Протоиерей Александр Ильяшенко: Любить – хорошо, но береженого Бог бережет

30 сентября 2015 года в стенах Православного Свято-Тихоновского гуманитарного университета состоялась беседа студентов этого учебного заведения с протоиереем Александром Ильяшенко на тему «Про любовь, про дружбу, про улыбки мира, про сердечность встреч». Предлагаем читателям «Правмира» конспект, а также видеозапись этой беседы.

Грех – как Сильвио из «Выстрела»

Про любовь, про дружбу – это очень хорошо. Любить – хорошо? Хорошо. Дружить – хорошо? Хорошо. А ехать на машине быстро – хорошо? Какой русский не любит быстрой езды, правда? Я сам водить не умею, но когда водят быстро, очень люблю. Только всё проверяется последствиями, Господь так и говорит, что древо узнаётся по плодам. Всё, казалось бы, хорошо, но только реальная картина порой получается страшная.

Профсоюзная улица, середина дня, поток машин небольшой, мамочка с двумя ребятишками лет четырех-пяти переходит улицу, детки идут на полшага-шаг впереди, справа от нее две машины притормаживают, водители их видят. И вот она спокойно идет, вроде бы всё под контролем. Но только позади этих двух машин ехал некий молодой человек, который привык ездить быстро. И когда эти, так сказать, «лохи» перед ним затормозили, он взял немного вправо и на полной скорости снес насмерть двух детей у матери на глазах. Вот так выходит – всё, казалось бы, хорошо, но мы как-то не просчитываем последствия.

Человек должен знать, какие последствия могут быть у его поступков. Хорошо молодым людям – юношам и девушкам – дружить, но нужно думать и о том, какие последствия будут. Если возникает какое-то напряжение, то, как говорится, береженого Бог бережет. Не зря в народе говорили, что это огонь и солома: молодые люди могут вспыхнуть, и даже немолодые люди вспыхивают. И слава Богу, что человек существо эмоциональное. Слава Богу, что не бездушная деревяшка. Но если эмоции, которые обладают очень сильной природой, выходят из-под контроля, наступают нежелательные последствия.

Моя прихожанка Татьяна Шишова одну из своих статей назвала гениально «Играй, гормон». Когда появляются какие-то мысли, центральная нервная система действует на эндокринную систему, и в кровь выбрасываются гормоны. Кровь кипит, и человек с собой справиться не может. Подумать, что не ты сам собой управляешь, а твои гормоны тобой управляют – это же унизительно, правда? Это ниже человеческого достоинства, и никто не смеет унижать человеческое достоинство, даже сам человек себя унижать не смеет. Смирение – это одно, а унижение – другое, это разные вещи. Так вот, реально унижает человека грех. Человек проявляет слабость, может быть, думает, что он с ней справится, но оказывается, что не рассчитывает свои силы.

Человек должен быть сильнее своих слабостей. Попробуйте, допустим, вставать в одно время, на занятия не опаздывать, всё делать в срок – как это трудно. В монастыре, например, такая напряженно-дисциплинированная жизнь, которая воспитывает волю, дает человеку постоянную тренировку, чтобы он был сильнее своих слабостей. Очень часто мы пасуем перед их напором, потому что, как теперь говорят, если что-то нельзя, но очень хочется, то можно. Сами себе уступаем.

Вот, например, недавно говорил со своей родственницей, спрашиваю, что же ты в церковь не ходишь – отвечает, что занята. Я говорю – отлично, но есть же дела, на которые у тебя времени хватает? Значит, время есть, просто ты приоритеты так расставляешь. Не можешь отложить свое дело, а откладываешь церковь. Дело не в том, что у тебя нет времени, а в том, что ты считаешь – пойти в магазин важнее, чем в храм.

Теперь – чем страшен грех? Вы, наверное, все знаете и помните, читали рассказ Пушкина «Выстрел» из «Повестей Белкина». Кратко напомню его сюжет: есть Сильвио, есть граф, оба крутее всех крутых, граф их в полку появляется сравнительно недавно, и начинают в крутизне соревноваться. Дело кончается дуэлью, тогда воспитание было очень строгое и за любую промашку тебя могли поставить к барьеру. Оба они молодые, и для них это своего рода развлечение, хотя это смертельная игра.

И вот Сильвио приходит немножко раньше, и граф идет, держит фуражку, в которую насыпана черешня, он ее ест и поплевывает. Кидают жребий – дуэльный кодекс был сложный, можно было бросать жребий и стрелять по очереди. Выпадает первому стрелять графу, он прицеливается и пробивает фуражку Сильвио, чуть-чуть выше головы, еще два сантиметра вниз – и всё. Теперь очередь Сильвио. Граф снова берет свою фуражку, снова поплевывает этими косточками черешни, и совершенно беззаботно стоит в ожидании выстрела. Сильвио говорит, что у него по правилам есть право отложить свой выстрел, вы, мол, завтракаете, вам сейчас некогда, я подожду. Граф отвечает – хорошо, пожалуйста. На том и расходятся, Сильвио свой выстрел выдержал, а по кодексу имеет право выстрел отложить.

Жизнь их разводит, и Сильвио издалека за графом следит. И вот он, наконец, получает сообщение, что граф женился. Вот теперь настало его время. Граф со своей молодой женой – счастливый, любящий муж, всё прекрасно – в имении катались на лошадях. Жена пошла к себе, он идет к себе, и слуга говорит, что в кабинете кто-то его ожидает. Он входит в кабинет, и в полумраке не сразу понимает, что перед ним Сильвио. В том же самом костюме, в той же самой простреленной шляпе с пистолетным ящиком – «Ну что, граф, выстрел за мной». Граф, которому никакие соревнования в крутизне уже и даром не нужны, совершенно ошеломлен, но воспитание есть воспитание, аристократ.

Кабинет большой, Сильвио говорит – давай, становись. Граф становится к стенке, Сильвио – к другой, прицеливается и говорит – нет, не могу в безоружного стрелять, давай снова жребий кинем. Граф сначала отказывается, но потом против всех правил соглашается – и снова выпадает стрелять первому графу. Он берет пистолет, стреляет, промахивается, его пуля попадает в картину, и на грохот выстрела вбегает жена – «Что происходит?!» «Ничего-ничего, дорогая, это мы развлекаемся, это мой старинный друг, познакомься. Иди, Машенька, сейчас я к тебе приду, всё хорошо». Она поворачивается к Сильвио: «Вы правда шутите?» – «Да, говорит, – конечно, – ваш муж большой шутник, вот в прошлый раз он прострелил мне шляпу, сейчас он дал по мне выстрел, а теперь я хочу пошутить» – и направляет пистолет.

Если бы это был американский боевик, то он бы его, конечно, убил, но Пушкин есть Пушкин, графиня просто бросается в ноги Сильвио – ради Бога, уходите. Граф отойти от стенки не может, чтобы не приблизиться – «Маша, как ты смеешь, встань». Сильвио видит эту картину, говорит: «Хорошо, будешь меня помнить, я удовлетворен» – и решительно идет к выходу. Потом, почти не целясь, поворачивается, стреляет навскидку и попадает – в картине две дырочки, та, которую оставил выстрел графа, и рядом пуля Сильвио.

Видите, человек когда-то что-то совершил по глупости, по молодости, по неразумию, обстоятельства сложились так – и может благополучно забыть. Но грех так устроен, что он догоняет в самую-самую тяжелую минуту, или в самую неподходящую, потому что, чем хуже нам, тем лучше лукавому, и он ждет момента, как Сильвио. В рассказе всё это благородно и романтично, и с хорошим концом, а в жизни бывают случаи совершенно трагические. И всё это из-за такой присущей молодости жажды приключений, из-за желания испытать неведомое, узнать непознанное. А потом происходят какие-то тяжелейшие последствия.

Так вот, речь идет о том, что, конечно, любить – хорошо, дружить – хорошо, но, повторяю еще раз, береженого Бог бережет. Если не соблюдать технику безопасности, то можно столкнуться с самыми-самыми печальными последствиями, которые просто ломают жизнь.

Я привел несколько печальных примеров. Но в жизни всё сложнее, и печальное может соединяться с благородным. В качестве такого примера приведу историю, которая касается лично меня, хотя это произошло до того, как я родился, речь идет о моих близких родственниках.

«Жизнь в самом ее сосредоточенном виде»

Мой дядюшка был очень талантливым, он учился в школе вместе с человеком, который впоследствии стал очень известным профессором математики, то есть его имя вошло в историю науки. Они вполне на равных решали в школе задачки, и дядя колебался, то ли ему идти на мехмат заниматься математикой (мой старший брат, видимо, талантами в него, он очень известный математик), то ли ему заняться музыкой, он прирожденный музыкант – и вот он выбрал второе. В его время учились те, кто потом составил славу отечественного фортепианного искусства, музыкального искусства. Он занимал призовые места в консерватории. Вы знаете, есть международный конкурс Чайковского – тогда в консерватории уровень был на самом пределе этого конкурса, несмотря на то, что Россия, СССР были в изоляции. Он был блестящим исполнителем.

У них с женой родилась дочка, еще до войны, слава Богу, она и сейчас жива. И вот грянула война. Он – молодой, подающий большие надежды студент, у него семья и ребенок, и он имел право на бронь, мог продолжать учебу, в 1941 году еще была возможность какая-то. Но у него было кого защищать. Когда в консерваторию приехал офицер из военкомата, их построили и задали вопрос, кто хочет пойти добровольцем, дядюшка сделал шаг вперед. Он, не собираясь связывать свою жизнь с армией, тем не менее подал заявление на офицерские курсы, потому что офицеру платили немножко больше, а им надо было, чтобы семья не голодала и, главное, в случае чего пенсия больше, чем за солдата.

Он ушел в армию и с тех пор они с женой виделись только три раза, два я помню, третий – нет. Да, еще есть интересная деталь, как они познакомились: он с мамой ходил в консерваторию периодически, и как-то раз они туда вошли, вместе с ними была еще подруга мамина, и вот она смотрит и говорит: «Смотрите, какая красавица». Да, действительно, удивительно красивая девушка, но мама говорит: «Нет, вы сюда посмотрите», он посмотрел и увидел, и через два месяца они поженились. Кто тетушку видел в молодости, говорят, что она была ослепительной красавицей, просто ослепительной, гречанка из Крыма.

И вот она как-то шла по улице, а ей навстречу рота, в которой служил ее муж. Все они в шинелях, в ушанках, печатают шаг, выйти из строя нельзя. Это сейчас у нас полная свобода, а тогда и подумать об этом было невозможно. Она, может, несколько шагов пробежала с ними, и всё, рота ушла. А последний раз, каким образом она получила пропуск на передовую – я по глупости, по своей молодости так и не узнал, мне это в голову не приходило. Но каким-то образом она получила этот пропуск, передовая проходила в километрах 100-150 от Москвы, где-то рядом. Как она туда пробралась – тоже непонятно. Электрички не ходили, никакого регулярного движения не было, только можно на каких-то попутных товарняках.

Добралась до самой передовой, до его землянки, а его нет, потому что он же не мог знать, мобильных телефонов, как у нас, не было. Он и думать не мог, что она приедет, пошел проверять посты, чтобы не сидеть, не тосковать. За ним побежали, нашли, драгоценное время идет… Сколько-то времени они пробыли вместе, а потом он должен ее провожать, потому что пропуск только на определенный срок. Если задержишься, то это уже как шпионаж рассматривалось. Он ее ведет на товарный поезд, который должен отходить, подсаживает, тогда тамбуры были открытые, сейчас двери автоматически закрываются. Поднимается на ступеньку, держится руками за поручни, и они не могут расстаться – смотрят друг на друга и расстаться не могут. Просто для фильма. Поезд трогается, но если уедет за определенную черту, значит – он дезертир, всё очень строго. Он собирается с силами и спрыгивает.

Сохранились несколько писем. В одном – дяде тогда было 24 года – он пишет: что ты грустишь, это неправильно, мы живы и здоровы, мы знаем, что с нами происходит – многие же просто не знали. Мы друг друга любим, и знай, что моя любовь всегда с тобой. Если меня и не будет, то – потрясающе он сказал – любовь не исчезает, потому что она есть жизнь в самом ее сосредоточенном виде. Он гораздо лучше сказал, я точно не помню, к сожалению. Через некоторое время приходит похоронка, снайперский выстрел в голову. Он погиб, и неизвестно, где похоронен.

Бывают очень сильные, яркие, романтические случаи в жизни, и дай Бог, чтобы у каждого так было. Но – кому как Господь дарует, всё очень индивидуально. Как-то Господь открывает, у меня у самого история была довольно быстрая. Правда, легкость в том, что наши семьи, моих родителей и моей жены, дружили давным-давно, так что я про эту семью, семью Амбарцумовых, слышал и знал, но знакомы мы не были, а жили они под Ленинградом. И вот моя будущая жена приезжала изредка к моим крестным, это семья Андрея Борисовича Ефимова, которого, наверное, многие знают. Борис Петрович – мой крестный, а Екатерина Александровна – крестная моей матушки. Вот там несколько раз встречались, особо друг другу не понравились, а потом крестный умер, и моя будущая матушка приехала на годовщину его смерти в Москву со своей мамой.

Мне очень давно хотелось поехать в Ленинград и с ними познакомиться, и как раз ее мама решила остаться в Москве, а тогда билеты были не именные, можно было ехать. Мы поехали на поезде, я был в ударе и рассказывал, что семья должна быть большой. И прямо попал в яблочко. Мы пожили там несколько дней у них, мне показали Ленинград, всё очень интересно. Я вернулся домой, потом написал письмо, а потом понял, что мне надо делать предложение. Через две недели я его сделал. Тогда был пост, и когда он кончился, мы и поженились. Много есть историй со счастливым и хорошим концом.

Главная цель брака – это помогать друг другу достигнуть Царства Небесного. Конечно, в браке должны быть дети, и родители детей воспитывают, но и дети прекрасно воспитывают родителей. Семья – это такое органическое, Богом созданное явление, некий удивительный такой организм. Каждая семья неповторима – так же, как и каждый человек неповторим.

Священникам приходится бывать в домах, освящать жилище. И вот, пожалуйста – дома типовые, квартиры типовые, но атмосфера в каждой квартире всё равно своя, потому что люди разные, хотя, казалось бы, в советское время всё было одинаковое примерно, возможностей было не так много. Так вот, семья – это неповторимый такой организм, сверхличностный, потому что в ней несколько личностей, по крайней мере, две. И надо понимать, что, действительно, всё развивается органично. Наша жизнь прошла и продолжает проходить какие-то тяжелейшие потрясения, и хорошая традиция мирной, спокойной семейной жизни оказалась прерванной, очень мало семей, у которых она сложилась. Крайне важно подхватить эту традицию. Может быть, нужно даже, чтобы сменилось несколько поколений, и тогда восстановится мирная, ровная, хорошая, настоящая семейная жизнь.

Я повторяю, что грех имеет способность аккумулироваться и взрывным образом себя проявлять. Очень многие люди страдают и не знают, за что. Но если покопаться, разобраться, то оказывается, что произошел какой-то в жизни перелом. Если спортсмен, предположим, сломает ногу, вряд ли он повторит свои прежние рекорды. Это с чемпионами бывает, и они вынуждены уходить из спорта. Так вот и когда человек как-то грешит, потом это может сказаться роковым образом, он просто не сможет сделать того, что мог бы сделать.

В чем ошибаются «естествоиспытатели»

– Как понять, что это твой человек?

– Очень хороший вопрос. Вот я о нескольких быстрых случаях рассказал, но на самом деле – тише едешь, дальше будешь. Покойный отец архимандрит Иоанн Крестьянкин, когда к нему приходили молодые люди и задавали этот вопрос, говорил: приходите через год. Если в течение года люди могли сохранить чистоту отношений, тепло отношений, то тогда он их благословлял. Это очень хороший критерий.

Сейчас Бог знает, какие изобретают оправдания, чтобы допустить всякую свободу нравов, борются не за чистоту нравов, а за их свободу. И вот говорят – попробовать, мол, надо, мы должны друг друга узнать. Как-то ко мне на исповедь приходит парень, в храм всё-таки пришел – правда, бывает лицо, которое к себе располагает, а у него – которое не располагает, но ладно, пришел. «В чем каешься?» Говорит, что девушку обидел. Спрашиваю: «Какие у тебя отношения с девушкой?» – «Мы с ней живем вместе». Говорю: «Твой грех не столько в том, что ты ее обидел, а что вы живете вместе». «Почему же, – отвечает, – все так делают». – «Это грех всё-таки. Ты ее любишь?» – «Люблю». – «Отлично, а она тебя любит?» – «Любит». – «Как хорошо, слава Тебе Господи, я вас поздравляю, а чего не женитесь? – «Ну». – «Может, вам жить негде?» – «Нет, у меня двухкомнатная квартира есть, но ее надо ремонтировать». – «Отлично, поженитесь, вместе отремонтируете, общее дело объединяет». – «Ну-у, вы скажете…» – «Вот тебе и «Ну». Как надумаешь – приходи».

Такие вот «естествоиспытатели» – не понимают, что это же не какой-то там образец, который можно исследовать, испытывать, а живой человек. И если отношения чистые, тогда люди увидят точно, это нужно или не нужно, твой человек или не твой. Потому что, вы знаете: «Блажени чистии сердцем, яко тии Бога узрят». Хотите узнать волю Божью – вот и узнаете, если сердце чистое. А если его омрачает грех, тогда человек ничего не видит. Я очкарик, снимаю очки, и вот я вижу расплывчатые лица – так и человек перестает видеть духовную реальность, такой, как она есть, и очень велика вероятность ошибиться.

Говорят, сейчас у нас в стране 50, а то и 70% разводов. Люди расписались, а потом быстренько развелись, спрашивается: зачем? Если кто-нибудь знает этимологию слова невеста, от слов не ведать, – никакого тут «естествоиспытания» быть не может. И вот это время, пусть оно будет у кого-то короткое, у кого-то продолжительное, – но это совершенно уникальное время, которое Господь по Своей милости и премудрости дает людям, оно неповторимое. Кажется – это же сколько времени ждать! Хорошо, вы молодые люди, я-то уже совсем старый, но оглянитесь на год назад, вы помните что-нибудь? Что такое – год прошел? Ничего. Конечно, когда впереди год ожидания, то кажется, что долго, а когда он прошел, то ничего особенного. Потерпите, продержитесь – значит, узнаете.

– Я видела счастливых детей лишь в многодетных семьях, но как самой решиться создать большую семью?

– Действительно, страшновато, и мне было страшновато, честно, я это прекрасно помню. Первый ребенок – первый ребенок, второй ребенок – второй ребенок, третий ребенок – я сам был третьим ребенком в семье, а потом мне как-то стало страшноватенько. Но я видел, что моя жена не боится ни капельки, и перестал где-то на пятом бояться. Так что, конечно, это страшно, и это надо понимать. Изреку банальную премудрость: там, где трудно, там трудно, значит, надо сосредоточиться, собраться. Надо понимать, что трудно. Если четко, организованно – и с любовью, это главное – и с Богом, в Церкви, тогда всё преодолевается.

– Может ли девушка проявлять инициативу или должна ждать?

– Мы так устроены, что нужно очень и очень сохранять собственное достоинство. Женская природа гораздо более эмоциональная, чем мужская, и нет симметрии в отношениях. Как личности мужчина и женщина пред Богом равны – кстати, вам вопрос на засыпку: кто конкретно, персонально, самая высшая личность, Богом сотворенная? Да, – это Божия Матерь, честнейшая Херувим и славнейшая без сравнения Серафим. Нет никого ни на небе, ни на земле выше Божьей Матери. Конечно, Иисус Христос, но Он – Богочеловек, а у Богоматери природа человеческая. Вот на какую высоту Господь поставил женскую природу.

Так вот, как личность, каждый человек пред Богом драгоценен и неповторим, и нет такого – ниже, выше. Но симметрии и равенства на земле нет, и когда стремятся к равенству, это достаточно смешно и приводит только к уродству. Теперь девушки в милицейской форме ходят – это на самом деле говорит о деградации мужиков: как это можно женщинам иметь дело со всякими бандитами, с этой матерной руганью, с пьяными?.. Нет равенства, есть очень тонкое одухотворенное, молитвенное устроение души, тогда оно не ошибется. Если человек сам собой командует, не гормоны управляют, а человек собой управляет.

Спросим у поэта и апостола

– Что такое женская красота?

– Прекрасный вопрос. На него есть разные ответы. Господь просто меня умудрил – когда приходит мысль, которой не было, и вдруг она пришла – ясное дело, что это не ты придумал. Свое представление о женской красоте я, конечно, имею, мужское представление себе представляю, а потом я понял, что я же священник и могу женщинам, девушкам тоже такие вопросы задавать. Вот я и спрашиваю у женщин: а что такое женская красота? И все говорят о внутреннем, и только одна красавица, действительно красавица, которая работала стриптизершей, сказала, что это какая-то гармония внешнего и внутреннего. А так стандартный женский ответ – о внутренней красоте души, это практически 100%.

Теперь можно мужской взгляд на вещи. Спросим, можно сказать, у самых лучших. Александр Сергеевич Пушкин, скажите нам, пожалуйста, что такое женская красота? Как нечего делать:

Дианы грудь, ланиты Флоры
Прелестны, милые друзья!
Однако ножка Терпсихоры
Прелестней чем-то для меня.

Вот тебе, пожалуйста. Может быть, Пушкин всегда был великим Пушкиным, но когда он стал по-настоящему христианином, то написал «Капитанскую дочку». Кстати говоря, почему это произведение называется так: не «Гринев», не «Пугачев», а «Капитанская дочка», кто знает?

– «Капитанская дочка» нацелена на то, чтобы показать, на что способна русская женщина, если она окажется в трудных обстоятельствах.

Так оно и есть. Вот два ярких эпизода. Пугачев и Гринев приезжают в Белогорскую крепость, и там Швабрин пытается их как-то не пустить. Но Пугачева не остановишь, они входят в горницу, где в самом простом деревенском платьице Маша Миронова, перед ней стакан воды и черный хлеб, и она говорит примерно так, что Алексей Иванович, заметьте, не по фамилии, а по имени-отчеству, хочет, чтобы я стала его женой, но я лучше умру. Когда вспоминал эту фразу, я ее про себя дополнил: «…чем стану женой этого негодяя». Но посмотрел у Пушкина – она говорит совсем не так, а очень уважительно. Я в начале своей беседы сказал о человеческом достоинстве, так вот она ни разу достоинства этого негодяя, подлеца и кого хотите не уронила. Потрясающе – он мучитель такой, всё-таки еще XVIII век, не совсем уж насильник, но такая низкая личность – и она ничего грубого не сказала, ни ему, ни про него.

И когда она, совсем провинциальная девушка, приехала в Петербург, встретила даму и та у нее спросила: «У вас какое-то дело?» – она говорит: «Да, я приехала к императрице просить за Гринева». – «Так он же изменник». – «Нет, неправда!» Прямо в лицо императрице, пусть она и не знала, что это она. И стала рассказывать ей с жаром, как оно было на самом деле, и императрица поверила этой девушке, не членам комиссии, которых она сама назначала, которых знала, которые вынесли этот приговор, а вот этой простой, но столь прекрасной девушке.

А еще можно спросить у рыбака, я сейчас скажу, у какого. У Александра Сергеевича спросили, два раза ему вопрос задали, хорошо. Теперь для контраста, если представите, что мы говорим с каким-то обыкновенным рыбаком, уши завянут заранее, значит, можно и не напрягаться. Но, как вы знаете, апостол Петр был рыбаком, и, мне кажется, все должны знать – его первое послание, третья глава, третий стих: «Да будет украшением вашим не внешнее плетение волос…» Да, волосы – дар Божий, прически могут быть очень красивыми, но это внешнее, а он смотрит вовнутрь. «Не нарядность в одежде или золотые украшения» – хотя всё это хорошо, допустимо, никто не против. И дальше совершенно потрясающе: «…но сокровенный сердца человек». «Сокровенный» – какое определение, попробуй, скажи глубже! «Сокровенный сердца человек в нетленной красоте» – внешняя ведь когда-то поблекнет, это понятно – «в нетленной красоте кроткого и молчаливого духа, что драгоценно пред Богом».

Господь создал такую красоту, которая пред Ним Самим драгоценна. Когда ее видишь, то думаешь: «Господи, какую Ты красоту создал внутреннюю!» Господь вас так устроил, что это видно бывает. Это просто нечто фантастически прекрасное, эта красота имеет духовную природу, и вот эту духовную красоту Господь приоткрывает, ее можно как-то изумленными и благодарными очами узреть иногда, это просто что-то сверхъестественно прекрасное.

Уроки такта от Кутузова

– Как вы думаете, «Ромео и Джульетта» – это история о любви?

– Мне кажется, что это не столько история любви – бывает, я говорил, что люди загораются, им же самим совсем лет мало.

Больше поразило, что Ромео так быстро перегорел к своей предыдущей пассии, ведь он на бал даже пошел, чтобы забыть предыдущую.

Вот и это тоже. Шекспир – гений, это как учебник надо читать, он описывает, как оно бывает. Так что не думаю, что Ромео может быть примером для кого-то. Но вся трагедия происходит из-за лжи, потому что священник почему-то их тайно повенчал, устроил подставу с этой какой-то мнимой смертью, а потом уже, когда они отравились и перекололись, доложил Монтекки и Капулетти. На самом деле с ним надо было расправиться, как следует. Шекспир как гениальный человек открывает очень и очень многое, потому что ему как гению было открыто очень и очень многое.

– Зачастую в отношениях возникают такие трудности, что кажется – скоро всё рухнет. Как понять, испытание ли это, посылаемое Богом, или суровая неизбежность расставания?

– Трудный вопрос, такие вещи надо обсуждать при беседе наедине, но мне кажется, что нужно иметь в виду то, что я сейчас скажу. Как оказывается, мы не умеем друг с другом общаться, элементарно, просто. Режут, например, правду-матку в глаза. Я как священник, принимая исповедь, должен задавать вопросы. Вот подходит человек, мне не знакомый – сейчас таких всё меньше, сложился приход – а так поначалу незнакомый человек подходит. Времена «отмороженные», сейчас свобода нравов, человек чего-то говорит, но кто его знает, может, у него ничего и нет, а может, и робеет сказать. Спрашиваю: «Ты женатый?» – «Женатый». – «Ты жене изменяешь?» Правильно, я должен знать, правда же, вполне законный вопрос, казалось бы. Теперь представьте, что любому из вас зададут этот вопрос, всё-таки неприятно, с какой стати? А можно его задать по-другому: «Ты жене верен?» – «Да, конечно». Или: «Ну, видите…» Я говорю: «Всё понятно, вижу, сколько раз?»

Так что правильно заданный вопрос – это уже очень важно. Если ты думаешь, как к человеку обратиться, чтобы ему было приятно и твой вопрос услышать, и на него ответить. Подумай немножечко, ведь жизнь и отношения из мелочей строятся. Здесь, там какая-то резкость, что-то накопилось – вот и кажется, что проблемы неразрешимые.

Сейчас я пишу книжку про детскую исповедь – вернее, пока пишу что-то другое, но вот лежит у меня, должен ее написать – книжку про детскую исповедь. Когда меня попросили ее написать, я понял, что эта книжка не для детей, а для их родителей. Вещать деткам какие-то прописные истины, чтобы уши завяли – это не очень интересно, а родителям нужно понимать, что крайне важно, чтобы в семье были хорошие, глубокие, доброжелательные отношения. И книжка, в первую очередь, для родителей, а когда подрастут ребятишки, будет им 13-14 лет, сами пойдут на исповедь, – чтобы им было завлекательно и не пропало желание читать.

Я такой умозрительный случай представляю. В очередной раз муж задерживается на работе или после работы. Жена сидит дома с ребенком, бьется как рыба об лед, а он задерживается. Вот, наконец, является. Тогда она может его спросить: «Ну что, наверное, опять с дружками пиво пил?» Вполне законный вопрос. А представьте себе, что именно в этот вечер, зная, что он как-то ее огорчил несколько раз, муж стремился изо всех сил домой, а его в конце рабочего дня начальник задержал, стал какие-то производственные вопросы решать. Если муж старался – а надо помнить, что, конечно, он устал после рабочего дня, нервы напряжены – и он слышит такой вопрос, то и реакция такая: «Ну и наплевать, пойду пиво пить». Хлопнет дверью и уйдет, и останется она одна, будет глотать слезы и думать, как ее никто не любит, не жалеет, не понимает и бросает. А вот если бы она его спросила: «Милый, я так тебя ждала, что-то произошло?» – «Да, представляешь, этот начальничек мой поганый меня задержал, а я так к тебе стремился» – и с любовью в сияющем взоре бросились бы в объятия друг другу.

Если ты думаешь, как с человеком общаться, тогда массы проблем просто не будет, мы их сами создаем. Опять-таки «Капитанская дочка» в этом отношении потрясающее произведение, Пушкин своим гением возродил эту атмосферу XVIII века, он совершенно особенный. Я занимаюсь историей, читаю письма Михаила Илларионовича Кутузова. Командует армией, борьба идет не на жизнь, а на смерть, и он свои приказы пишет так: «Милостивый государь мой Павел Васильевич, армия такого-то движется так-то, главная армия движется так-то, Наполеон пойдет туда, туда и туда, – он вычисляет, куда Наполеон пойдет, – из сего вы можете сделать заключение, что вам следует двигаться туда-то и туда-то. Вашего высокопревосходительства всепокорнейший слуга, князь Кутузов». Вот приказы по армии. Как люди бережно друг к другу относились! Мы относимся небрежно, это такое роковое слово. Мы небрежно относимся друг к другу, не думаем.

Или еще из таких вот игрушек словесных, например: сказать «Четыре больше двух» или «Два меньше четырех» – какая разница, это некий математический факт. Но можно сказать: «Ах, девки, одна лучше другой» – всех похвалил, как приятно, и в то же время можно сказать: «Эх, девки, одна хуже другой» – всех опустил неизвестно за что, но выразил математически одну и ту же мысль, а психологически противоположную. Вот если думаешь, тогда и вопрос будешь правильно задавать или что-то говорить, причем, если напряженно будешь думать, это совсем не простая задача: как спросить так, чтобы не обидеть?

– Как парень и девушка, находящиеся на стадии создания пары, должны вести себя по отношению к другим представителям противоположного пола?

– Очень строго, на самом деле, если отношения серьезные, какие-то перспективы есть, то соблюдать очень четко определенную дистанцию.

Когда родители не одобряют…

– Как правильно отвечать на внимание, что делать, если оно нежелательно?

– Во-первых, нужно быть искренней, нужно быть благодарной или благодарным. К сожалению, у нас вышли из лексикона и из понятий такие ценности как честь, женская честь, – так вот, нужно очень твердо и доброжелательно (понятно, что это соединение противоположностей) – твердо и доброжелательно хранить свое человеческое достоинство. Тебе оказывают внимание, тебе приятно, будь благодарна или благодарен, улыбнись или поблагодари от души, искренне. Если тебе что-то неприятно, опять-таки подумай, как сделать так, чтобы не обидеть. Можно грубо ответить, но ты обидишь человека, он что – виноват, зачем обижать-то? Если ты бережно к нему относишься, пусть и не хочешь с ним отношений продолжать, как-то продумай и придумай. К разговору нужно готовиться, заранее нужно продумать, что ты скажешь и чего ты не скажешь, и как ты разговор завершишь, если он трудный и неприятный.

У меня есть прихожанка, она болеет, чуть помладше меня, на пенсии, живет на уколах, у нее действительно диагноз. В церковь она толком не приходит, что такое покаяние – слышать не хочет, но звонит мне уже где-то с 2000 года буквально чуть ли не каждый день. Сегодня я ехал сюда, а она мне звонила, я то беру трубку, то не беру, – думаю, возьму, а то начнет звонить, пока я с вами разговариваю. Я так где-то минут пять слушаю, а потом прощаюсь.

Как-то она звонит, поток женского сознания на меня изливается, я ее слушаю, а потом говорю: «Ты меня прости, пожалуйста, кукла, я дальше разговаривать не могу, до свидания». Через минутку звонок снова: «Отец Александр, я всё поняла. Вы сказали, что я кукла. Если я кукла, то вы дурак». Я думаю, чего сказать – что сама такая или трубку бросить? Говорю: «Знаешь, спасибо тебе большое, умница, наконец-то ты правильно про меня сказала. Так оно и есть, ты попала в точку, но больше я говорить с тобой не могу, до свидания». Видите, могу хвастаться, и даже не один раз хвастался уже. Конечно, нужно как-то искать ответ, иногда он как-то спонтанно приходит, если ты думаешь, готовишься, то Господь тебя и умудрит.

– К слову о Божьей Матери – как вы относитесь к ее чрезмерному почитанию в католичестве, где ее возводят в ранг матери Церкви, утверждают догматы о ее непорочном зачатии, вознесении на небо? Можно ли говорить о подобных тенденциях в православии? Можно ли говорить о чрезмерном почитании Богородицы в ущерб почитанию Христа?

– Мне кажется, в Православной Церкви этого не видно, а то, что мы и сами Божью Матерь называем Царицей неба и земли – так оно и есть. То, что у католиков есть искажения – да, католики от нас отличаются какими-то моментами, к сожалению, в чем-то получается такая пропасть непроходимая, хотя у них очень много хороших людей. Но с таким почитанием Божьей Матери мы, конечно, согласиться не можем, это искажение вероучения, которое приводит к каким-то искажениям и в жизни. Ведь в католических странах – мы от них отстаем, слава Богу – у них это всё раньше началось, у протестантов еще раньше, может быть, – и они на какие-то удары не могут ответить, не могут их парировать. Мы отстаем, и если мы будем на высоте, то мы, может, и будем способны ответить на те вызовы, которые нам делаются, но это под большим вопросом.

– Как быть, если родители не одобряют выбор молодого человека, доводя эту ситуацию до абсурда?

– А тут как раз то, что я говорил: относиться нужно доброжелательно к родителям, если вы действительно друг друга любите, если действительно вас Господь соединил, а родители не понимают. Но родители же не враги своим детям – значит, потерпите, нужно набраться терпения и сил, здравого смысла и обращаться к родителям так, чтобы они поняли, что действительно это очень хороший человек, с которым вы будете счастливы.

Опять же возьмите «Капитанскую дочку» – там эта ситуация тоже рассмотрена. Маша Миронова в ответ на грозное и гневное родительское письмо Гриневу, где ему запрещали с ней общаться, говорит: значит, это воля Божья, значит, так. Всё очень строго было, это сейчас демократия полная. В чине венчания есть замечательные слова: «Помолимся и о воспитавших их родителях, потому что молитвами родителей укрепляются основания домов». Хотите, чтобы семья была прочная? Значит, дождитесь, чтобы родители с вами согласились, одобрили ваш выбор, а если вы готовы идти против воли родителей, то святитель Василий Великий таких, не помню, на год или на два отлучал от причастия, налагал такую епитимью. Что, хотите себе гнев на день гнева, зачем это нужно?

И опять-таки, если человек в Церкви, если у него есть духовник, если он эти проблемы проговаривает со священником, то решение находится и всё встает на свои места. Если это действительно Господь судил, то, значит, так тому и быть, даже родители не помешают, а если это ошибка молодости, а родители видят лучше, то и слава Тебе Господи.

За комплексы – кол с минусом

– Вы говорите о браке, а как понять волю Божью о своем пути, ведь Господь указал еще и монашество?

– Это очень трудный вопрос, и для ответа на него нужно искать очень-очень умудренного духовника, старца и с ним принимать решение, а то бывают просто трагические случаи. Когда-то давным-давно, еще в 90-х годах, я исповедую и вижу: стоит женщина в какой-то телогрейке вроде, какая-то на ней шапочка высокая набекрень одета, потом подходит ближе, оказывается – на ней подрясник, она монахиня, но храм приходской, начинает самые обыкновенные такие грехи бытовые перечислять. Я говорю: «Ты монахиня?» – «Нет, я схимница». Я говорю: «Мать моя, милая, – а ей лет 30, – а чего же ты не в монастыре?» В общем, я не помню, почему она не в монастыре, но кто-то же ее постриг…

Так что это сложнейшая проблема, и ее нужно решать опять-таки очень вдумчиво и молитвенно, только по благословлению, и не навязывать – если действительно духовник тебя благословляет, и ты ему доверяешь. У нас свободу никто не отнимает, если духовник на твой взгляд не прав – это очень тонкая вещь, но всё-таки можно с ним говорить: «Я не могу принять такую волю».

– Как помочь человеку преодолеть гордыню на пути к семье?

– Почаще ходить в храм, почаще исповедоваться. Заметьте, что если говорить о тех же персонажах «Капитанской дочки», то там практически все смиренные люди, кроме Швабрина, даже у Пугачева какое-то смирение есть, не говоря уже о Машеньке. Пусть оно иногда в чем-то даже наивное, какое-то забавное, но с какой твердостью, как безропотно и бестрепетно они идут на смерть! И капитан, и Василиса Егоровна, Иван Игнатьевич, просто потрясающе – вот так русский человек умел умирать, потому что у него чистая душа. Смирение – это дар Божий, надо понимать и быть сильнее своих слабостей, а гордыня – это могучая слабость, нужна сила Божья для ее преодоления, надо просить: «Господи, дай мне силы победить мою гордыню».

– Если ты не из благополучной семьи, какова возможность стать хорошей женой и мамой?

– В нашем обществе сейчас как-то культивируются комплексы неполноценности. Подходит человек – в Церкви женщин больше, как правило, женщина, но и к мужчинам это тоже относится, хотя и реже – видно, что переживает, что-то произошло, какие-то проблемы. Я задаю вопрос: «Скажи мне, пожалуйста, какова твоя самооценка, как ты к себе относишься, плохая ты или хорошая?» 90% отвечают: «Плохая». Я говорю: «Спасибо большое, ты мою статистику подтвердила, ответ совершенно типичный и совершенно неправильный, и типичная отметка за него – кол с минусом».

А правильный ответ, некое богословское основание: человек – венец творения? Венец. Это высшее творение, которое Господь совершил. Он в душу каждого человека вдохнул Свой божественно прекрасный образ и подобие? В каждого. Ты человек? Человек. В твоей душе есть этот образ? Есть. Как же ты можешь говорить, что ты плохая? Господь над тобой плохо поработал? А правильный ответ, конечно, – хорошая, но грешная. Ну, а если грешная, то кайся. Если хорошая, тогда следующий вопрос: если ты такая хорошая, то почему такая грешная? Если какие-то трудности в жизни были, очень часто какие-то спровоцированные грехи, пусть невольные, не хотел человек, но так произошло, – то покаянием мы все спасемся. Значит, надо каяться, и ни в коем случае нельзя комплексовать, категорически, и нельзя забывать, что мы хорошие, раз Господь создал, но грешить не имеем права, нельзя расслабляться, нельзя себе чего-то разрешать, надо быть воином Христовым.

– Надо ли пытаться возобновить отношения, которые давно уже закончились, или это искушение? Можно ли склеить разбитое и надо ли?

– Это вопрос серьезный, и его надо решать индивидуально. В принципе, можно восстанавливать, Господь всё может. Если что-то треснуло, человеческие отношения не тарелка, тарелку не склеишь, а вот Господь может, бывают случаи, казалось бы, самые безнадежные, а для Господа невозможного нет, Он чудотворец, главное – Ему не навязывать своей воли и не мешать творить чудеса в нашей жизни.

– Может ли быть грех в браке?

