Протоиерей Всеволод Чаплин: Кто стоит за «крестоповалом»?

Глава Синодального отдела по взаимоотношениям церкви и общества – о том, идет ли в стране антирелигиозная война и нужно ли священникам стесняться дорогих подарков

ЭТО ОПОЛЧЕНИЕ НА БОГА

«КП»: Из храма святой великомученицы Екатерины в Петербурге крадут мощи святых, следом странные убийства в Казани и Петербурге с иконой на трупе и кровавой надписью: «Свободу Pussy Riot». «Крестоповал» получил кровавое продолжение?

Прот. Всеволод Чаплин:

– Можно по-разному оценивать, кто за этим может стоять. Возможно, какие-то силы, которые хотели бы дестабилизировать ситуацию в стране, начиная провоцировать рознь между верующими и неверующими. Но какие бы силы и игры, политические или информационные, ни стояли за этим, очевидно одно: в обществе есть какое-то количество не просто безнравственных, а безумных людей, которые готовы убивать, разрисовывать храмы, озвучивать чудовищные угрозы в интернете.

Сейчас выясняется, что в Казани убийца действовал из личной неприязни и написал кровью название печально известной группы, чтобы выдать убийство за ритуальное. Но посмотрите, полгода назад религиозный характер таким действиям не пытались придать. И сейчас очевидно, идет одномоментное озлобление людей против веры и против Бога. Это безумие и беснование. Конечно, это ополчение на Бога. И, мне думается, что люди, которые пошли этим путем, вне зависимости от того, патентованные они психи или нет, движутся одной злой волей. Волей врага рода человеческого, который часто порабощает умы, сердца, волю человека.

Некоторые утверждают, что среди сторонников известной группы и всей общественной волны, которая возникла вслед за их кощунственной акцией, не может быть таких людей. Подождите, уже ведь были такие. Уже кто-то пытался броситься на судью с топором. Это был сторонник этой группы, он сам об этом заявил. После суда потерпевшие и их адвокаты сталкивались с дичайшими приступами агрессии на выходе из здания – тоже факт.

 Фото Анны Усмановой, пресс-служба Челябинской епархии

Фото Анны Усмановой, пресс-служба Челябинской епархии

 

«РАВВИНЫ И  МУФТИИ НЕ МЕШАЮТ ЖИТЬ»

– Это не просто кучки помешанных в разных частях страны. Это похоже на некую провокацию, причем хорошо организованную.

– Может быть, действительно кому-то выгодно дестабилизировать Россию. Ведь иногда люди не просто так с ума сходят. Не думаю, что во всех этих случаях они получили деньги или задание. Скорее всего, это бесовское зло. И оно заражает все большее количество людей. И вовсе не верующие люди эту злобу порождают. Она рождается в сердцах тех, кому невыносимо слышать о том, что в обществе может проповедоваться слово Божие. Что церковь может называть правду правдой, грех грехом. И кто-то против этого протестует физически, а кто-то – интеллектуально. Хотя иногда последняя форма протеста бывает небесполезной для того, чтобы понимать позицию людей.

Леонид Гозман, которого я ценю как честного оппонента, открыто именует себя неверующим и прямо говорит, что считает нужным. И в этом плане он мне очень симпатичен. И он вот что сказал: «Вы правы в том, что о других церквях мы говорим куда реже, чем об РПЦ. Ни раввины, ни муфтии большинству из нас не мешают жить. И в нашу жизнь не вмешиваются». Вот в чем мы виноваты, очевидно, перед некоторыми слоями общества и перед некоторыми слоями нашей элиты. Они не хотят, чтобы мы говорили им правду. Неудобную.

«ПЕРЕПУТАЛИ ПРАВОСЛАВИЕ И ПАЦИФИЗМ»

– Говорят, что за информвбросами может стоять Березовский, обидевшийся на то, что Патриарх оставил его письмо с просьбой взять у президента власть и «мирно, по-христиански передать ее народу» без ответа. Или мы его зря демонизируем?

– На Западе говорят, что некоторые люди, которые связаны с этим господином, стимулируют информационную деятельность по защите известной группы. Может, и не нужно делать из него демиурга российской политики, который якобы может все и стоит за всем. Но в любом случае очевидно, что многие упомянутые действия не случайны. И не случайно они происходят более или менее одномоментно, пусть и в разных местах России. И возникли после того, как пришли миллионы людей к Поясу Богородицы.

Кто-то очень  испугался, решил проучить, выдрессировать Церковь. Не получится! Вся эта кампания, которую уже потом привязали то к выборам, то к истории в Храме Христа Спасителя, на самом деле только сплачивает верующих людей. Особенно мужчины, православные миряне, начинают понимать, что это не только их задача, но и долг – защищать свои храмы, святыни, Патриарха. В рамках закона, по возможности мирно, если на тебя не нападают. Да, были случаи, когда кто-то кого-то пытался избивать – это недопустимо. Нам нужно не пытаться похищать полномочия правоохранительных органов, а помогать им. Но помогать так, чтобы любые действия, направленные против верующих, святынь, обязательно бы изобличались и наказывались.

Воля  православных людей к защите своей Церкви должна только приветствоваться. Нужно поклониться тем, кто эту волю сегодня старается проявлять. Есть отдельные люди, которые, даже нося священническую рясу, почему-то считают, что это неправильно. Очевидно, перепутали православие и пацифизм. Ни одна нормальная христианская традиция не разделяла пацифизм. А вот отец Алексей Уминский (протоиерей, телеведущий – Ред.) позволяет себе сказать, что представитель церкви якобы должен резко критиковать православных хоругвеносцев. При этом он обзывает их антисемитами. Почему священник позволяет себе ложные обвинения? Почему представители Церкви должны осуждать эту организацию, которая имеет церковное одобрение? Она по благословению Святейшего Патриарха Кирилла присутствует в списке Совета православных общественных объединений. На фоне вот этой войны передовой отряд у нас обзывают антисемитами и говорят, что его нужно осуждать. Стыд и позор!

«СРЫВАТЬ  МАЙКИ НЕ СОВЕТУЮ»

– А то, что  православные активисты срывают майки с защитников Pussy Riot, вы поддерживаете?

– Я бы майку срывать не стал и никому бы не советовал. Хотя тут не все так просто. Эта майка содержала на себе изображение «иконы» в балаклаве, которое недопустимо. Оно является оскорблением почитаемого верующими предмета. И даже сегодня, пока у нас достаточно мягкий закон, это нарушение Кодекса об административных нарушениях. И не случайно это самое изображение в Новосибирске было осуждено судом. И автор этого изображения, которое он размещал на рекламных стендах, получил штраф.

Если  ты видишь, что происходит такое правонарушение, вызови полицию, добейся, чтобы она пришла. Зафиксируй это на камеру. И добейся того, чтобы размещение этого изображения было остановлено и не повторялось.

– А церковь  сейчас в состоянии защитить хотя бы храмы? От ночных вторжений, как было в Петербурге.

– Более-менее да. Но, как правило, в храме присутствует только один или два сторожа. И сигнализация. И охраны в серьезном виде, конечно, нет. И храмы достаточно беззащитны.

ЦЕРКОВЬ – ЭТО НЕ ОБЩЕСТВО СВЯТЫХ

Не могла ли церковь сама спровоцировать некую агрессию со стороны населения? Будучи проповедниками морали, священники сами бывают не всегда моралистами и не всегда скромны.

– Это то, что нам все время говорят: сами виноваты, не появляйтесь в общественном пространстве, сидите в храмах. Виктор Бондаренко, мой добрый оппонент, финансист и представитель мира современного искусства, однажды сказал вещь, которую я все-таки считаю пугающей: поскольку вы стали говорить не в храмах, а в нашем общем поле, то теперь не обижайтесь, если к вам в храмы будут приходить и устраивать перформансы. Мы не шли домой к господину Бондаренко, не шли на его выставки – это его приватное пространство. А вот общественное пространство у нас общее. И Церковь может и будет говорить о том, что считает хорошим и что плохим. О том, что она думает о жизни нашего общества, о его нравственном состоянии.

Известно, что есть священники, которые ведут себя не очень хорошо. И не нужно об этом бояться прямо говорить. Но Церковь – это не общество святых. Это общество спасающихся и кающихся грешников. И то послание, которое она несет, оно лишь в некоторой степени страдает от того, что один из десяти, а то из ста, может оказаться лично недостойным человеком. Мы это послание можем и дальше возвещать и говорить о нем миру. Даже если кому-то очень не хочется его слышать.

БЕДНЫЙ СВЯЩЕННИК  – НЕ ВСЕГДА ПРИЗНАК ДОБРОДЕТЕЛИ

– По данным соцопроса, 43% россиян считают работу священника прибыльной. Так и есть?

– Конечно, не убыточная. Священник не может работать в убыток собственной семье. У него обычно много детей. Если люди любят своего священника, они обеспечат ему зарплату, которая поможет и ему выжить, и детей прокормить. Тех, которые имели бы какой-то избыток материальных благ, я знаю очень немного. Сегодня и средний врач, и средний чиновник живет богаче среднего священника. А требовать от него, чтобы он все свои деньги раздавал и относился без должного внимания к собственной семье, – это чрезмерное требование.

– Дорогие подарки получать не зазорно?

– Если люди любят священника, как любили святого Иоанна Кронштадтского, то ему действительно и машины дарят, и квартиры. Иоанну Кронштадтскому подарили даже пароход. Настоящий священник старается употребить это на службу людям.

– Знаем многих священников, которые живут не просто скромно, а бедно…

– Но и это не всегда признак добродетели. Если священник свой собственный дом, а уж тем более церковный дом содержит в неотремонтированном состоянии, в нищете и убожестве, это не всегда означает, что он святой. Иногда это означает, что к нему так люди относятся. И не считают нужным ему помочь, чтобы он прилично выглядел.

– Ненавистные  народом чиновники хотя бы  подают декларации о доходах  и расходах…

–  То же  самое делаю и я. Я выплачиваю налоги с зарплаты, естественно. И считаю это нормальным. Потому что человек как налогоплательщик отчитывается перед государством за то, что он получает.

МЫ РАЗНЫЕ, НО ДОЛЖНЫ БЫТЬ ВМЕСТЕ

– Атаки на  Русскую церковь и теракты в Татарстане и Дагестане – звенья одной цепи? Или ваххабиты действуют автономно?

– Как и в случае с нашей Церковью, так и в случае с традиционным российским исламом, возникает попытка резкими, чудовищными действиями переделить религиозную карту страны. Группы радикалов, которые прикрываются исламом, атеизмом, либерализмом, пытаются через демонстративные акты, которые попирают одни символы и возносят другие, утвердить свою власть над всеми нами.

В течение нескольких месяцев религиозно-общественная сфера стала сферой, где, как кажется, кто-то проверяет Россию на прочность. Стоит поставить вопрос, почему именно сейчас совершаются убийства православных верующих и мусульманских религиозных лидеров, происходят попытки осквернения наших храмов и неоднозначные акции в некоторых мусульманских республиках, где звучат радикальные призывы.

Во всем мире место религии в обществе повышается. Люди понимают, что для них религиозная идентичность, как и этническая, является очень важной. Толерантного общечеловека создать нигде не получилось. И люди продолжают жить в рамках своих народов, религиозных традиций или нерелигиозных убеждений. Важно не пытаться все эти традиции отменить, а научиться всем вместе жить в одном пространстве, но с сохранением

наших различий, нашего свободного выбора.

Мы разные, но мы должны быть вместе. Нам нужно эту идею транслировать на уровне мультфильмов, телеканалов, песен и прочего. Но есть радикальные организации, псевдомиссионеры, секты, провокаторы. И государство не может быть полностью нейтральным к сфере религии. Оно должно решительно противостоять любым попыткам использовать религиозную или псевдорелигиозную фразеологию для оправдания экстремизма, насаждения в нашем поле чуждых России враждебных течений.

– А как иудеи относятся к происходящему?

– По большей части стали понимать, что те либеральные силы, которые по определению всегда у них считались своими, не совсем правы, когда пытаются оставить Россию страной без нравственности, духовности и сильных религиозных общин. Даже западное общество сейчас стало все больше приходить к моментам истины в отношении того, что происходит в России. Один из католических епископов Германии призвал ввести уголовное наказание за богохульство. Американские консерваторы, которые близки нам по целому ряду позиций, но исторически были заражены русофобией, стали задавать вопрос собственному общественному мнению: а кого мы защищаем? Кощунников? Эти дискуссии дают мне надежду.

– Как будут  дальше развиваться события?

– К сожалению,  не вижу основания для оптимистического прогноза. Есть много безумных людей. И есть силы, которые хотели бы тотального и фатального разделения России по линии верующих и неверующих. И эти силы, боюсь, и дальше будут нагнетать напряженность. Даже если это будет стоить жизней.

 

Федор РЕЗВАНОВ («КП» – Вологда»)

Поскольку вы здесь…

… у нас есть небольшая просьба. Все больше людей читают портал "Православие и мир", но средств для работы редакции очень мало. В отличие от многих СМИ, мы не делаем платную подписку. Мы убеждены в том, что проповедовать Христа за деньги нельзя.

Но. Правмир — это ежедневные статьи, собственная новостная служба, это еженедельная стенгазета для храмов, это лекторий, собственные фото и видео, это редакторы, корректоры, хостинг и серверы, это ЧЕТЫРЕ издания Pravmir.ru, Neinvalid.ru, Matrony.ru, Pravmir.com. Так что вы можете понять, почему мы просим вашей помощи.

Например, 50 рублей в месяц – это много или мало? Чашка кофе? Для семейного бюджета – немного. Для Правмира – много.

Если каждый, кто читает Правмир, подпишется на 50 руб. в месяц, то сделает огромный вклад в возможность нести слово о Христе, о православии, о смысле и жизни, о семье и обществе.

Дорогие друзья!

Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: