Рассказ фронтовика

Памяти новопреставленного раба Божия Виктора

1 Марта 2010 отошел ко Господу мой отец, ветеран Великой Отечественной войны, Виктор Иванович Таганов. Ему было без малого 88 лет. В этой, по нынешним меркам,  огромной и полной событиями жизни Отечественная война была временем его молодости, становления, первых ответственных решений. Вкратце опишу его военную биографию…

В детстве он увлекался авиацией и посещал аэроклуб. Когда началась война, его из г. Харькова призвали в авиационное училище. Согласно призывным планам, он должен был стать летчиком.  Но вскоре советскому командованию стало очевидно, что после внезапных ударов немцев в июне 1941 года самолетов у наших войск осталось гораздо меньше, чем летчиков. Поэтому моего отца и многих его друзей-одноклубников спешно направили в Сретенское артиллерийское училище, где он получил офицерское звание и дальше служил Родине в качестве офицера-артиллериста.

Его боевой путь  начался на северном фасе Курской дуги летом 1943 г., где он стал командиром минометного взвода. Тогда – мне это трудно себе представить –  отцу было всего 21 год…

Как свидетельствует его военный билет, лейтенант Таганов начал воевать  в составе 43-го Даурского стрелкового полка 106-й Забайкальской стрелковой дивизии 65-й армии Центрального фронта. Полком командовал Герой Советского Союза И.М.Матюгин, в прошлом дальневосточный офицер-пограничник.

Звание Героя И.М.Матюгин получил при форсировании Днепра. Мой отец в скором времени стал командиром минометной батареи – его предшественника по должности, лейтенанта Хабика, и еще нескольких офицеров и солдат, убило прямым попаданием снаряда в наблюдательный пункт.

В должности командира батареи 120-мм полковых минометов старший лейтенант В.И. Таганов продолжал воевать в составе Центрального, затем 1-го Украинского фронта.  В боях на Курской дуге он был ранен осколком и получил орден Красной звезды за то, что его батарея в одиночку разгромила целое соединение немецких самоходных артиллерийских установок «Фердинанд».

Затем он участвовал в освобождении Украины и Польши,  участвовал в Висло-Одерской операции, сражался на территории Германии, участвовал в штурме немецких городов, получил еще одно  ранение, был удостоен многих боевых медалей и впоследствии стал кавалером ордена Великой Отечественной войны I степени.  Войну он закончил у стен Берлина и Праги.

За несколько лет до кончины, когда здоровье отца это еще позволяло, я убедил его в память и назидание внукам и правнукам записать на видео некоторые воспоминания, в том числе и о войне. Предлагаю читателям сайта небольшой фрагмент из этих воспоминаний в моем пересказе.

* * *

Этот случай произошел на Курской дуге, когда отец уже командовал батареей. Шли позиционные бои. Наблюдательный пункт батареи располагался в кустах близ какого-то оврага. За оврагом – немцы, вся территория за наблюдательным пунктом простреливается. По дну оврага течет речка. И эта речка – единственный источник воды во всей округе, так как  из тыла воду привозят редко и в малых количествах. Все бойцы страдают от жажды, вода нужна для лошадей (минометы перевозили на конной тяге), для  оружия…  В один из знойных летних дней на батарее обсуждался вопрос, нельзя ли каким-нибудь образом достать воды из этой реки. Всем было ясно, что это смертельный риск.

«Тут, – вспоминал отец, – нашелся один отчаянный солдатик. – Ладно, говорит, слажу в овраг, может быть, пронесет… Помянете, если что. Давайте котелок. – Ему налили «для храбрости» фронтовых сто грамм из офицерской фляжки, и он полез. Все затихли, смотрят в бинокли.  Лезет, спускается, набирает воду… С той стороны – ничего, тишина. Пропустили.  Вылезает из оврага, все смотрим на него с удивлением и радостью – живой и с водой! Но тут, смотрим, по противоположному склону  оврага немец ползком спускается. И тоже с котелком… Ну, мы тоже пропустили его – ведь они только что могли и  по нашему очередь дать… Видно, им тоже очень пить захотелось» – посмеивался отец, рассказывая этот случай.

Так продолжалось несколько дней подряд. К воде поочередно спускались немцы и наши бойцы минометной батареи. Как-то само собой над этим участком фронта поутихла случайная стрельба, которой противники обычно «взбадривали» друг друга, сидя в укрытиях. На третий или четвертый день в расположение приехал по какому-то случаю командир полка. И при нем в очередной раз в овраг за водой полез немецкий солдат… Командир, разглядывая эту сцену в бинокль с наблюдательного пункта,  был вне себя: «Таганов, ты что, перемирие тут устроил?! Безобразие… К вечеру снайперов пришлю. Мы им покажем водичку…»

И к вечеру, действительно, прибыли снайперы. Следующий немецкий солдат так и остался лежать на склоне оврага с котелком в руке.  Дальше все шло как обычно на войне. Свистели пули, взрывались снаряды и бомбы.  И немцев, и наших одинаково подстерегала смерть.  Не происходило ничего особенного… Но на батарее отца в тот день у всех было подавленное настроение, о причинах которого никто никому не говорил…

* * *

Удивительно, но из всех фронтовых случаев именно эту историю отец вспоминал вместе с нами в феврале 2010 года, в самые последние дни своей земной жизни. Промысл Божий в отношении моего отца поражает своей  щедростью и милостью – пройдя огонь сражений, многократно побывав на волосок от смерти, он скончался в кругу семьи, окруженный внуками, на девятом десятке лет. А по поводу этой истории с водой он, уже почти не владея голосом, все же сказал: «Человечность должна быть везде».

Пусть эти слова, подтвержденные его фронтовым мужеством и доблестью,  послужат добрым свидетельством о жизни раба Божия Виктора пред Богом, наименовавшем миротворцев Своими сынами…

Читайте также:

Монах Самуил: «На Курской дуге я был с самого первого дня»

Чтобы не умереть, надо быть человеком в любых обстоятельствах. Блокадный Ленинград

Помоги Правмиру
Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!
Пожертвования осуществляются через платёжный сервис CloudPayments.
Похожие статьи
Протодиакон Николай Попович об атеистах в окопах, несвятом Сталине и красоте христианства (+Видео)

Раненый, чуть не умер от жажды. Уже когда стал верующим и прочитал, как Господь говорит: «Жажду»,…

Светлана Алексиевич: Знайте, сегодня время одиночества

И никто не освободит человека от личной одинокой работы над своей жизнью

В Москве в связи с Днем памяти и скорби зажгли 1418 свечей

Памятные мероприятия проходят в 20 тысячах населенных пунктов России и 80 странах мира

Дорогие друзья!

Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!