Протоиерей Федор Бородин: Компьютерные игры надо не запрещать, но строго контролировать

Разговор об игровой зависимости продолжает протоиерей Федор Бородин, настоятель храма святых бессребреников Космы и Дамиана на Маросейке (Москва), отец восьмерых детей.

Когда жизнь кажется серой

Протоиерей Федор Бородин

К сожалению, сегодняшние христиане оказались перед принципиально новыми вызовами, новыми изобретениями врага нашего спасения. Например, никогда ни одно поколение людей, живших на Земле, не имело такого агрессивного вмешательства в жизнь человека со стороны разврата. Если говорить аскетическим языком – со стороны беса блуда, поскольку даже те места, где собирались развратные люди, были закрыты, и для того, чтобы туда попасть, надо было принять решение и приложить какие-то усилия.

Сейчас на душевно неподготовленного и не ищущего подобное человека вываливается страшная информация, которая хорошо определена словами из известной молитвы: «душетленныя страсти телесныя» – разрывающие душу телесные страсти. Это первый вызов.

Также мы столкнулись с вызовом компьютерной зависимости, игровой зависимости – такого искушения в такой степени не знало ни одно поколение христиан. Дело в том, что подростку предлагают продукт, приготовленный высочайшими профессионалами, которые специально получают большие деньги и придумывают, как подростка завлечь в эти игры.

Как 12-летний или 14-летний парень не может противостоять 30-летнему профессиональному боксеру, так же точно молодая душа не может противостоять этому искушению в должной степени, просто нет сил.

Слишком красочно, слишком интересно. Это накладывается на то, что для подростка в его переходном возрасте обыденная жизнь кажется бесконечно скучной и серой.

И вот на фоне этого разочарования в привычной системе ценностей, в родителях, ему вдруг предлагается такой мир, где все красочно, красиво, где он может быть первым, может быть победителем, где все очень интересно, где, даже играя онлайн с другими людьми, он не выглядит зеленым сопляком, который ссутулился у компьютера, а выглядит удачливым богатырем.

Сразу целый комплекс человеческих страстей подвергается в человеке массированной атаке. Поскольку мы, взрослые люди, в свое время не проходили этого бедствия, то и оказались не готовы – у нас не было такого соблазна, у нас не было такого искушения, у нас не было такой борьбы.

Мы или проглядели поколение наших подростков, что очень часто, к сожалению, бывает даже у очень высокоинтеллектуальных, начитанных, духовно образованных и прекрасных людей, или мы просто обвиняем их и не понимаем, насколько это тяжело преодолеть.

Если офицер не может не играть, то что могут дети

Я могу проиллюстрировать это. Не так давно командира одной крупной войсковой части сняли с должности за то, что он привел свое подразделение в почти полную разруху, потому что с утра после пятиминутной раздачи приказов запирался у себя в кабинете и играл в онлайн-танки. Это действующий офицер, и у него не хватило силы воли преодолеть зависимость.

У меня есть несколько знакомых, у которых семья или на грани разрушения, или уже разрушилась из-за компьютерных игр онлайн. Речь о людях, которым по 45, по 47 лет – взрослые опытные сильные мужчины, достаточно успешные, которые не смогли это преодолеть.

Играющие люди просто выпадают из реальной жизни. Как-то я приехал на день рождения одного дорогого мне человека моего возраста, на этом дне рождения было порядка 15 человек, и вдруг двое из приглашенных, мужчины на пятом десятке, в разговоре друг с другом выяснили, что они оба играют в танки онлайн. И они начали громко это обсуждать, настолько, что все остальные не смогли больше ни о чем говорить.

Мы сначала думали, что они шутят. Разговор остановился, а они этого даже не заметили, пока в течение 40 минут не выяснили все, что касается оборудования танков, одержанных побед, стратегий и прочее. Причем там сидела жена одного из них, она просто плакала, а потом мне сказала: «Я так живу».

Люди, взрослые люди, оказались совершенно выпадающими из реальности, не понимающими, что они причиняют боль. Это как алкоголизм, преступная радость на стороне за счет боли любимых людей.

В доме ничего не делается, работа не работается, потому что там, в виртуале, интересно, там он герой.

Если речь о детях, должно быть достаточно жесткое вмешательство родителей. Если ребенок стал зависимым, он будет проходить практически наркотические ломки, может быть, даже ненавидеть в какой-то период родителей, но его необходимо ограничивать от этого, потому что сам он этого сделать не может.  

Полностью оградить ребенка от компьютера нельзя, да и не нужно: даже само школьное обучение связано с компьютером, даже дневник – электронный, да и потом компьютер необходим в различной профессиональной деятельности. Какая-то действительно небольшая часть полезного общения происходит через социальные сети. Поэтому задача нас, родителей, очень сильно и жестко это дозировать.

Но ни в коем случае специально не запрещать. Я очень много раз сталкивался с тем, когда родители полностью ограничивают ребенка, а потом где-то у друзей, получая возможность играть, он просто срывается, как пьяница – в запой.

