Разборки с оппозицией

|

Писатель, драматург, режиссёр, телеведущий Андрей Максимов о пропаганде и оппозиции

Андрей Максимов. Фото Дмитрия Брикмана

Не, не, не — это все мои личные разборки, правда. Внутренние, так сказать. Не могу про оппозицию понять.

Люди симпатичные, интеллигентные такие, талантливые есть, многие — приятные. Но как-то жизнь моя подсказывает, что оппозиционер — то есть, борец с режимом — это человек, чья жизнь сильно ухудшается от того, что он борется со властью. Для меня пример оппозиционера — академик Сахаров, который, выступая против советской власти, потерял все. Но обрел себя. Чем и вошел в историю.

Нынешние же не только стали известны, благодаря своей борьбе (кто бы знал лидеров оппозиции, если бы не их борьба?), так еще и некоторые из них даже попали в список «Форбса». Так получается, что человек борется с той самой ситуацией в стране, благодаря которой он смог разбогатеть. За меня, наверное, волнуется, не иначе. Или это они так играют?

Сегодня оппозиционером быть выгодно и модно. Я давно говорю, что в нашей стране победила философия гламура, победила, причем, везде. Философия эта гласит следующее: если хочешь, чтобы жизнь твоя состоялась — стань богатым и знаменитым. Удивительная в России сложилась ситуация, при которой приход в оппозицию — это очень простой и верный способ стать и богатым и знаменитым. Даже, наверное, простейший.

А, с другой стороны, оппозиционеры иногда говорят вполне себе умные слова. И справедливые иногда. Вот, значит, и разбираюсь внутри себя.

Только тут надо сразу понять: такие времена на дворе, что люди, считающие себя интеллигентными, хорошо усвоили: про оппозицию, как про труп: или хорошо или никак. Потому как тот, кто критикует власть — он наш человек, кто смеется над ней за серьезный гонорар — тот просто наш-наш-наш. А кто ругает оппозицию — тот, значит, за власть, и тьфу на него три раза.

Я своими ушами слышал и своими глазами видел, как Ксения Собчак критически намекала Аркадию Мамонтову на то, что он — пропагандист. Мамонтова оставлю в стороне — ему и так достается в последнее время. У меня другой вопрос: а Собчак — кто?

Сначала она пропагандировала, как могла, гламурный образ жизни. Потом, с возрастом, переродилась мгновенно, и стала пропагандировать протестное движение. И вот ведь что интересно: если человек поменял свои взгляды на государственные — он нехороший человек, предатель. А если гламурные — на протестные: он понял истину жизни.

Ксения Собчак пришла бороться с властью. Она сделала правильный выбор: улучшила свою жизнь. Раньше делала «Блондинку в шоколаде» и «Дом-2». Теперь «Собчак живьем», и еще что-то. (Каюсь: за тем, что она делает, слежу не очень внимательно).

Когда человек улучшает свою жизнь — это хорошо и правильно. Для меня вопрос другой: почему я должен верить Ксении Собчак, когда она ругает власть, помогающую ей в любых обстоятельствах жить на виду, богато и привольно?

Я смотрю оппозиционные каналы и слушаю оппозиционное радио. Так там пропаганды не меньше, чем на госканалах. Если не больше. Вот, например, новости. На госканалах начинают с Путина и Медведева. На оппозиционных — с Навального и «Пусси Райт». И человек, считающий себя интеллигентом, понимает: то, что про начальников — пропаганда, то, что про оппозицию — смелое заявление. Почему так?

Разговоры про то, что жизнь меняется к лучшему, — пропаганда. Разговоры про то, что жизнь меняется к худшему, — журналистика. Есть люди, уверенные, что первый вывод — правда. Есть те, кто убежден: правда — вывод второй.

По факту протестное движение массово за Москву выйти не может. В этом городе на акцию протеста собралось триста человек, в этом — пятьсот, в этом — аж тысяча.

Можно бы подумать: почему так? Может быть, действительно, людям надоели протесты, и люди нормально относятся к происходящему?

Но думать — не пропагандистское дело, за что бы пропаганда не агитировала. Пропаганда: это — крик, лозунг, девиз.

Дошло до того, что и власть и оппозиция выступали под одним и тем же лозунгом: «За честные выборы!» Смысл, конечно, вкладывали разный, но то, что оппозиция не может выработать свой позитивный лозунг — удивительно.

Еще мне очень нравится, как на оппозиционных каналах говорят про диктатуру. Прям так и говорят: диктатура у нас, и будем с ней бороться. Что ж это за диктатура, о которой можно запросто говорить по радио и по телевизору?

Если бы мне нравилось все, что делает власть, я б не разбирался тогда внутри себя. Мне многое не нравится. Не об этом речь. И я убежден: в любой нормальной стране должна быть оппозиция. Но мне бы хотелось, чтобы оппозиция боролась не только против, но и предлагала что-нибудь за.

А то, когда один из лидеров оппозиции на вопрос: «Ваша экономическая программа?» — отвечает: «Борьба с коррупцией», — я теряюсь. Мне хотелось бы конкретно узнать, как он собирается уничтожить ту российскую беду, которая насчитывает уже не первый век…

И последнее. Тем, кто сейчас надо мной начнет иронически и зло издеваться: мол, я продался кому-то и выступаю против оппозиции, отвечаю еще раз: я пытаюсь разобраться. Честно. Ощущение, что ты живешь между молотом и наковальней — неприятно. Хочется как-то разобраться, чтобы не раздавило.

Вот, собственно, и все.

Читайте также:

Think globally, act locally, или о хаосе, коррупции и интеллигенции

Спрос на смысл

Политический «молебен»

Поскольку вы здесь…

… у нас есть небольшая просьба. Все больше людей читают портал "Православие и мир", но средств для работы редакции очень мало. В отличие от многих СМИ, мы не делаем платную подписку. Мы убеждены в том, что проповедовать Христа за деньги нельзя.

Но. Правмир — это ежедневные статьи, собственная новостная служба, это еженедельная стенгазета для храмов, это лекторий, собственные фото и видео, это редакторы, корректоры, хостинг и серверы, это ЧЕТЫРЕ издания Pravmir.ru, Neinvalid.ru, Matrony.ru, Pravmir.com. Так что вы можете понять, почему мы просим вашей помощи.

Например, 50 рублей в месяц – это много или мало? Чашка кофе? Для семейного бюджета – немного. Для Правмира – много.

Если каждый, кто читает Правмир, подпишется на 50 руб. в месяц, то сделает огромный вклад в возможность нести слово о Христе, о православии, о смысле и жизни, о семье и обществе.

Похожие статьи
Александр Недоступ: Главное для медика – уметь сострадать

Рассказ кардиолога, начавшего дефибрилляцию в СССР и делавшего экспертизу смерти И. Сталина

Ребенок кричал “Спасите” 15 минут – никто не подошел

Что делать, если вам кажется, что вы - свидетель похищения

Дорогие друзья!

Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: