Протоиерей Всеволод Чаплин: О В. Суркове, инквизиции, спорах с властью и взятках (+ АУДИО)

В эфире программы Русской службы новостей “Позиция” протоиерей Всеволод Чаплин ответил на ряд острых вопросов о церковно-общественных отношениях.

Скачать аудиозапись эфира

Юрий Будкин: Это программа «Позиция». В студии Юрий Будкин. Наш гость сегодня Всеволод Чаплин – протоиерей, глава Синодального отдела Русской православной церкви по взаимоотношениям Церкви и общества.

Протоиерей Всеволод Чаплин: Добрый вечер, Юрий. Всех сердечно приветствую.

Фото: Сергей Веретенников, официальный фотоархив Патриаршего центра духовного развития детей и молодежи при Даниловом старопигиальном мужском монастыре. http://cdrm.fotki.com/

О Владиславе Суркове

Юрий Будкин: Первая тема – это назначение Владислава Суркова, который стал куратором взаимодействия с религиозными организациями. Т.е. как раз по Вашей линии.

Протоиерей Всеволод Чаплин: Слово «стал» здесь немножко противоестественно звучит. Потому что он курировал эту тему в администрации президента около 15 лет. С 90-х годов. И в правительстве, между прочим, тоже несколько месяцев, которые предшествовали смене премьера, он тоже занимался курированием этой темы. Так что он отсутствовал формально в этой теме неполное лето, скажем так.

Юрий Будкин: Некоторые тут же начали писать о том, что назначение Суркова, по Вашим словам, получается, что вновь – это некое признание государством проблем в сфере взаимодействия с религиозными организациями. Это не так?

Протоиерей Всеволод Чаплин: На самом деле религиозно-общественные процессы вообще сложны в современном мире. Это процессы, которые в значительной степени определяют настоящее и будущее любой страны.

Сейчас люди все больше и больше понимают, что религия – не только сфера частной жизни человека, не только интимная сфера, как иногда говорят, это и сфера, определяющая жизнь семьи, жизнь общества, в значительной степени экономику, в значительной степени общественные процессы, культуру и т.д. И, к сожалению, влияние религии на жизнь общества, и тут я должен признать, как верующий человек, хотя многие верующие со мной не согласятся, влияние религии на жизнь общества может быть как позитивным, так и негативным. И процессы в этой сфере идут неоднозначно. Есть внешнее влияние в виде экстремизма, в виде псевдо-миссионерства. Так государство полностью уйти из этой сферы не может.

С другой стороны, в этой сфере выстраивается взаимодействие между традиционными религиозными общинами страны и государством. Здесь есть о чем поговорить. Мы с господином Сурковым на самом деле за более чем 15 лет нашего общения обсудили много непростых тем.

Это присутствие знания о религии в школе, присутствие духовенства в армии, имущественные права религиозных организаций, законодательство об экстремизме, законодательство о свободе совести. Мы на самом деле немало спорили. Но вот приходили все-таки ко взаимоприемлемым решениям, решениям, приемлемым для всех. Так что я в этом переназначении не вижу ничего экстраординарного. Человек, который этим занимался, вернулся к тому, чем, собственно, занимался всегда.

Юрий Будкин: Но он уходил. И в этот момент, как говорят мне, некоторые религиозные организации начали более активно вмешиваться в государственную жизнь. И вот теперь возвращается он.

Протоиерей Всеволод Чаплин: Мы не вмешиваемся в государственную жизнь. В том смысле, что мы не вмешиваемся в управление государством.

Юрий Будкин: Но вы можете просить.

Протоиерей Всеволод Чаплин: Просить может кто угодно. Государство в этом случае имеет право решать вопросы, которые касаются его внутренних государственных дел. Но конечно, религия как мировоззрение значительного числа верующих, в том числе и верующих, которые работают в государственных структурах, не может не влиять на жизнь общества, не может не преображать любые общественные процессы через христианскую нравственность, через те мотивации, которые есть у верующего человека.

