«Если долго терпишь – потом обязательно прорвет»

Дети шумят, не слушаются, родители кричат и шлепают. Слезы у детей, а у родителей муки раскаяния с элементами самобичевания: что ж такое, у нас столько «помощников» – мультиварки, посудомойки, комбайны – а всё равно устаем, срываемся! Как справиться с капризами детей и не загнать себя в угол, рассказывает протоиерей Александр Ильяшенко, отец двенадцати детей.

– Отец Александр, родители часто срываются на детей, потом раскаиваются, мучаются. Как терпеть, не срываться?

Протоиерей Александр Ильяшенко

– Здесь нужно отделить «терпеть» от «не срываться». Терпеть, сдерживаться – иногда тоже вариант решения проблемы, но не единственный и далеко не универсальный. Если ты всё время терпишь, терпишь, молчишь, молчишь, тебя потом всё равно прорвет, да еще раздражение выплеснется в более выраженной форме. Терпеть какие-то не нравящиеся нам поступки детей нельзя. Нужно реагировать сразу же. Только реагировать так, чтобы не тебя прорвало, а чтобы ты ситуацию прорвал.

Многим из нас для этого любви не хватает…

– Да не любви, а здравого смысла. Если ты знаешь, что ребенку нельзя что-то делать (а слово «нельзя» должно активно использоваться в родительском лексиконе), то об этом надо говорить. Спокойно, но твердо. «Нельзя, мой хороший, нельзя, я тебе сочувствую, но ничего не поделаешь!»

Ребенок начинает ныть, пытаться разжалобить: «Ну, папа…». Надо ответить, но без всякого раздражения, например: «Я знаю, что я папа». «Ну, папа», – раздается вновь… «Ты мне уже второй раз сказал, что я папа», – переходи в наступление, но помни о спокойствии. – «Раз нельзя, значит нельзя. Я бы и рад бы, да не могу». Родитель – он же взрослый человек и должен быть на полшага впереди ситуации.

– Вопрос, как сохранить эту здравость?

– Так надо учиться на своих ошибках. Раздражение идет от того, что ты пропускаешь удары. Оттого, что терпишь то, чего терпеть нельзя. С какой стати терпишь? С какой стати, допустим, ребенок капризничает? Понятно, что один раз потерпеть – ничего страшного. А 25 раз уже невозможно. Значит, нельзя и одного раза допускать. Пожалуйста, утешь, приголубь, поцелуй, переключи, поговори, сказку расскажи, каким-нибудь другим способом зубы заговори. Но человек должен твердо знать, что если чего-то нельзя, то нельзя.

У крестной моей матушки, мудрейшей женщины, отец был крупным юристом, и она постоянно цитировала его слова, что у детей, так же как у дикарей, законную власть имеет нормативная сила фактического. То есть факт становится нормой, законом. Если один раз разрешил, для ребенка это становится законом. Один раз не разрешил – тоже закон. Почему ты разрешаешь то, чего разрешать нельзя? Да, тебе сейчас проще отмахнуться: ну ладно, поступай, как хочешь. Хорошо, а что ты будешь делать, когда ребенок в 125-й раз станет поступать недолжным образом? Кто будет виноват? Здесь всё очень просто.

Но когда много детей со своими капризами, как быть? Как ваша матушка справлялась?

– Во-первых, у матушки – потрясающая энергия и невероятная жизненная сила. И как раз у нее любви на всех хватало и хватает всегда.

Еще важный момент – мамочка должна быть решительной. Однажды сын закапризничал, не захотел суп есть, хотя готов был есть вкусности. Матушка сказала ему несколько раз, а он сидит и капризничает. Тогда она надела ему эту тарелку с супом на голову. Причем решительно, с чувством собственного права. Она действительно была права. Ну что это за безобразие такое: мама готовит, старается. Всё происходило на даче, понятно, что дети – голодные, если не пообедают, потом будут бегать, клянчить, чтоб покормили. А каждого отдельно кормить в многодетной семье – роскошь, сил не хватит. Ребенок должен это понимать. Не хочешь понимать – вот тебе, пожалуйста.

Конечно, такие крутые меры должны быть исключительно редки. У нас такой случай произошел раз в жизни на всех двенадцать детей. И именно потому – сработал и запомнился.

