Протоиерей Владимир Силовьев о романе Мединского: «Стена» из прошлого

В свет вышел роман Владимира Мединского «Стена». В основе произведения – события Смутного времени. Своим впечатлениями от книги делится протоиерей Владимир Силовьев, руководитель издательства Московской Патриархии.

Читайте также: «Стена» Мединского: схимник-партизан

Протоиерей Владимир Силовьев

Протоиерей Владимир Силовьев

В своём романе Владимир Мединский совмещает вроде бы несовместимое. С одной стороны, «Стена» – это глубоко патриотическое произведение, написанное, с другой стороны, в хорошем приключенческом жанре. «Стена» открывает не очень известную и весьма недооцениваемую страницу истории России: начало XVII века, осада Смоленска войсками Сигизмунда, оборона города. Обычно это упоминается вскользь – ведь главное внимание уделяется событиям, происходившим в Москве. Но оказывается, что и то, что происходил в Смоленске – важный эпизод в истории страны, и это – город-герой начиная с XVII века.

Говоря о событиях XVII века нельзя обойти роль Православной Церкви. В книге неоднократно подчёркивается выдающаяся роль Патриарха Гермогена (в этом году исполнилось 400 лет со дня его кончины) в спасении Отечества от Смуты. Говорится о роли смоленских иерархов, которые были вместе со своим народом.

В книге можно увидеть параллели событий времён Смутного времени и того, что происходило на смоленской земле во времена Великой Отечественной войны 1941 – 1945 годов. И читатель осознаёт: люди не исчезают в пучине истории, они остаются со своими потомками, с нами, живущими сегодня. Это очень важно с точки зрения православной догматики. Мы знаем – смерти нет. И связь между поколениями – живая, подлинная, а не какая-то мемориальная.

Присутствует в романе и романтическая сторона, – чистая жертвенная любовь.
Это произведение для всех, кто любит хорошую интересную книгу. Это серьёзное чтение, с другой – роман легок и интересен для восприятия. Так что советовать «Стену» можно и подросткам, и взрослым людям.

Одна из важных установок романа: человек должен быть честным до конца, какие бы обстоятельства его окружали, какие бы трудности не сопровождали его жизнь, – и в любви, и в исполнении своего долга. Как воевода боярин Михаила Шеин.

Он фактически был одиночкой. Москва уже занята поляками, его многие не поддерживают, а он остался верен своему долгу, себе. Его жизнь, служение говорят нам о том, что и в Смутное время, даже в самый тяжёлый его период, были лучи света, а не только сплошная тьма.

Подготовила Оксана Головко

Читайте главу из книги “Стена”:

Православие и мир
«Стена» Мединского: схимник-партизан

Владимир Мединский

За десяток верст от крепости, по припорошенной снегом дороге шел странник – старик с согбенной спиной, совсем дряхлый на вид. Однако шагал он на удивление споро, отмеривая версты разбитыми бахилами, опираясь на посох, вырезанный из кривого ствола молодой липки.

Помоги Правмиру
Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!
Пожертвования осуществляются через платёжный сервис CloudPayments.
Похожие статьи
Сериал про Смутное время – скоро на экранах!

Владимиру Мединскому удалось совместить в романе многое: и детективно-приключенческий сюжет, и человеческую любовь и преданность, и…

Мне тридцать лет, а я боюсь Бабайку из книжек моей дочери

Мы выросли и вдруг обнаружили, что детские сказки – настоящий кошмар

Дорогие друзья!

Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!