Протоиерей Игорь Гагарин: Вопрос о частоте исповеди должен решаться индивидуально

В продолжение обсуждения статьи протоиерея Павла Великанова «Покаяние нераскаянное» – комментирует протоиерей Игорь Гагарин, настоятель Иоанно-Предтеченского храма села Ивановское. 

В настоящее время таинства исповеди, причастия на практике очень тесно связаны друг с другом.  Для многих людей одно от другого отделить нельзя.

В  древности такого не было — причастие и исповедь совершались отдельно. Исповедь была нужна человеку, когда были действительно реальные проблемы, что-то тяжелое было на совести, а причастие было регулярным, первые христиане и не мыслили участия в божественной Литургии без причастия.

В настоящее время такая же практика осталась для священников. Мы, священники, не исповедуемся перед каждым причастием, а причащаемся на каждой литургии, на которой служим. Исповедуемся только тогда, когда действительно есть в этом реальная потребность.

Для мирян исповедь перед причастием появилась тогда, когда причастие стало редким. Тогда было понятно, что если человек долго не причащался, то надо уж подготовиться к причастию, понятно, что накопилось что-то такое на совести, что препятствует его причащению. Но я думаю, что в связи с тем, что сейчас, слава Богу, у нас стали причащаться чаще, возникает вопрос о целесообразности требования исповеди перед каждым причастием.

Я думаю, что здесь должен быть  индивидуальный подход. Если я как священник, вижу, что идет к Чаше человек, которого я не знаю, нужно понять, насколько он готов к причастию. Но если священник знает своих прихожан, которые еженедельно участвуют в Божественной литургии, то, на мой взгляд, вполне можно вернуться к практике исповеди по острой необходимости.

Как и написано в статье отца Павла Великанова, для многих людей иногда это будет реальным препятствием. Мне иногда говорили некоторые: «Батюшка, я не причащаюсь, потому что не знаю, что мне сказать. Вроде бы нет ничего такого особенного, в чем есть необходимость каяться сейчас. Но без исповеди нельзя, и я не иду к Чаше».

Я в таких случаях объясняю: прекрасно, что ничего серьезного за тот короткий отрезок времени, который прошел после последнего причастия, не случилось. Понятно, что есть мелкие грехи, мысли, но для этого есть наша личная покаянная молитва. Я думаю, что не стоит на исповеди вспоминать каждую деталь, каждую мелочь.

Если человек идет к врачу на какой-то очередной осмотр, и у него ничего не болит, он же не расстраивается по этому поводу! Когда заболит, тогда и скажет. Поэтому я думаю, что имеет смысл постепенное возвращение к той практике, когда исповедь не обязательно будет предшествовать причастию.

Но я повторяю, что это должно быть индивидуально. Если священник хорошо знает прихожанина, с которым регулярно общается, который, действительно, живет жизнью прихода, то имеет смысл допускать его к чаше без исповеди.

По этому поводу многие спорят, но я сторонник того, чтобы причастие было как можно более частым. Нельзя давить на человека, подталкивать человека к ежевоскресному причастию, но если у кого-то такое желание есть, я думаю, что этому надо радоваться, идти этому человеку навстречу.

Многие люди иногда сами рвутся на исповедь, видно, что только человек исповедовался – и опять он рвется, что-то не то у него на душе. Поэтому в нашем храме мы все равно исповедуемся раз в неделю. Но если какой-то праздник на неделе, то я благословляю человека причащаться без исповеди.

Читайте также:

Покаяние нераскаянное?

Покаяние: дурная бесконечность или творческое озарение?

 Исповедь – проходной билет ко Причастию?

Исповедь: что лечить — симптомы или болезнь?

Понравилась статья? Помоги сайту!
Правмир существует на ваши пожертвования.
Ваша помощь значит, что мы сможем сделать больше!
Любая сумма
Автоплатёж  
Пожертвования осуществляются через платёжный сервис CloudPayments.
Похожие статьи
Мы ушли от закона, но не пришли к любви

«Прошел день без доброго дела, да и что такого? Сами концы с концами едва сводим!»

Папа Франциск дал священникам постоянное право отпускать грех аборта

Конец Года милосердия не означает конца самого милосердия, сказа понтифик