1496672-0a7b6684bb283e26

– Как быть, если ребенок не слушается, родители издерганны и тарелку с супом хочется надеть постоянно?

– Значит, они что-то не так делают. Я, например, для себя сделал усилие и решил, что насильно своих детей кормить не буду. Голод не тетка, пирожка не подсунет. Не хочешь есть, не надо. Только чтоб без «перекусов». Здесь нужно проявлять железный характер.

Опять-таки, закон есть закон. Ты не ел за обедом, твое право, ты свободный человек свободной страны. Но помни, что будешь ждать до ужина. А то думаешь, ты молодец, хозяин жизни, сейчас не хочу есть, через 15 минут хочу. Ничего подобного. Должна быть разумная, оправданная строгость.

«Детей надо баловать, тогда из них вырастут настоящие разбойники», – говорила атаманша в «Снежной королеве» Евгения Шварца. Вот все и балуют детей. А с какой стати?

Пока он маленький, ты его балуешь, потому что не понимает? Правильно, не понимает и не может. Но если ты его не учишь, тогда как он должен правильно понять что-то? С самого младенчества он начинает тянуть ручки к тому, к чему нельзя. Повторяю, «нельзя» должно быть очень мягким, но равноправным словом в общении с малышом.

Можно же мягко сказать: «Нельзя, мой хороший, дай я тебе ручку поцелую, такую хорошенькую, пухленькую. Ты молодец, умница, но нельзя, мой хороший, нельзя». И он начинает понимать, что нельзя, а что можно. Он же исследует мир и действительно ничего не понимает. Вот он тянет, допустим, ручку к горячей чашке. Что, не говорить «нельзя», дать попробовать обжечься?

А когда много маленьких детей?

– Ничего подобного, много маленьких детей не бывает. Когда родившийся малыш плюс малыш перед ним – маленькие, тогда уже первые – большие. Маленьких детей в семье бывает один-два, а остальные – уже получается большие. Если ты детей с младенчества к порядку приучаешь, значит, старшие становятся прекрасными воспитателями для младших.

Допустим, если в семье пять детей, а старшему лет восемь, а то и девять, – извините, это совсем не маленький ребенок. К нему можно относиться, как ко взрослому человеку. Он и сам этого хочет. Конечно, ребенок есть ребенок и нельзя на него всю взрослую нагрузку наваливать. Но какую-то часть этой нагрузки он вполне может нести. Не целый день: ведь ему и играть надо, и отдыхать надо, и развлекаться, и с книжкой посидеть. Но он вполне может, скажем, заниматься с малышом.

Конечно, надо его и попросить, и по головке погладить, сказать: «Пожалуйста, посиди, я понимаю, что у тебя есть и свои дела, но я не успеваю, так что прошу тебя. Будет плакать – покачай». Если ты к человеку относишься по-человечески, а это очень важно, то он и раскрывается, и готов тебе помогать. Ребеночек обычно охотно берется за поручение, особенно если к нему относиться с уважением.

Да, по поводу порядка. Его реально соблюдать в семье, где есть дети?

– Да, иначе невозможно жить, ведь большинство семей проживают в городских квартирах, а не в загородных коттеджах с прислугой. Мы периодически все игрушки, например, убирали куда-нибудь. Дети разбрасывают, не кладут на место изо дня в день, вот мы и убирали повыше. Всё, игрушек нет, беспорядка нет.

Мама – существо и перегруженное, с одной стороны, и главное – очень часто непоследовательное и излишне мягкое. От перегрузки никуда не денешься, а от мягкотелости надо избавляться. Если у мамы четкость, то значит и в семье будет четкость. Если мама несобранна, расслабленна, то все дети расслабленные, и семье плохо. Так и будешь кричать на них всё время.

А если ты теряешь самообладание, тогда встань в угол на 15 минут. Выбери самый уютный уголок в доме, и всё: «Не трогайте меня, я стою в углу».

IMG_28871

– Как ваша жена всё успевала?

– Мария Евгеньевна  очень четкий и, главное, очень быстрый человек. И всегда она шла на полшага впереди ситуации. Встать, приготовить еду, пока все спят, и так далее…

Конечно, не всё всегда успевалось, бывали «запарки». Например, пока дети маленькие, всех надо одеть. Очень трудно. А когда уже подрастают, тогда старшие одеваются сами, могут и маленьким помочь. Со временем в чем-то становится легче, потому что старшие дети берут на себя значительную часть нагрузки. Конечно, нужно их правильно ориентировать и самим правильно ориентироваться.

Классический пример современного отношения мамы к ребенку я недавно видел в плацкартном вагоне. Я сидел за боковым столиком. А в купе на нижней полке разместилась мама, уютно устроившись с рукоделием. Ее сын, мальчонка лет семи-восьми, сам забрался на верхнюю полку, где спокойно самостоятельно играл час-полтора.

Пришло время укладывать его спать. Мама отложила рукоделие, подошла к ребенку и сняла с него носки. Наверное, для мамочки это привычная норма, а я чуть с лавки не свалился. Вроде бы такой здоровый мальчишка, но когда же он сам начнет носки снимать, скажите, пожалуйста? Или его жена тоже будет ему носки снимать? О чем думает эта мама? Ей, конечно, проще одним движением подойти и решить вопрос. Не надо говорить, порой по нескольку раз: «Сынок, сними носочки». Но что же это за воспитание!

Всё, что ребенок может делать сам, он должен делать сам. Пусть это будет дольше, гораздо дольше, пусть с родительской помощью. Но зато, когда он чуть-чуть подрастет, будет тебе помощником, будет себя чувствовать самостоятельным человеком.

Бывало, что Мария Евгеньевна говорила: «Всё, я устала, у меня нет сил»?

– Нет, она так не говорила. Конечно, физическая усталость была огромная. Но она не позволяла внешней усталости перерасти во внутреннюю, душевную – у нее волевой характер и сильный дух.

С другой стороны, и время тогда было другое, так что не нужно казнить себя мамам, которые сегодня чувствуют внутреннюю усталость. Сейчас труднее, потому что изменился ритм жизни, изменилась экология, всё вокруг давит со страшной силой на человека, на его психику. И поэтому люди просто изнемогают еще и по таким вот внешним причинам: воздух не тот, вода не та.

Наше поколение росло в других условиях: нормальный воздух, нормальная природа, нормальное питание. Так что, может быть, мы были немножко покрепче физически.

Хочется от всей души пожелать мамам, чтобы больше гуляли, чтобы больше времени проводили на воздухе. Хотя сейчас это всё упирается в большие деньги. Попробуй вывези семью куда-нибудь за город, когда «загорода» нет. Все застроено, никуда не пройдешь, не проедешь. Чтобы куда-нибудь пробраться, нужен либо автомобиль, либо несколько автомобилей, если семья большая, либо ехать на перекладных, что очень трудно, поскольку в электричках давка, и к тому же теперь это тоже не дешевый вид транспорта.

Кроме того, нужно стараться посещать музеи, организовывать прогулки по интересным местам. Мы вот, бывало, выбирались с детьми достаточно далеко. Например, уезжали на электричке куда-нибудь, а дальше ехали на велосипедах. Необходимо интересное совместное делание.

С другой стороны, не нужно перегружать ребенка. Ему должно быть хорошо. Так же, как в храме должно быть хорошо, – об этом хорошо помнить верующим родителям. Ведь ты в храм всё-таки не для себя пришел, а для ребенка. Значит, ему хорошо – стойте, молитесь. Устал, закапризничал – значит, надо поскорее уйти.

Важно учиться на своих ошибках, быть хотя бы на полшага впереди событий, просчитывать возможное развитие ситуации, тогда у мамы будет меньше срывов, а значит, будет больше душевного равновесия. Тогда и дети будут спокойные и здоровые, потому что спокойствие матери – здоровье ребенка.


Читайте также:

Понравилась статья? Помоги сайту!
Правмир существует на ваши пожертвования.
Ваша помощь значит, что мы сможем сделать больше!
Любая сумма
Автоплатёж  
Пожертвования осуществляются через платёжный сервис CloudPayments.
Комментарии
Похожие статьи
Просишь его, а он не слышит!

Почему мы хотим от детей одно, а получаем другое - рассказывает психолог и педагог Дима Зицер

Российских родителей можно безошибочно узнать по крику на детей

Дочке два с половиной года, но две недели назад я начала её бить...

Прочитав это письмо, я перестала кричать на детей

Обычно я не испытываю материнского чувства вины, но в то утро я почувствовала себя ужасной матерью