Поэтому, Вы знаете, когда говорят, что религию можно вот так вот отделить от жизни государства, от жизни общества, от происходящих в нем процессов – это более чем странно. Это то же самое, что отделить народ от народа. Верующие люди – это часть народа, который составляет государство, в котором они живут. Они не могут быть верующим внутри себя и не быть верующими во вне, когда они делают те или иные вещи, которые относятся, не знаю к той же экономике, к той же политике.

Юрий Будкин: Итак. Взаимодействие с религиозными организациями. Назначение на этот пост Владислава Суркова означает признание проблем в этой сфере. Для того, чтобы сформулировать Вашу позицию, которую мы поставим на голосование. Нет проблем в этой сфере? Есть проблемы в этой сфере? Назначение Суркова – это признание? Как Вы считаете?

Протоиерей Всеволод Чаплин: В этой сфере много не сделанного. И проблемы идут извне России. Поэтому, на самом деле, государство не может быть нейтральным в этой сфере. Вот моя позиция. Государство не может быть нейтральным в религиозной сфере.

Юрий Будкин: Государство не может быть нейтральным в религиозной сфере. Об этом говорит Всеволод Чаплин. Вы с ним согласны – 916-55-81. Вы не согласны с Всеволодом Чаплиным – тогда вы набираете номер 916-55-82. Голосование пошло. И 46% с ним согласны. 54% не согласны. Именно несогласных мы ждем в прямом эфире. Добрый вечер.

Как погибнет Запад

Слушатель: Добрый вечер. Меня зовут Михаил. Уважаемый отец Всеволод. Как же так? Становление церкви – неполитического института, а церкви, всеобъемлющего явления, преодоление любого рода унижений паствы. Т.е. церковь выбирает униженное, оскорбленное и дает ему какую-то надежду? Есть же у Вас, получается, какой-то… Внешняя сторона – это блеск. А теперь еще внутренняя сторона – сплошная политика. Государство всегда враждебно маленькому человеку.

Протоиерей Всеволод Чаплин: Спасибо. Я понял Вас. На самом деле я не такой уж этатист, каким меня представляют. Я вырос в семье диссидентствующих людей, которые были на хорошем счету в Советском государстве, но ругали советскую власть. Я в своем молодежном кругу, в своем подростковом кругу рос среди классических диссидентов. Я сейчас не люблю ничего, что выглядело бы как низкопоклонство перед чиновниками. Я с ними спорю, на самом деле. Я спорил с господином Сурковым. И не считаю, что это плохо. Потому что на самом деле можно говорить первым лицам государства что-то, что могло бы скорректировать определенные моменты политики, определенные моменты государственных решений. Но в то же время я не считаю, что государство – всегда плохо.

Вот у нас есть такая часть интеллигенции, которая считает, что любая власть – это ужасно, что любую власть надо все время доступными способами разрушать. Но мы знаем, что такое революция, и чем они кончаются. Хаос гораздо хуже даже не очень хорошего государства. Потому что за хаосом всегда следует диктатура.

Теперь относительно принятия христианства разными народами. Хотим мы того или нет, сейчас либеральная часть церковной общественности может на меня накинуться, но на самом деле принятие христианства разными народами всегда осуществлялось после решения их властителей. И всегда сопровождалось некоей политической волей. Везде. В странах западной Европы, в России, практически во всех странах мира. За исключением, может быть, Соединенных Штатов. И то туда приезжали определенные общества людей, движимые своими лидерами.

Юрий Будкин: Но это было тогда, а потом они разделились.

Протоиерей Всеволод Чаплин: Подождите.

Я считаю, что когда Запад решил разделить, развести так радикально в разные стороны некую сферу духовную и некую сферу светскую – это была фатальная ошибка Запада. Запад именно из-за этого погибнет. Он сейчас уже демографически и политически уступает тем народам, которые не разделяют сферу светского и сферу религиозного. Это исламские народы, кстати, в католической церкви тоже такого жесткого разделения никогда не было. Это постпротестантский способ мышления – вот оно светское, а вот оно духовное – это разные вещи, нельзя смешивать одно с другим.

Юрий Будкин: Вадим Вам пишет тут же: «Обратите внимание, почему в религиозных странах экономика обычно в упадке». Правда, он тут же пишет, что Соединенные Штаты Америки, как более религиозную страну не надо приводить в пример, потому что это исключение.

