Протоиерей Владимир Вигилянский о несостоявшемся молебне о здравии задержанных панк-феминисток

8 марта защитники задержанных полицией участниц панк-феминистской группы Pussy Riot, совершившим хулиганство в храме Христа Спасителя, попытались провести молебен об их здравии. Для молитвы был избран все тот же главный собор Русской Православной Церкви. Однако храм был закрыт по техническим причинам.

Организатор несостоявшегося молебна, студент Павел Архипов, был задержан полицией по обвинению в неповиновении сотрудникам правоохранительных органов. Вскоре молодой человек был освобожден.

Что произошло возле храма? Почему он оказался закрыт? Возможно ли совершение молебна о здравии обвиненных в кощунстве девушек? На вопросы ПРАВМИРа ответил глава пресс-службы Московской Патриархии протоиерей Владимир Вигилянский, находившийся в храме Христа Спасителя во время описанных событий.

– Храм был закрыт из-за того, что там собирались провести молебен об участницах группы?

Протоиерей Владимир Вигилянский

– Храм был закрыт на работы по подготовке к Пасхе, как было на прошлой неделе и будет на будущей. Если бы о том, что кто-то придет помолиться, предупредили заранее, уборку передвинули бы на другой день.

На территории комплекса храма Христа Спасителя действует деревянная церковь, которая была в это время открыта для желающих помолиться.

В церкви всегда есть дежурный священник – когда я приехал, было два священника и один диакон, дежурящие на территории храма Христа Спасителя в течение дня. Помощник ключаря храма протоиерея Михаила Рязанцева выходил на улицу и сообщил, что священники ждут желающих помолиться у нижнего храма Преображения Господня. Так что никаких препятствий для желающих провести молебен не было.

– Удалось ли вам пообщаться с кем-то из организаторов и участников этого несостоявшегося молебна?

– Не удалось. Мне позвонили с канала Ren-TV, сообщили, что в 15.30 планируется такое мероприятие, приедет телевизионная группа – я поехал в храм, чтобы как глава пресс-службы обеспечить возможность съемки. Мы с отцом Михаилом Рязанцевым в нижнем храме ждали, что к нам кто-нибудь подойдет, но охрана сообщила, что группа из десяти-пятнадцати человек собралась на Волхонке. Мы подождали еще, отец Михаил вышел на улицу, простоял минут десять, но к нему никто из этих людей так и не подошел. Какие-то люди спрашивали у него, где можно поставить свечку, когда откроется храм – он на все ответил и ушел.

Потом, около четырех часов дня, вместо него вышел я. На месте стояли представители средств массовой информации, были простые прохожие, какие-то православные люди – в том числе, и знакомые мне лица, но вычленить, кто из них собрался на этот молебен, я не смог, а ко мне никто из них не подошел. Священник, дежуривший в деревянном храме Державной иконы Божией Матери, сказал, что к нему тоже никто не подходил. По его словам, приходили только какие-то люди с детьми, иностранцы – ставили свечи, смотрели церковь, но от организованной группы никто не подходил.

Представители прессы задали мне самые простые общие вопросы, связанные с панк-группой Pussy Riot, будет ли вмешиваться Патриарх, о моем личном отношении к их задержании. Я в течение минут десяти-пятнадцати ответил, и мы разошлись. Больше ничего не произошло. Я понял, что только зря приехал, потому что никто ни о каких съемках не просил. Сами журналисты спрашивали: “Что здесь было?” – а я только и мог ответить, что ничего не видел.

Так что мы свой долг выполнили.

Потом мне сказали, что какие-то молодые люди с сигаретами давали интервью на фоне храма Христа Спасителя, но я их не видел, о чем их спрашивали – ни я не знаю, ни тот, кто мне рассказывал, не слышал. Кажется, когда я беседовал с прессой, их вообще уже не было на месте. Возможно, они смешались с толпой, но там и толпы-то не было – человек двадцать-тридцать, со всеми прохожими и журналистами.

Говорят, приезжал Анатолий Кучерена, правозащитник, но я и его не видел – видимо, он был в самом начале.

-Что вы можете сказать по поводу задержания организатора молебна?

-Ничего. Это происходило не на моих глазах, и я даже не знаю, кто это.

– Если бы кто-нибудь из организаторов все-таки подошел к кому-то из священников с просьбой отслужить молебен о здравии этих девушек – что бы на их просьбу ответили?

– Если бы пришли лично ко мне, я бы попросил придти в воскресенье, поскольку в будний день Великим постом по уставу молебен не совершается. Другой священник, возможно, сделал бы исключение.

Молебен об освобождении Pussy Riot не состоялся: участники отказались войти в храм и поговорить со священником

Владимир Легойда: Церковь всегда готова проявить милость, но примирение — обоюдный процесс

Протодиакон Андрей Кураев: Ситуация вокруг группы Pussy Riot (+ АУДИО)

Владимир Легойда: реакция на выходку «Pussy Riot» — это тест на зрелость гражданского общества

Владимир Гурболиков о призыве закрыть дело Pussy Riot: Манипулятивные практики способны творить чудеса

Поскольку вы здесь…

… у нас есть небольшая просьба. Все больше людей читают портал "Православие и мир", но средств для работы редакции очень мало. В отличие от многих СМИ, мы не делаем платную подписку. Мы убеждены в том, что проповедовать Христа за деньги нельзя.

Но. Правмир — это ежедневные статьи, собственная новостная служба, это еженедельная стенгазета для храмов, это лекторий, собственные фото и видео, это редакторы, корректоры, хостинг и серверы, это ЧЕТЫРЕ издания Pravmir.ru, Neinvalid.ru, Matrony.ru, Pravmir.com. Так что вы можете понять, почему мы просим вашей помощи.

Например, 50 рублей в месяц – это много или мало? Чашка кофе? Для семейного бюджета – немного. Для Правмира – много.

Если каждый, кто читает Правмир, подпишется на 50 руб. в месяц, то сделает огромный вклад в возможность нести слово о Христе, о православии, о смысле и жизни, о семье и обществе.

Похожие статьи
Протодиакон Андрей Кураев: Мария Алехина умнее не стала

Страдания улучшают не всех, но только умных. Металл в огне переплавляется. А ветошь сгорает.

Мария Алехина не сожалеет о сделанном в храме Христа Спасителя

"Я горжусь тем, что я сделала", - сказала амнистированная участница "панк-молебна".

О российских тюрьмах и плохих христианах

Сидя в своем компьютерном кресле, я вчера несколько минут сочувствовал Надежде Толоконниковой, а потом закрыл страничку…

Дорогие друзья!

Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: