Работать до победного

Минтруд предложил как один из шагов усовершенствования пенсионной системы России лишить учителей и врачей права на досрочную пенсию. «Сначала людей лишают достойной зарплаты, а теперь еще и услады старости», - так реагируют на идеи ведомства пенсионные «льготники».
Работать до победного

Минтруд направил свое рекомендации правительству в письме, о чем недавно сообщило РБК. Ведомство также предложило отказаться от обязательной накопительной системы, переведя ее на добровольную основу. Сейчас министерство уточняет, что пока это просто рабочие документы, а не конкретные предложения.

Льготные пенсии ослабляют бюджет

Тем не менее, очередное озвучивание идеи о лишении учителей и врачей права на досрочную пенсию настораживает эти профессиональные сообщества. По идее Минтруда, это нужно делать постепенно – увеличивать стаж с нынешних 25-30 лет до 40 лет не сразу, а добавляя к этому пределу по три месяца в 2017-2020 годах, а потом, с 2021 года, -по шесть месяцев в год. Как отмечает РБК, это может затронуть 48 с лишним тысяч человек. А государство уже в 2017 году сэкономит 1,44 миллиарда рублей.

Право на досрочную пенсию врачи и педагоги получили еще в 1920-х годах. Работа эта была очень нужной для страны, а платили за нее мало. Поэтому было решено привлекать таким способом людей в эти профессии. Медицинские и педагогические работники могут выходить на пенсию, отработав 30 лет, а врачи, работающие в сельской местности, – при стаже в 25 лет. Кроме того, льготные ранние пенсии выдаются работникам вредных производств – к ним относили и врачей с учителями.

Прошло сто лет, но в ситуации мало что изменилось. Врачи и учителя до сих пор не стали у нас высокооплачиваемыми профессиями, какими бы отчетами не радовали нас официальные власти. При этом мысли срезать право раннего выхода на пенсию рождались и ранее. В 2012 году департаментом образования Москвы был создан Институт гуманитарного развития мегаполиса (ИГРМ) – он выступал в роли эксперта-советника органов госвласти. Тогда Институт предложил Министерству труда начать пенсионную реформу с постепенной отмены досрочных пенсий для сотрудников вредных производств. Логика предложения была в том, что тогда досрочников насчитывалось до 10 млн человек, а на их содержание уходило около трети дефицита Пенсионного фонда РФ. Но многие из тех, кто получали раннюю пенсию, ею не пользовались, а продолжали работать. Правда, эксперты предлагали компромисс: если уж лишать льготников их ранних пенсий, то компенсировать это повышением зарплат.

dreamstime_xl_55327360

Уже позже похожие предложения стали появляться вновь. Например, – чтобы получить льготную пенсию, нужно еще заработать профзаболевание, то есть доказать, что ты льготник. А свою досрочную пенсию такой работник должен получать не от государства, а из неких корпоративных негосударственных пенсионных систем, то есть этим должны озаботиться работодатели. Однако противники таких идей отмечали, что отмена льготных пенсий приведет к тому, что и без того непростые профессии, со сложными условиями труда и низкой зарплатой, вообще перестанут привлекать к себе интерес молодежи, и на место нынешних врачей и учителей никто не придет.

«Пенсионная система нуждается в перезагрузке»

Корпоративные пенсионные системы, действительно, надо развивать, но пока они есть только у Газпрома и РЖД, отмечает экономист Никита Масленников, ведущий эксперт Института современного развития. Значит, надо думать о других путях решения проблемы. Увеличение пенсионного возраста можно делать на основе четких расчетов.

Никита Масленников. Фото: Глеб Щелкунов/Коммерсантъ

Никита Масленников. Фото: Глеб Щелкунов/Коммерсантъ

«Некоторые категории бюджетников, действительно, имеют право выйти на пенсию раньше. Но они часто продолжают трудовую деятельность, потому что в силах и способны на активную трудовую жизнь, – отмечает Никита Масленников. – А досрочные пенсии – это серьезно для экономики, большая нагрузка на Пенсионный фонд России. Выходить сегодня в другую экономику из текущей рецессии, в экономику, которая бы дала рост, невозможно без структурных реформ, и первая тут, конечно, пенсионная реформа. Поэтому по ней и много предложений. Но Минтруд пытается иногда бежать впереди паровоза, выдвигая сомнительные идеи. Я не думаю, что стоит сейчас сокращать доходы населения. Наоборот, нужно дать возможность людям больше зарабатывать».

Эксперт полагает, что тогда можно было бы пересматривать возрастные границы для досрочной пенсии, чуть сдвигая их ближе к единому пенсионному возрасту.

Пока же люди и без того ослаблены кризисом. «В режим экономии перешли до 80 процентов населения, и это чаще средний класс. Последний месяц, правда, наблюдается торможение падения реальных доходов населения. Но зато видно падение уровня торговли, – отмечает Никита Масленников. – Это указывает на то, что у людей явный недостаток элементарных средств, мы тратим все меньше. В такой ситуации упражнения из серии «где-то подлатаем, где-то уберем» неверны».

Экономист полагает, что постепенную отмену ранних пенсий можно провести для молодых учителей и врачей, а вот к тем, кто выходит на пенсию сейчас, надо подходить гибко. «Есть еще предложения не платить работающим пенсионерам, но тогда надо пересмотреть Конституцию. Вообще, в целом я эти идеи воспринимаю как начало широкой дискуссии по пенсионной системе. Думаю, предложений еще будет не один десяток, и даже покруче. Но отдельные предложения приниматься не будут. Пенсионная система нуждается в капитальной перезагрузке».

Права – только у вредных!

Анна Землянухина. Фото: vk.com

Анна Землянухина. Фото: vk.com

Никита Масленников полагает, что предложение об отмене ранних пенсий не будет принято. А вот врачи говорят, что оно уже не за горами – на местах их уже лишают статуса вредного производства. А ведь это одно из условий раннего выхода на пенсию. «Уже видна тенденция – снимают вредность с учителей и врачей. По всей России проводят оценку условий труда в учреждениях и снимают вредность с производства», – рассказывает Анна Землянухина, зампред горкома профсоюза работников здравоохранения «Действие».

«За последние 9 месяцев почти везде прошли комиссии по СОУТ (специальная оценка условий труда) , – говорит Алексей Кащеев, врач-нейрохирург, кандидат медицинских наук. – Путем разных хитрых подтасовок, некорректного заполнения документации и других нарушений во многих учреждениях с врачей и медсестер сняли вредность. Это вызывало недовольство. Но поскольку профсоюзы медработников чаще полностью контролируются учреждениями, сделать с этим никто ничего не смог. Там, где собирались инициативные группы, возражали и протестовали, им угрожали, а некоторых и уволили. В итоге людей вынудили эти условия принять».

Доходило до абсурдных вещей, рассказывает Алексей Кащеев. С рентгенологов сняли вредность за лучевую нагрузку. С хирургов, которые имеют риск заразиться при операции инфекционными заболеваниями, например, гепатитом С, тоже сняли вредность. То же самое – у медсестер. «За счет этого у них изменили такие вещи, как ранний выход на пенсию, укороченный рабочий день, сняли премии. Почти всех лишили удлиненного отпуска. Например, большинству хирургов положено 63 отпускных дня, но теперь им дают только 28 дней».

Пока вредность остается только у врачей, работающих с туберкулезом, и в психиатрии. В итоге, отмечает Анна Землянухина, фактически у врачей и так уже не осталось права раннего выхода на пенсию. «При этом психоэмоциональная нагрузка только возрастает. Пациенты требовательные, на работе тоже требования повышаются. Люди будут раньше выгорать. Это будет отрицательно сказываться на работе».

«Я не понимаю, чем может быть обоснован отказ от досрочной пенсии для педагогов и врачей, – поделился своим мнением Андрей Демидов, сопредседатель Профсоюза «Учитель». – Основанием, чтобы в свое время ее установить для этих категорий было то, что труд учителя характеризуется повышенной эмоциональной напряженностью, нагрузкой. Есть и профзаболевания у учителей, например, нагрузка на голосовой аппарат, опорно-двигательный аппарат. Если бы нам доказали, что все эти факторы вдруг устранились и у нас уже не вредная работа, это можно было бы обсуждать. Но это не так. Так что пока это выглядит как бюджетная экономика: денег нет – значит, и пенсий не будет. Мы категорически против, и будем проводить протестную кампанию, если эти планы будут реализовываться».

«На пенсию не рассчитываю»

Андрей Демидов. Фото: openrussia.org

Андрей Демидов. Фото: openrussia.org

Андрей Демидов, кстати, отмечает, что сейчас у учителей нагрузка еще больше, чем раньше. Введение электронных средств не облегчает, а осложняет работу – это дополнительная нагрузка и на зрение, и на психику. «Тут даже надо подумать, не добавить ли вредности! Педагог работает в более сложном техническом поле».

Представитель педагогического профсоюза убежден, что людям нужно дать выбор – или работать, или выходить на пенсию. Но при этом человек должен иметь возможность существовать на эту пенсию! «В школе серьезные нагрузки, и если мы не хотим, чтобы люди умирали на рабочем месте, нужно ограничивать возраст педагога для работы. Но это можно делать только тогда, когда зарплата и пенсия будут на достойном уровне».

Ну а пока учителя в большинстве своем не стремятся воспользоваться правом на льготную пенсию, а работают до предела. «Если бы в них не было нужды, их бы не держали на работе. Большой процент пенсионеров-учителей – это не заслуга, а беда», – замечает Андрей Демидов. Очевидно, что большинство бы предпочли спокойно выйти на пенсию и восстанавливать здоровье. Ведь с годами сложно выдерживать нагрузки, и эмоциональное выгорание никто не отменял. Но ни пенсия, ни зарплата не обеспечивает поддержание жизни – можно прожить только на оба этих источника финансирования, или же работать на нескольких ставках.

А если представить , что пенсионеры уйдут на положенную им пенсию, школа окажется в вакууме. «Работать станет некому. Сразу выбросим 20 процентов учителей. Так что планы еще и отменить выплаты пенсий работающим пенсионерам могут подорвать ситуацию. Я думаю, выход только один: планомерно повышать размеры пенсии и коэффициент замещения – ту долю заработка, которую эта пенсия замещает. А административно запрещать что-то – очень опасно. Это приведет к катастрофе и образовательной, и социальной».

Профессор Павел Воробьев. Фото: mgnot.ru

Профессор Павел Воробьев. Фото: mgnot.ru

Павел Воробьев, завкафедрой гематологии и гериатрии Первого МГМУ имени Сеченова, доктор медицинских наук, член исполкома Пироговского движения врачей России, считает, что отмена льготных пенсий станет очередным обманом людей, которые, приходя в профессию, рассчитывали на нее. В то же время переносить возраст выхода на пенсию на 7-10 лет все же нужно – потому что специалисты и в 60 лет еще могут работать и работать, а их выгоняют , они заболевают и умирают. Но это можно делать для тех врачей, кто только входит в профессию, а не для тех, кто уже отработал много лет и подходит к льготному пенсионному возрасту.

«В мире вообще нет такой практики, как ранний выход на пенсию, – отмечает профессор Воробьев. – Там есть охрана труда, которая гарантирует, что работа безвредна. И там, если даже врач работает 24 часа в сутки, он и получает большие деньги. А у нас врач получает нищенскую зарплату, рассчитывая, что будет скоро на пенсии копать огород. Но теперь его хотят лишить и этого. Сначала не дали достойных денег, а потом лишили услады старости. Это несправедливо».
Алексей Кащеев в свои 29 лет замечает, что даже не надеется прожить на пенсию в будущем. «Мое знание медицины и наших реалий подсказывает, что если я доживу до пенсии, то я окажусь обманут государством к этому времени еще не раз. Я на пенсию не рассчитываю, и даже не знаю, во сколько лет я должен выходить на пенсию. Я не настроен играть с шулером».

Российские медики и так находятся в ситуации низкой оплаты труда, а отмена ранней пенсии станет для них еще одним демотивирующим фактором, полагает Андрей Кащеев. Причем ситуация больше всего ударит по медсестрам – по среднему персоналу. «Всегда существовала доплата за вредность в реанимационных отделениях. Там тяжелый физический труд, медсестр переворачивают больных. Врач еще может себя прокормить, а пенсия для медсестры актуальна. Если сейчас отменить эти ранние пенсионные выплаты, людям будет совсем трудно».

Кащеев справедливо замечает, что в некоторых европейских странах, допустим, после достижения определенного возраста запрещено работать хирургом. Но врач, выходя на пенсионное обеспечение в Европе или США, может жить на это пособие и не волноваться о своем финансовом благополучии. «А в России врач вынужден работать до победного конца, пока его не уволят или он не умрет на рабочем месте».

Ольга Демичева. Фото: osenina.ru

Ольга Демичева. Фото: osenina.ru

И действительно умирают. «Многие устают. Я вижу это по своим коллегам. Многим уже трудно ходить, у кого-то ишемическая болезнь сердца, у кого-то что-то еще. Вспомните, как на работе умирали и хирурги, и медсестры», – говорит эндокринолог Ольга Демичева. У Ольги стаж в разы больше, чем у коллеги Кащеева, она отработала в медицине 34 года, но ее позиция такая же: люди работают, лишь бы не остаться с одной нищенской пенсией, хотя по здоровью давно бы с радостью ушли на отдых. Но отменять раннюю пенсию нельзя: многих врачей в ходе реформы сейчас увольняют, и чаще это те, кто уже выработал свой стаж, а обычной пенсии еще не достиг по возрасту. В итоге возможность выйти на пенсию досрочно для этих профессий очень важна. Иначе человек просто останется за бортом.

«Те же артисты балета или спортсмены – они тоже рано выходят на пенсию, не достигая среднего по стране пенсионного возраста. Это связано с тем, что они не могут выполнять качественно свои обязанности в силу своих возрастных изменений. То же самое и с врачами, и с учителями. Особенно в стационаре, в муниципальных звеньях здравоохранения, в муниципальном образовании – люди работают на износ. Работа тяжелая. Зарплаты невысокие. Для учителей, и для врачей их работа – это, скорее, миссия, в некотором смысле служение.

Так что, на мой взгляд, цивилизованное государство должно быть благодарно людям, которые отдали много лет своей жизни такому изнуряющему, выматывающему труду. У врачей и учителей количество стрессов за всю их жизнь очень велико. У них больше мера ответственности, которую они несут за чужие жизни. И они редко успевают много пожить на пенсии, отдыхая. Поэтому отнимать это право нельзя. Если государство дорожит и здоровьем общества, и уровнем образования, оно должно беречь тех, кто посвящает этому жизнь».

Понравилась статья? Помоги сайту!
Правмир существует на ваши пожертвования.
Ваша помощь значит, что мы сможем сделать больше!
Любая сумма
Автоплатёж  
Пожертвования осуществляются через платёжный сервис CloudPayments.
Комментарии
Похожие статьи
Иеромонах Феодорит (Сеньчуков): Есть народная медицина, а есть шарлатаны

Потому что если человек лечит травами, это хорошо, а если заговорами — то это уже оккультизм

Антон Родионов: Лицензии целителям — попытка собрать с них налоги

Речь идет не о признании "знахарей и целителей", а лишь о попытке организованно стричь с них…

СМИ: Минфин предложил вдвое урезать повышение зарплат медикам

В следующем году правительство обсудит возможность возвращения к предыдущим темпам роста