с детства понимает, что, соблюдать все правильные наставления необязательно. Раз мама и папа говорят,  что это надо,  но сами этого не делают, значит, это не очень-то и надо. Значит, это игра такая. Тут же, выйдя с урока  или отойдя с исповеди, ребенок все то же и делает. Это печально.

Корр.: Когда человек приходит к вере, то, конечно же,  легче всего и лучше всего ему дышится среди таких же, как он, – верующих. И как хочется, чтобы верующими были все вокруг. Но что мы делаем, чтобы христиан вокруг стало больше? Часто мы подаем окружающим такой пример, что им и в христиане-то идти не хочется.

Ребенок, выросший в нехристианской, в неверующей семье, часто думает о христианах хорошо: «есть такие люди, которые никогда не поступают плохо», – думает он.

А ребенок из верующей семьи видит христианский мир изнутри. И он оказывается не таким уж совершенным, и люди в нем продолжают вершить неблаговидные поступки. Но только при этом они еще и утверждают, что их делать нельзя.

Как тут быть, если мы все не ангелы и не можем служить своим детям иконой? Господь наказывает не за грех. А за то,  что не было попытки раскаяться, напоминает отец Игорь Гагарин. Лучшее воспитание – хороший пример, в  том числе и пример признания самому себе, что сделал плохо.

О. Игорь Гагарин: Как быть родителям? Первый ответ – не будьте такими: не лицемерьте, не лгите, не делайте того, что не велит Господь. Да мы бы  и рады так, но у нас не получается.

photosight.ru. Фото: Ираклий Шанидзе

photosight.ru. Фото: Ираклий Шанидзе

Как уберечь ребенка от фарисейской закваски, которая может привиться с детства? Я думаю, есть только один способ: как сказал об этом Иоанн Лествичник: «не  за то осудит нас Господь, что мы грешили, а за то, что мы не плакали о своих грехах».

Сидят муж и жена, перемывают кости при ребенке, и это может идти без конца – и тогда это беда. А может быть такое, что спохватился кто-то: Господь не велит, прости,  Господи! И этот маленький эпизод, что они  остановились, хотя и сорвались, сами себя за это осудили, дали себе оценку, – вот  это запомнится ребенку. Родители сделали нехорошо,  но они это понимают.

И если мы совершаем какие-то нехорошие, недостойные вещи, но будем осознавать неправоту, и ребенок будет свидетелем нашей самооценки, мы можем обезвредить  яд, который входит в детскую душу. Он понимает,  что в душе идет борьба.

Одно правило – хотя бы не оправдывать себя, при ребенке признаться.

Корр.: Это даже мужество, а вовсе не слабость – признаться собственному ребенку, что ты не прав.

Что может быть лучшим примером, чем не стыдиться признать очевидное – мы грешники,  и быть  готовым с грехом побороться.  Это куда правильнее, чем бороться с неправославными одноклассниками.

Сюжет прозвучал в радиопрограмме Московской епархии на канале «РТВ-Подмосковте» «Свете Тихий» 21 октября 2011 года.

Читайте также:

Православное воспитание детей. С кем должен дружить православный ребенок?

Православное воспитание детей. Как не вырастить ребенка атеистом?

Православный ребенок в светском мире

 

Помоги Правмиру
Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!
Пожертвования осуществляются через платёжный сервис CloudPayments.
Похожие статьи
С чего начинается вера?

Как воспитывать детей, чтобы они пронесли свою веру через всю жизнь

Вырос и лежит на диванe

Как быть, если ребенок взрослый и ничего не хочет?

Ребенок не послушает духовника, если в семье все по-другому

Но есть родители, которым можно сказать: «Спасибо за детей»

Дорогие друзья!

Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!