Протоиерей Всеволод Чаплин: А кто сказал, что рост экономики – это хорошо? Почему экономика не может быть стабильной? Почему она обязательно должна расти?

Юрий Будкин: Речь идет об упадке.

Протоиерей Всеволод Чаплин: Что это за фетиш. Она не находится в упадке. Подождите. Все-таки я считаю, что спокойно можно жить дальше, если справиться с общеевропейским кризисом и Греции, и Италии, и Испании, и Португалии. Так называемые страны PIGS – сейчас их так назвали. Я не считаю, что это страны PIGS. Я считаю, что это страны, которые могут совершенно спокойно самодостаточно жить и торговать с окружающим миром, если не будут заорганизованы со стороны брюссельской бюрократии. Я считаю, что они могут совершенно спокойно с теми экономическими привычками, какие у них есть, существовать безбедно.

Юрий Будкин: 207-й пишет: «Вот Вы утверждаете, что государство не может быть нейтральным в сфере религии. Нет. Не так. Государство не может быть нейтральным в идеологической сфере. Религия – это немного другое».

Протоиерей Всеволод Чаплин: Подождите. В любом случае, вера не отделима от жизни. Вот все время пытаются отделить веру от жизни.. А где жизнь, там и… Я не люблю слово «идеология». Я не знаю, что это такое по большому счету. То, что не нравится людям, иногда пытаются объявить идеологией и тем самым как бы принизить определенный набор идей. Но при этом, конечно, религия не отделима от жизни. Нет такой сферы, в которой не присутствовала бы та или иная форма христианского мышления, исламского мышления, иудейского мышления. Поэтому, государство, конечно, не может быть нейтральным в религиозной сфере, в религиозно-общественной сфере тем более, потому что, смотрите, у нас огромное количество внешних вызовов. Псевдоисламский радикализм и экстремизм. Недавно еще был мощнейший вызов псевдомиссионерства, связанный с западными странами, с Южной Кореей были секты, которые на самом деле были близки к тому, чтобы захватить власть.

Юрий Будкин: Но это Вы называете это псевдомиссионерством.

Протоиерей Всеволод Чаплин: На самом деле для нашей страны все это были вызовы. И некоторые из них сохраняются до сих пор. Они способны перевернуть страну. Поэтому, на самом деле государство, выступая от имени общества, я все-таки хочу, чтобы государство выступало от имени общества, оно, так же, как и общество, имеет право защищаться от угроз, которые связаны в том числе с религиозно-политическими, религиозно-общественными процессами.

Церковь – общество – государство

Юрий Будкин: Но когда мы говорим о взаимодействии церкви и общества и о взаимодействии церкви и государства – это взаимодействия равных партнеров? Церковь влияет на государство? Или государство указывает церкви как себя вести?

Протоиерей Всеволод Чаплин: Ну, вот я как человек, который осуществляет значительную часть отношений между государством и церковью, хочу Вам сказать, что никогда в этих отношениях, и, слава Богу, что нет, ни окрика, ни приказа, ни шантажа.

Потому что можно представить, что некий чиновник звонит мне и говорит: «Давай быстро делай то-то и то-то». А я ему в ответ говорю: «А нет, ты знаешь, если ты на меня будешь кричать, то я в ответ там что-нибудь озвучу в эфире РСН», т.е. шантажировать его. Слава Богу, что нет таких отношений. Есть отношения партнерства – равного – неравного – не знаю. Некоторые люди чувствуют себя более мощно, потому что представляют мощные государственные структуры. У нас, извините, нет ни армии, ни полиции. И, слава Богу, что у нас нет ни армии, ни полиции. И мы стараемся говорить вежливо и спокойно, но враждебности нет.