Протоиерей Федор Бородин с семьей. Фото: Анна Гальперина

Не запрещать, а учить пользоваться компьютером

Наша задача – воспитать в ребенке умение пользоваться компьютером и противостоять его соблазнам. Совершенно очевидно, что с каждым годом соблазны, которые предоставляет виртуальный мир, и качество «продуктов», и мощь нападения на душу человека будут только возрастать, потому что тут работают и получают за это очень хорошие деньги высококлассные профессионалы.

В одной московской гимназии родители при поступлении ребенка в школу подписывали обязательство, что он вообще не будет смотреть телевизор. Позднее завуч школы рассказывал: «Я однажды шел по городу у метро и увидел, что дети под проливным холодным дождем стоят у витрины магазина, где продавались телевизоры, и долго-долго смотрят те взрослые фильмы, которые там показывали, забыв обо всем». В этой школе было принято решение о том, что полностью запрещать смотреть нельзя, надо учить детей смотреть то, что нужно, что полезно и не вредно.

С компьютером такая же ситуация. Может быть, можно дать школьнику поиграть. У нас в семье есть «недельное время», когда ребенок играет час – один или максимум два раза в неделю; или один раз играет полтора часа. Мы контролируем, во что он играет. Например, в стратегию, которая не наносит такого большого урона душе человека, как стрелялки, и не вызывает у него агрессию.

Обязательно на домашнем компьютере должен стоять родительский контроль. Потому что иначе на маленького ребенка может вывалиться порнография, и она травмирует его душу, возможно, искалечит его будущую семью, потому что у него будет разрушена система ценностей.

Волю нужно воспитывать

Нам надо учить своих детей быть независимыми от того, что им пытаются навязать «высокие технологии». Чтобы они в этом мире были, как тот, кто совершенно не зависит от алкоголя: он ходит в магазине по отделу алкоголя в супермаркете, его ничего не цепляет, его ничего не трогает, ему не интересно, потому что для него это не является какой-то радостью и ценностью.

Нам надо воспитывать так детей, чтобы они к этому миру относились так же.

Поэтому действительно важно не дарить дорогие гаджеты, держать под абсолютным контролем, несмотря на любой бунт и протест, весь контент, который попадается на глаза ребенку, и очень жестко и в каких-то минимальных размерах давать ему понятные для нас игры в качестве просто прививки, чтобы он более спокойно к этому относился, но при этом не заражался. Мне кажется, это единственный выход.

Надо говорить о том, что есть великая наука аскетика, которая посвящена борьбе со страстями. Борьба со страстями начинается с укрепления воли человека – поэтому правила, поэтому посты, поэтому поклоны. Надо укреплять волю. Игры расслабляют волю человека, он, как пьяница, который видит бутылку, не может ничего с этим поделать, зашел в соцсеть, видит – игра, всё, он себе не принадлежит, воли нет.

Волю надо в себе воспитывать. Конечно, должен быть пример, потому что я недавно видел одну православную семью: ребенок своими делами занимается, папа и мама сидят каждый в своем экранчике на своем диванчике. Конечно, ребенок, когда вырастет, будет точно так же себя вести, как мама и папа.

Память о зависимости на всю жизнь

Даже если человек исцеляется от игромании, он останется зараженным на всю жизнь. Я помню, мы проходили курсы повышения квалификации для священнослужителей в православном монастыре, и к нам приходили два очень знаменитых нарколога, мужчина и женщина, с огромным стажем работы.

Очень интересную вещь сказал доктор наук, известный на всю страну нарколог: «Я пришел к вам, отцы, потому что понимаю: без вас мы не справимся. Раньше мы всегда считали, что есть человек и есть вещество, оно воздействует на человека. А теперь я понимаю, что есть воздействие на человека, есть человек, а вещества нет. Воздействие то же самое, поэтому я свидетельствую о том, что компьютер может стать абсолютным наркотиком и вызывать точно такие же реакции у человека».

Женщина-нарколог произнесла: «Я – алкоголик в ремиссии». Женщине около 60 лет, много лет она в профессии, доктор наук, работает в наркологическом центре, лечит от алкогольной зависимости людей. Мы ее спрашиваем: «Сколько вы не пили?» Отвечает, что 35 лет. Интересуемся: «Почему вы считаете, что вы в алкогольной зависимости?» Она говорит: «Потому что это во мне продолжает жить – я прохожу мимо ларька, или мимо магазина, или мимо стенда со спиртным и знаю, какое что на вкус, какой будет эффект. Все равно эта память во мне остается. Я вижу, сколько что стоит, что лучше, что качественно, что не качественно – я все равно продолжаю все это оценивать и во все это погружаться».

Поэтому, наверное, человек должен понять, что он нанес себе какую-то рану, шрам от которой не зарастет никогда и останется вечно, но уже тут ничего не сделаешь, с этим надо как-то дальше жить. Христианин умеет жить, смиряясь и зная, что в нем есть какие-то страсти.

Помоги Правмиру
Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!
Пожертвования осуществляются через платёжный сервис CloudPayments.
Похожие статьи
Поколение iGen: одинокие и инфантильные

Смартфон - последнее, что подростки видят перед сном, и первое – после пробуждения

Моя дочь – игроман

На 16 лет мы, не задумываясь, подарили ей планшет

Как спасти ребенка от игровой зависимости

История от нарколога, как один игроман спас другого и себя заодно

Дорогие друзья!

Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!