– Если я правильно понял вопрос – он такой многоплановый, то в Книге правил есть такое правило: «Кто гнушается брака, тот под запретом». Это грех – гнушаться брака, и человек должен изменить свое отношение, должен покаяться, потому что Господь сотворил людей так, как Он сотворил, и в чине венчания говорится, что брак честен, то есть почетен, и ложе непорочно. Если кто-то чувствует какую-то нечистоту в каких-то отношениях, это очень индивидуально. Если ко мне приходят, я говорю: «Никаких мне подробностей не нужно, это меня совершенно не интересует. Если ты чувствуешь, что это что-то недопустимое, значит, скажи, что, пожалуйста, так не делай». Может, какой-то дряни насмотрелись, но в принципе в браке как установлении Божьем нечистоты нет, в самой природе брака.

Возрастные цензы и «заморочки»

– Вы сказали, что в нашем возрасте лучше дружить и далее этого не заходить, как же тогда понять, что это твой человек?

– Действительно, есть такая опасность, хотя я думаю, что она скорее в другую сторону. Есть такая хорошая народная мудрость – суженого-ряженого конем не объедешь. Если стоит суженый, даже переодетый, а ты мчишься на коне, всё равно остановишься и не проедешь. Если Господь судил – что Он сочетал, то человек не разлучает, значит, всё будет. Чтобы Господь тебе предлагал, а ты отказался – такое, думаю, бывает очень редко, я, наверное, даже не встречался в своей практике с таким. А вот ошибиться в другую сторону, когда это вовсе не твой человек, очень даже легко. Чтобы избежать этого, нужно терпение и время, и церковная жизнь. Помните кровоточивую жену, которая коснулась краешка ризы Христовой? Вот, если мы хотя бы за краешек церковной ризы держимся, значит, всё будет в порядке, только пальцы не разжимать, пусть за самый краешек, только не отступить.

– В современном мире мы видим тенденцию того, что много молодых девушек одиноки, даже когда Господь посылает возможность выйти замуж либо просто молодого ухажера, она не спешит и не выходит, не считается ли это проявлением гордыни?

– Нет, не считается. Действительно, очень страшно и очень трудно найти себе спутника жизни, не ошибиться.

– Говорит ли Церковь о предельно допустимой разнице в возрасте?

– Есть какие-то ограничения, они в правилах оговорены – может быть, пять лет, отец Иоанн Крестьянкин, если не ошибаюсь, допускал плюс-минус десять лет. Бывает и больше, просто это опять-таки не то что красный свет, но такие трудные вопросы нужно решать с духовником, индивидуально.

– Бывает так: есть человек, который тебе нравится, но с его стороны нет симпатии, а к тебе проявляет симпатию другой человек, который не нравится тебе, что делать?

– Я бы всем советовал искать себе духовника и решать с его помощью такие проблемы, это совсем не просто. Сказать: потерпи, проявится? Терпеть не просто, это действительно трудно, мы же не бесчувственные деревяшки, а эмоциональные люди. Но повторяю – там, где трудно, там трудно, значит, напрягись, значит, старайся решать вопрос церковно, найди духовника, прилепись к нему, решай с ним свои проблемы, и с Божьей помощью ответ найдется.

– Существует такое мнение, что если ты не вступил в брак до 30 лет, то надо идти в монастырь. Правильно ли это?

– Нет, никакого возрастного ценза нет. Очень многие женятся после 30 лет. Так что это какая-то заморочка.

– У моей лучшей подруги есть замечательный юноша, спустя год прекрасных отношений они согрешили, но она ни о чем не жалеет. Это грех или норма современного мира?

– К сожалению, норма современного мира – это грех. Дай Бог, чтобы у них всё наладилось и устроилось, но это большая беда. Я начал с того, что грех – он либо когда-то догонит, либо ты в нем каешься так, что ты его совсем преодолеваешь. Но нужно так каяться, чтобы от тебя искры сыпались, или, может, он когда-то проявится, как – неизвестно. Лукавый – это особая личность, не лишенная определенных творческих способностей, злодейская личность, и не предугадать, чего он придумает, какие приемы использует и как будет мстить. Он ничего не забывает, всё схвачено, то есть если это произошло, надо идти в храм, принести покаяние, раскаяться. Если действительно друг друга любят, то пускай создают семью, но это дело не шуточное, с лукавым в игрушки играть нельзя, он никаких ошибок не прощает.

Фото: Александр Филиппов

Видео: Виктор Аромштам

Поскольку вы здесь…

… у нас есть небольшая просьба. Все больше людей читают портал "Православие и мир", но средств для работы редакции очень мало. В отличие от многих СМИ, мы не делаем платную подписку. Мы убеждены в том, что проповедовать Христа за деньги нельзя.

Но. Правмир это ежедневные статьи, собственная новостная служба, это еженедельная стенгазета для храмов, это лекторий, собственные фото и видео, это редакторы, корректоры, хостинг и серверы, это ЧЕТЫРЕ издания Pravmir.ru, Neinvalid.ru, Matrony.ru, Pravmir.com. Так что вы можете понять, почему мы просим вашей помощи.

Например, 50 рублей в месяц – это много или мало? Чашка кофе? Для семейного бюджета – немного. Для Правмира – много.

Если каждый, кто читает Правмир, подпишется на 50 руб. в месяц, то сделает огромный вклад в возможность о семье и обществе.

Похожие статьи
О сексе до брака

Девственность до брака не сделает брак счастливым. Зачем же выполнять эту заповедь?

Что такое женская красота и почему ее обожествляют люди?

Господь создал такую сокровенную внутреннюю красоту, которая перед Ним Самим драгоценна, не только перед людьми. Господь…

Как православные студенты интеллектом мерялись

Интеллектуальный турнир являет жизнерадостный, человеческий и открытый образ Церкви

Дорогие друзья!

Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: