Разделение епархий: в древних церквях епископ был в каждом городе

Читайте также: Трудные вопросы разукрупнения епархий

В 2011 году произошло разделение нескольких крупных епархий Русской Православной Церкви: образованы новые епархии. Для чего делятся епархии и что произойдет по разделении?

© РИА Новости. Авто фото: Руслан Кривобок

Патриарх Московский и всея Руси Кирилл считает, что образование новых епархий путем деления уже существующих позволит управляющим ими архиереям стать ближе к народу и рядовому духовенству.

«Я радуюсь тому, что было принято решение об образовании двух новых епархий. Это даст нам возможность приблизить архиереев к народу, приблизить архиереев к духовенству, помочь архиерею, работая не в такой масштабной структуре, сосредоточиться на тех деталях, на которых, находясь “на высокой колокольне”, сосредоточиться нельзя», – сказал Патриарх Кирилл в своем выступлении на торжественном акте, посвященном 20-летию Саранской епархии (Мордовия).

«Если архиерей будет видеть вот эти тонкие прописи в общей картине, у него будет понимание того, что нужно делать, если эти прописи заполняются неправильно, или если они вообще покрываются темной краской», – добавил он.

«Очень важно, чтобы у архиерея было обостренное пастырское чувство, и чтобы было больше проникновения в реальную жизнь людей. Тогда и ответы пастырские будут более мудрыми и более эффективными».

Митрополит Саранский и Мордовский Варсонофий первым из архиереев просил разделить епархию на две:

“Наша задача — развивать миссионерскую, благотворительную, молодежную, катехизаторскую и педагогическую деятельность в благочиниях и на приходах, а это требует повышенного внимания епархиального архиерея к каждому приходу, к каждому благочинию. Одному архиерею, у которого в управлении находится триста приходов, всё это осуществить и проконтролировать невозможно. Нужна более активная работа архиерея с приходами, и с этой целью мы решили открыть две новые кафедры Разделив Мордовию на три епархии, мы решим основные наши проб­лемы. Новые епископы смогут более последовательно и внимательно работать с приходами. (из интервью Журналу Московской Патриархии).

Портал “Православие и мир”  обратился за разъяснением о процессе разукрупнения епархий к  пресс-секретарю Святейшего Патриарха Кирилла протоиерею Владимиру Вигилянскому.

– Дело в том, что в советское время увеличение количества епархий и архиереев было запрещено. В связи с этим, за прошедшие десятилетия накопилось огромное количество вопросов.

Увеличение же храмов за последние десятилетия, количество которых возросло на 20 тысяч, легло тяжким бременем на управления епархий. Епархии, в которых имеется 200, 300 и более храмов – очень трудны для управления. Епископ только за несколько лет может посетить на праздники свою паству и свои храмы. В тоже время есть некоторые епархии, от края до края которых насчитывается более тысячи километров, что, конечно, тоже никуда не годится.

Кроме того, у Церкви есть свои границы, которые не обязательно должны совпадать с административными. Для государственного управления административные границы выполняют свои функции, а у церковного управления задачи другие.

В древних Церквях епископ был в каждом городе. Само слово «митрополит» происходит от слова «метрополия» – город. Теперь же в епархиях есть города с количеством паствы в сотни тысяч, а в некоторых епархиях таких городов может быть несколько. Это не характерно для церковной традиции. В Греции, например, епископ есть в каждом городе. Маленькая 11-миллионная страна имеет около 100 епископов, соответственно числу греческих городов. Причем городки эти очень маленькие – то, что мы называем поселками городского типа, и в России таких десятки тысяч.

Реформа управления рассчитана на многие и многие годы, и ни Патриарх, ни Синод, конечно, не будут подходить к ней формально. Епископские кадры – это тоже непростая история. Там, где сейчас есть возможность – разделение будет продолжаться. Там, где такой возможности нет – этого не будет. Разделять епархии просто по формальным признакам и возможностям никто не намерен. Надо отметить, что увеличение числа епархий началось еще при патриархе Алексии. Если в первые годы его управления было, по-моему, 70 епископов, то потом их стало 120, 130. И сейчас этот процесс вполне естественно для Церкви продолжается.

В дореволюционной России епархиальное деление было связано с делением на губернии: одна губерния – одна епархия. Но надо учитывать, что население России в конце XIX века составляло 60 миллионов человек. Сейчас же оно в 2 раза больше. Кроме того, большая часть населения перебралась в города, что потянуло за собой проблему строительства в них храмов, а строительство храмов тянет за собой управленческий аппарат Церкви. И это тоже создает условия для естественного дробления.

– Сейчас много говорят о выстраивании Патриархом вертикали церковной власти и, в частности, высказываются мнения, что разделение епархий – часть этого плана, имея при этом ввиду ослабление роли епископов, которое возникнет в связи с несовпадением границ епархий с границами субъектов РФ, соответственно утраты связи епископов с местными властями, ну и вообще умельчением. То есть из самостоятельных фигур они якобы превратятся в винтики в церковном механизме. Как вы прокомментируете такие высказывания?

– Это совершенно бездумное утверждение. У меня очень много доводов для того, чтобы считать, что, наоборот, вертикаль власти ослабевает в связи с количеством епархий. Чем больше количество епископов, тем труднее ими управлять. С этой точки зрения приведенный аргумент полностью разбивается!

Кроме того, появились митрополичьи округа, например, в Средней Азии, в которых один митрополит управляет несколькими епархиями. Так что, наоборот, происходит противоположное явление.

Конечно, реформы управления подобного рода легко не делаются. Пройдут десятилетия, пока все уладится, и за это время будут, наверняка, и ошибки, и достижения. Но если мы, повторюсь, взглянем на поместные Церкви в других странах, например в Греции, то мы увидим, что Церковь не распадается от того, что там на маленькую страну приходится 100 епископов. Наоборот, они ближе к пастве, ближе к священнослужителям, ближе к народу.

Высказывают опасения, что не только административно, но, возможно, и финансово Церковь ослабеет. Это, конечно, будет, но ничего страшного, что же делать.

– Раздробление Екатеринбургской епархии совпало с переводом авторитетного в народе владыки Викентия в Среднюю Азию, что некоторые называют «ссылкой». Между этими событиями есть связь?

– Я вас уверяю, что, наоборот, хороший управленец из сильного места направляется в слабое для его возрождения. Он как раз становится руководителем целого митрополичьего округа (среднеазиатского). Митрополит Викентий прекрасно потрудился в Екатеринбургской епархии, сделав там огромные шаги и достигнув потрясающих успехов. И Церкви геополитически очень важно, чтобы православные в Средней Азии (а там много храмов, много православных людей, много русских) не чувствовали себя изгоями. Поэтому такой сильный и работоспособный человек там очень нужен. Слабого епископа туда бы никогда не послали. Наоборот, туда намеренно направили очень сильного, авторитетного епископа, дипломата, человека, который может и поддержать людей, паству, и быть представителем такой могущественной Церкви как Православная Церковь в Средней Азии.

Читайте также:

Трудные вопросы разукрупнения епархий

Создание в Русской Церкви новых епархий приблизит архиереев к народу – патриарх Кирилл

Епархии Русской Православной Церкви, образованные в 2009 – 2011 годах

Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.
Похожие статьи
Патриарх призвал духовенство к исполнительности

«Я не от своей мудрости говорю, а от мудрости всего епископата Русской Православной Церкви»

Патриарх Кирилл выразил соболезнования в связи с землетрясением в Мексике

«Молюсь Милостивому Богу об исцелении страждущих и утешении скорбящих, о даровании мексиканскому народу мужества и стойкости…

Патриарх Кирилл: Христианство возбуждает агрессию у не желающих отказаться от зла и неправды

Люди, которые пренебрегают вечными ценностями, становятся неспособными во благо употреблять и ценности мира сего

Дорогие друзья!

Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!