Мы спорим – да. Вот когда обсуждался закон о возвращении религиозным организациям имущества религиозного назначения, помните ли Вы, знаете ли Вы, сколько мы провели споров! Мы провели 50 совещаний разного уровня: от вице-премьерского до самого рабочего, до посиделок в одном из приходских зданий, в приходе. И вот во всех этих форматах были очень жаркие споры. Было и «все, больше с вами работать не буду, это невозможно». Тем не менее, мы пришли к нормальному решению, которое устраивало всех. И на самом деле мы вместе молимся,  я у некоторых из этих людей крещу детей, венчаю их, исповедую их. Что не мешает нам опять потом спорить. Т.е. мы не враги. Естественно, для государства и церкви в таком обществе, как православное общество, или в исламском обществе, или в католическом обществе, является взаимообщение и взаимопомощь, что не мешает спорить.

Об инквизиции

Юрий Будкин: «Инквизиция – это ли не соединение государства и веры?»

Протоиерей Всеволод Чаплин: Инквизиция существовала как раз в условиях максимального взаимоудаления религиозной власти и светской власти друг от друга. Она расследовала реальные или мнимые преступления, ересь, колдовство, не приговаривало человека к реальной смерти, а отдавало в руки общества, которое его казнило. Т.е. получалось на самом деле “идеальное” распределение полномочий, “идеальное” отделение религиозного суда и светской казни.

Юрий Будкин: Какое же это отделение? Если светский суд по сути принимает то решение, которое ему диктует церковь?

Протоиерей Всеволод Чаплин: Он решение принимал свое. И получалось так, что церковная власть перекладывала ответственность на светское общество. Церкви не нужно брать на себя расправу никогда. Это не значит, что нужно заниматься всепрощенчеством. У нас иногда некоторая часть интеллигенции пытается отождествить христианство и всепрощение. Это ложное мнение. Потому что на самом деле Господь принимает покаяние и прощает только раскаянный грех. Даже если ты этот грех долгое время считал правильным. Если все-таки раскаиваешься, и решаешь больше его не совершать, Господь его все-таки прощает. Но сейчас часто пытаются представить грех как добродетель. Этого Господь никогда не простит. Торжествующий, нахальный, самоутверждающийся грех Господь не прощает. Но и общество должно осуществлять справедливость. Если человек убил, то должен понести наказание.

Юрий Будкин: Но если убил и сидит дома до суда, а кто-то танцевал в храме и сидит в клетке до суда?

Протоиерей Всеволод Чаплин: Любое серьезное преступление не должно оставаться без сдерживания и без воздаяния со стороны общества. Справедливость в обществе должна осуществляться. Когда некоторые говорят, что вообще христианин не может ни воевать, ни осуществлять суд, ни работать в системе ФСИН – это тоже неправильно. Потому что в обществе, где есть грех, грех должен сдерживаться и грех должен получать справедливое возмездие.

Юрий Будкин: «Наш народ уже продал однажды веру за колбасу и коммунизм. Поэтому вера для нас – не святое чувство». Сначала была вера, потом вера в коммунизм, потом вера в колбасу.

Протоиерей Всеволод Чаплин: Те люди, которые жили в 70-е, уже жили ради колбасы, они не верили в коммунизм. Вера в колбасу была доминирующей в последние полтора, а то и два десятилетия так называемого господства веры в коммунизм. Многие потеряли способность верить, когда начали жить в обществе потребления. А общество потребления началось задолго до перестройки. Коммунистическая вера не смогла с ней справиться.

Юрий Будкин: «А Вам бывает стыдно за действия или высказывания представителей РПЦ или за Ваши собственные»?

Протоиерей Всеволод Чаплин: Я без особого почтения отношусь к себе, есть вещи, которые я бы переговорил, но принципиально я не считаю, что говорю неправильные вещи. Иногда нужно без округлости псевдоцерковной, без сглаживания острых углов что-то быстро и четко сказать. Даже если это неприятно слушать. Между прочим, Иоанн Златоуст, один из великих учителей церкви говорил, что нужно говорить и вещи, неприятные для слушателя. Это он говорил о вечных муках, о которых сегодня некоторые проповедники стараются забывать.

Мне не стыдно совершенно за то, что говорит мой Патриарх. Он говорит всегда от сердца. Всегда от религиозного чувства, которое у него очень глубокое. И знаю, что у нас есть иерархи более или менее интеллектуально развитиые, более или менее способные к ярким выступлениям. Но ничего, что бы противоречило моей совести, я никогда от них не слышал.

Уверен, что и многие из тех, кто сегодня критикует церковь, не потеряны для царствия Божьего.

Юрий Будкин: Почему их оценки ложные, а Ваши правильные?

Протоиерей Всеволод Чаплин: Нам христианам Господь открыл Себя истину в Евангелии.

Юрий Будкин: Они часто тоже трактуют Евангелие.

Протоиерей Всеволод Чаплин: Да. Но они от него удалились. Ни Гельман, Познер, ни тем более эти три женщины, которые сейчас находятся в СИЗО, с моей личной точки зрения не потеряны для царствия Божьего. Потому что это думающие люди. Они сегодня думают неправильно. Если они будут думать, если они попробуют услышать голос Бога, то они изменятся.

Три женщины

Юрий Будкин: Следующая тема. Опубликовано открытое письмо в связи с делом Pussy Riot. Авторы письма пишут, что РПЦ скомпрометировало себя услужливым отношением к власти. И что на самом деле эта позиция противоречит Новому завету. Как Вы будете реагировать?

Протоиерей Всеволод Чаплин: Я не очень пока знаю, какие богословские или псевдобогословские  аргументы там употребляются. Я знаю одного из этих людей – это Олег Степурко, джазмен, ученик покойного о.Александра Меня. Это было одним из самых пронзительных воспоминаний моей юности, как на похоронах Александра Меня, Степурко стоял у ворот и играл на трубе. Представляете? Большая толпа молчащих, тишина. И вдруг он играет на трубе. И это было одним из самых сильных впечатлений юности.

При этом я боюсь, что люди вот этого круга и те, кто последовал за ними в 90-е годы, в 2000-е, немножко остались в 80-х. Потому что они пошли за той тенденции в богословии, которая пыталось приспособиться к капиталистическому обществу, к обществу потребления, к обществу отказа от истины, от абсолютной моральной нормы. Иммигрантское богословие – русское, греческое – Оливье Клеман, Александр Шмеман –  слишком было настроено на то, чтобы приспособиться вот к этому обществу без истины, в котором не принимается во внимание Божий закон, где христиане все время извинялись перед секулярным миром, мол “Мы хорошие, мы не такие дремучие, мы не так уж сильно верим, понимаем все, связанное с модерном”. Это оправдывающееся богословие теряет соль истины, способность сказать правду о жизни и смерти, о том, что не ко всякому греху можно относиться спокойно, что есть грех, а что есть добродетель.

Юрий Будкин: В письме утверждается, что официальная позиция РПЦ в отношении этих «трех женщин», как Вы сформулировали, противоречит учению Христа. Речь идет о том, что не судите, да не судимы будете.

Протоиерей Всеволод Чаплин: Совершен грех. И мы знаем, что Господь прощает и церковь прощает грех только в случае покаяния. Прозвучала некая двусмысленная фраза со стороны этих особ. Но не прозвучало внятного отношения к тому, что имя Божие было соединено с бранными словами, не прозвучало явного отношения к тому, что все православные прихожане «ползут на поклон». Никуда мы не ползем. И главное, не прозвучало ответа на вопрос: «А хотят ли они делать такое в будущем?» Один из адвокатов ответил косвенно на этот вопрос, сказав, что группа будет выступать. Наверное, имелось в виду, что будет выступать в том же духе. Хотел бы я, чтобы я ошибся в оценке слов адвоката.

Юрий Будкин: Итак. Вот эта позиция совпадает с позицией РПЦ?

Протоиерей Всеволод Чаплин: Это моя личная позиция.

Юрий Будкин: И она не противоречит учению Христа?

Протоиерей Всеволод Чаплин: Я считаю, нет. Считаю, что совершен грех. И он нуждается в покаянии. И это покаяние сняло бы боль людей и дало бы возможность для прощения.

Юрий Будкин: Если вы согласны с позицией Всеволода Чаплина – 916-55-81. Если Вы не согласны – 916-55-82. 53% аудитории согласны. 47% не согласны. Владимир, наш слушатель, предполагает, что причина всех проблем с церковью в обществе, он называет это «либеральным наездом патриарха», это всего лишь месть за то, что он не пошел на так называемые «болотоно-сахарные» митинги.

Протоиерей Всеволод Чаплин: Возможно, для некоторых людей это один из мотивов. А может быть, кому-то просто не понравилось то, что пришли люди к поясу Пресвятой Богородицы в большом количестве. А кто-то просто не любит когда при нем в общественном пространстве говорят о грехе и покаянии. У нас много людей привыкли к тому, что можно спокойно развратничать, спокойно брать взятки, спокойно давать взятки. И вдруг где-то говорят, что так жить неправильно. Они боятся, что этот голос о неправильности, о разрушительности греха будет звучать постоянно. С телеэкранов, арен публичных мероприятий. Я знаю одну потрясающую историю – один епископ летел в самолете с одним бизнесменом, оба известные люди, разговорились, и бизнесмен сказал епископу: «Если введут в школе основы православной культуры, то как жить?»

Юрий Будкин: Как жить нам, атеистам?

Протоиерей Всеволод Чаплин: Потому что ребенок придет из школы и скажет: «Папа, ты неправильно поступаешь, ты взятки даешь, вместо мамы у тебя какая-то очередная…»

Юрий Будкин: А без православия со взятками никак?

Протоиерей Всеволод Чаплин: Ну, по крайне мере, люди усыпляют свою совесть, а церковь старается ее будить. Это очень многим не нравится. В том числе людям, вхожим в коридоры власти, людям, которые ворочают огромными деньгами, медиа-активами, политическими активами. Поэтому никакого священного союза между всей нашей элитой и христианством нет и быть не может. Потому среди элиты много грешащих людей, которые боятся, что им скажут правду. Особенно боятся, что им скажут правду громко.

Юрий Будкин: Вы требуете покаяния?

Протоиерей Всеволод Чаплин: Требовать ничего не можем. Ожидаем. Господь ожидает.

Юрий Будкин: Откуда известно, что Бог не простил девчонок?

Протоиерей Всеволод Чаплин: Из Священного писания. Из того Божьего откровения, которое дано каждому христианину. Вот разница между верующим и неверующим. Верующие люди вполне нормально могут жить в обществе, никто не заставляет их верить,  но в то же время различие – логика верующего человека в том, что он знает истину.

Те же дамы, которых мы упоминали, они говорят, что религия – это поиск истины. Поиск может быть безрезультатным, может быть результативным. А смысл в том, чтобы он был результативным. Для христианина истина найдена. Мы считаем, что Бог открыл ее через Священное писание, через духовные дары, через Свою благодать, которую Он дает людям.

Юрий Будкин: 702-й предполагает, что Вы лукавите. Как на счет торговли в храме Христа Спасителя?

Протоиерей Всеволод Чаплин: Это не торговля. Если человеку нужно получить тот или иной предмет религиозного назначения – ему дадут. Если приедет человек на Мерседесе, и потребует бесплатно, это будет безнравственно, конечно. Но если человек скажет, что  нет денег на иконку или книжку – конечно, ему дадут. И здесь есть огромная разница. Средства, которые человек приносит в церковь – это дарение Богу. Это не отношения «товар-деньги».

Юрий Будкин: Добрый вечер.

Слушатель: Почему за грех перед Богом должно судить светское государство по законам совсем не Божьим?

Протоиерей Всеволод Чаплин: Государство должно обеспечивать порядок везде. В том числе в храме, если там происходят несоответствующие храму действия. Не долг государства судить тот грех, который не является преступлением. Например, измену супружескую. Это тема для исповеди. А тема общественного порядка – это тема для суда.

Церковь ведь не вмешивается ни в следствие, которое закончилось, ни в суд, который идет. Довольно странно требовать, чтобы церковь сейчас выступила «за» или «против» этих особ. Важно, чтобы то нарушенное отношение этих людей к Богу было как-то восстановлено. И здесь единственный путь – примирение. А к примирению путь один – услышать ту боль, которые вызвали их действия у верующих людей. И если они даже не верующие люди по закону совести оценить, переоценить то, что было совершено.

Юрий Будкин: «Крестили внучку. И это почти как получать техосмотр автомобиля».

Протоиерей Всеволод Чаплин: Это неправильно. Патриарх, архиерейский собор, Священный Синод настаивают на том, что крещение не должно быть прохождением техосмотра за фиксированную плату. Сейчас крещение, слава Богу, в основной части храмов, совершается бесплатно. И при этом ставятся довольно серьезные условия. Родители младенца должны быть верующими людьми. Взрослый крестящийся тем более должен верить и засвидетельствовать свои знания о вере.

Юрий Будкин: «Зачем Богу деньги?» «Нужна ли Богу денежная благодарность за жертвы?»

Протоиерей Всеволод Чаплин: У нас сейчас нет ценников за совершение таинств и за совершение молитвенных действий, но если человек чувствует себя православным христианином, членом общины, его долг – поддерживать храм, поддерживать его убранство, поддерживать церковную общину. Так всегда было. Человек не должен приходить в церковь как в место, где его должны обслужить. Это место, где он сам отвечает за жизнь прихода и его благосостояние.

Юрий Будкин: Вы слышали в новостях про аварию, которая произошла на Зацепском валу в 22:30. Настоятель храма за рулем двухместного спортивного автомобиля с дипломатическими номерами врезался в Фольксваген. Он был нетрезв, отказывался от освидетельствования. Какова позиция РПЦ?

Протоиерей Всеволод Чаплин: Я об этой новости слышу впервые в этом эфире. Думаю, что тут нельзя уходить от правды. И церковная власть дает оценки таким случаям. Нужно установить – виновен человек или нет. Между прочим, некоторые священники в принципе отказываются от того, чтобы садиться за руль автомобиля, потому что если священник проливает невинно кровь – даже если человек бросился под колеса – он несет серьезные канонические наказания – вплоть до лишения сана. Но здесь, конечно, должны разобраться и светские правоохранительные органы, суд. Здесь нельзя уходить от стремления установить правду, что все-таки произошло.

Юрий Будкин: Вот РПЦ узнает. Как принято в таких случаях?

Протоиерей Всеволод Чаплин: Я не Патриарх, и не церковный суд, чтобы оценки выносить. Но, в любом случае, конечно, если это не слух, то и церковь и светские органы должны установить истину – было или нет это?

Юрий Будкин: Но прежде светские правоохранительные органы?

Протоиерей Всеволод Чаплин: И те, и те одновременно.

Юрий Будкин: Всеволод Чаплин, протоиерей, глава синодального отдела русской православной церкви по взаимоотношениям церкви и общества был сегодня в программе «Позиция». Я благодарю Вас.

Протоиерей Всеволод Чаплин: Всем помощи Божьей в добрых делах.

Поскольку вы здесь…

… у нас есть небольшая просьба. Все больше людей читают портал "Православие и мир", но средств для работы редакции очень мало. В отличие от многих СМИ, мы не делаем платную подписку. Мы убеждены в том, что проповедовать Христа за деньги нельзя.

Но. Правмир это ежедневные статьи, собственная новостная служба, это еженедельная стенгазета для храмов, это лекторий, собственные фото и видео, это редакторы, корректоры, хостинг и серверы, это ЧЕТЫРЕ издания Pravmir.ru, Neinvalid.ru, Matrony.ru, Pravmir.com. Так что вы можете понять, почему мы просим вашей помощи.

Например, 50 рублей в месяц – это много или мало? Чашка кофе? Для семейного бюджета – немного. Для Правмира – много.

Если каждый, кто читает Правмир, подпишется на 50 руб. в месяц, то сделает огромный вклад в возможность о семье и обществе.

Похожие статьи
Банковское дело – христианский взгляд (+аудио)

Власть – самое большое искушение, оно есть у каждого, кто работает в банке

Кто такой христианин? Протопресвитер Александр Шмеман (+ Аудио)

В чем мое участие в миссии Церкви? На вопросы эти не существует ответов в виде практических…

Киево-Печерская Лавра выпустила аудиодиск с монастырскими богослужениями Великого поста

Аудиоработа призвана донести слушателям красоту и многообразие лаврской певческой традиции.

Дорогие друзья!

Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: